Тото Вольфф: К 2019 году трасса может быть изменена

Руководитель команды Mercedes Тото Вольфф прокомментировал выбор резины для квалификации и первого отрезка гонки и высказал своё мнение по поводу необходимости внести изменения в конфигурацию французской трассы.

Вопрос: Выбор резины для первого отрезка гонки был не вполне очевидным – какой логикой руководствовались в Mercedes?
Тото Вольфф: Интересно, что картина оказалась не такой, как мы предполагали. Мы думали, что в Red Bull попытаются квалифицироваться на UltraSoft, в Ferrari – на SuperSoft, как мы, но вышло наоборот. Просто у нас было несколько больше уверенности в ресурсе SuperSoft, поэтому мы решили, что эти шины будут правильным выбором для старта гонки. Да и разница в скорости между ними и UltraSoft не столь велика.

Вопрос: Скорость Mercedes на этой трассе объясняется тем, что она лучше подходит вашей машине, чем, например, монреальская? Или дело в новой версии силовой установки? Или, может быть, в резине?
Тото Вольфф: Думаю, что в течение последних недель нам удалось добиться определённого прогресса, мы лучше понимаем наши слабости, а также те аспекты, в которых мы сильны. Наверное, вы обратили внимание, что в субботу нам удалось сохранить примерно такие же отрывы от соперников, что были на вчерашних тренировках. Я вижу в этом своего рода позитивную тенденцию.

Вопрос: Некоторых гонщиков беспокоит конфигурация въезда на пит-лейн, ведь если завтра пойдёт дождь, то там может быть скользко – не опасаетесь ли вы возникновения опасных ситуаций?
Тото Вольфф: Я особенно чувствителен к такого рода моментам после того, что произошло на пит-лейн во время гонки DTM на Хунгароринге: там было несколько опасных происшествий, когда машины из-за аквапланирования сбили несколько человек, и они получили тяжёлые травмы. Если завтра будет дождь, то появится повод для волнений, но я полностью доверяю Чарли Уайтингу и его специалистам: разрешённый предел скорости на пит-лейн снижен, поэтому всё должно быть нормально.

Тем не менее, мы провели анализ происшествий, случившихся в Будапеште, и оказалось, что машина Эдоардо Мортара в момент инцидента двигалась со скоростью 40 км/ч, однако всё равно возник эффект аквапланирования. Но там всё-таки была другая ситуация… Что касается конфигурации въезда на пит-лейн и выезда с него, то могу предположить, что к следующему году она будет пересмотрена и изменена.

Вопрос: Если говорить о следующем годе: уже звучали мнения о том, что необходимо будет убрать шикану на прямой Mistral – что вы об этом думаете?
Тото Вольфф: Полностью согласен! Вчера мы пили кофе с Чейзом Кэри, наблюдая за тем, как по трассе ездят гонщики молодёжных серий, и я сказал ему, что надо избавиться от этой шиканы, тогда проходить 10-й поворот будет по-настоящему интересно, ведь скорости будут приближаться к 340-350 км/ч. Со времён моей гоночной карьеры я помню, как было классно нестись по этой длинной прямой, а потом поворачивать направо…

По-моему, если не будет шиканы, это создаст условия для обгонов, а скорости возрастут.

Вопрос: В пятницу многие болельщики не успели вовремя попасть на трассу из-за пробок, а в субботу были моменты, когда зрители не видели машин на трассе, поскольку команды экономили резину. Есть ли выход из этой ситуации? Может быть, надо, чтобы в распоряжении команд было больше комплектов шин, чтобы на трассе хотя бы что-то происходило, и люди могли хотя бы какое-то шоу увидеть?
Тото Вольфф: Надо войти в положение организаторов, это первый Гран При Франции за долгое время, но дороги какие есть, такие есть. Я не слышал, что сегодня повторились вчерашние проблемы с пробками, но у организаторов уже есть определённый опыт, и можно надеяться, что к следующему году проблема будет решена. Что касается работы на трассе, то да, если бы у нас было больше шин, мы бы ездили больше, и зрителям было бы интереснее.

Источник: f1news.ru

Гран При Франции: Прогноз погоды на гонку

В пятницу гонщики работали на сухой трассе, в субботу утром шел дождь, возможны осадки и по ходу гонки.

Гонщики отправятся на прогревочный круг в 16:10 по местному времени – и примерно в это же время прогноз обещает увеличение вероятности дождей и гроз.

Днём ожидается температура воздуха около +24С при переменной облачности и умеренном юго-западном ветре.

Источник: f1news.ru

С Ferrari сняли нарушение комендантского часа

Правила запрещают находиться на трассе сотрудникам команд, непосредственно связанных с обслуживанием машин, в период с 02:00 до 10:00 утра.

В субботу сотрудники Ferrari нарушили это правило, но поскольку это было первое нарушение команды по ходу сезона из двух разрешенных, обошлось без наказаний.

Уже вечером, после дополнительной проверки, выяснилось, что находившийся на трассе сотрудник не связан с обслуживанием машин, поэтому в FIA сняли с Ferrari это нарушение.

Источник: f1news.ru

GP3: Бокколаччи дисквалифицирован и лишён победы

Стюарды французского этапа серии GP3 лишили Дориана Бокколаччи его первой победы в чемпионате. После финиша команда MP Motorsport не смогла предоставить со своих машин литр топлива, чего требуют правила. Это привело к дисквалификации обоих пилотов команды, Дориана Бокколаччи и Нико Кари.

В результате победителем был признан другой французский пилот, Антуан Юбер. На второе место поднялся его напарник по ART Никита Мазепин, на третье Джулиано Алези из Trident.

На восьмую позицию, дающую право стартовать с реверсивного поула в воскресенье, поднялся гонщик ART Каллум Илотт.

Источник: f1news.ru

Тото Вольфф: Кровь, пот и слезы начинают окупаться

Льюис Хэмилтон выиграл квалификацию Гран При Франции, завоевав 75-й поул в карьере. Второе место Валттери Боттаса позволило Mercedes второй раз в сезоне целиком завоевать первый ряд на старте.

Льюис Хэмилтон (1-й): «Я очень рад поулу, но можно было проехать быстрее. На двух первых секторах я проигрывал три десятых, но, к счастью, лучше проехал третий сектор и отыгрался. Я хочу быть во главе пелотона, поэтому здорово вернуться на поул.

Трасса мне нравится все больше – чем дольше пилотируешь на ней, тем больше получаешь удовольствия. Поль-Рикар – одно из самых красивых мест в мире, здесь много болельщиков, и я надеюсь на хорошую погоду завтра.

Гонщики Ferrari стартуют на шинах UltraSoft, а мы – на SuperSoft, так что будет интересно. Мы определенно собрались и лучше справляемся с работой в этот уик-энд, но завтра нас вновь ждёт плотная борьба. Я буду сосредоточен и постараюсь извлечь выгоду из напряженной работы, проделанной до гонки».

Валттери Боттас (2-й): «Сегодня мы были сильны, команда хорошо поработала. Я хорошо проехал круг, но он не был идеальным. У меня такое ощущение, словно я весь день в роли догоняющего – я потерял много времени во второй тренировке, а в третьей все не смогли как следует поработать. В квалификации я прибавлял на каждом круге. И хотя решающая попытка не была идеальной, её хватило, чтобы занять место в первом ряду.

Команда отлично поработала, подготовив потрясающие новинки. Все обновления, в том числе и силовой установки, помогли сделать машину лучше. Кажется, на этой трассе сложно обгонять, поэтому здорово, что мы стартуем с первого ряда.

Завтра мы увидим разные варианты стратегии, ведь пилоты Ferrari стартуют на более мягких шинах – интересно, к чему это приведет. У нас хорошая машина и есть все необходимое, чтобы побороться завтра за победный дубль. Я сделаю всё возможное, чтобы выиграть гонку».

Тото Вольфф, руководитель команды: «Формула 1 – спорт противоречивых эмоций. Две недели назад в Монреале мы получили чувствительный удар, а в Поль-Рикаре двумя машинами заняли весь первый ряд на старте. Команда вложила кровь, пот и слезы, работая по программе модернизации в последние недели и месяцы. Новинки, представленные на этой неделе, позволили прибавить.

Главное внимание приковано к новой силовой установке, которая появилась благодаря напряженной работе всех сотрудников в Бриксуорте. Но мы продолжаем учиться и прогрессировать во всех областях, и эта работа начинает окупаться.

Отправляясь на эту трассу, мы не рассчитывали занять первое и второе места на старте. В этом сезоне очень плотная борьба между тремя командами, поэтому каждая мелочь имеет значение. Я очень горжусь проделанной работой после того, как нас застали врасплох в Монреале.

Сегодня только суббота, очки начисляют завтра. Остается неопределенность относительно погоды, и мы применили другую стратегию работы с резиной относительно Ferrari, так что предстоит ответить на многие вопросы до того, как мы сможем сказать, что дело сделано».

Джеймс Эллисон, технический директор: «С точки зрения погоды квалификация получилась немного нервной – постоянно существовала угроза дождя, но если говорить о скорости, то оба гонщика были быстры во всех сессиях.

Хорошо, что нам удалось второй раз в сезоне завоевать весь первый ряд на старте после разочарования двухнедельной давности в Канаде. Кроме того, впервые в этот уик-энд мы использовали все возможности силовой установки, что помогло добиться преимущества. Мы вполне довольны, что стартуем на шинах SuperSoft, но проанализировав пятничную скорость на длинных сериях, понимаем, в гонке борьба будет очень плотной. Важно чисто проехать первые повороты».

Источник: f1news.ru

Отмар Сафнауэр: Нам не хватило времени на подготовку

Гонщики Force India не смогли пройти в финал квалификации на трассе Поль-Рикар, но настроены весьма позитивно. Как правило, в гонке темп их машин выше, чем в квалификации, и у команды больше свободы в выборе стратегии.

Эстебан Окон (11-й): «Я немного расстроен, не хватило совсем немного, чтобы пройти в десятку, но я доволен своим кругом и тем, как команда отыгралась после сложной пятницы. Вчера мы потеряли много времени и начали квалификацию отчасти вслепую, но нам удалось заметно улучшить машину и найти подходящий баланс.

11-я позиция – это следующий лучший результат после попадания в финал, у нас есть свобода выбора шин. Надеюсь, завтра будет жарко и стратегия сыграет нам на руку, или пойдет дождь – я буду рад любому событию, способному перемешать все карты. Я должен поблагодарить болельщиков за поддержку. Я видел их с флагами, выступление на домашней трассе – это здорово!»

Серхио Перес (13-й): «У меня нет ощущения, что максимально использовал свой шанс в квалификации. Мы могли добиться более высокого результата, но не повезло с условиями – мы ожидали, что к концу второй сессии дождь усилится. Я слишком рано выехал из боксов и проехал свою серию кругов, а затем состояние трассы улучшилось. Посмотрим, как завтра изменится погода: если будет дождь, это даст нам шанс. Здесь очень сложно пилотировать в дождевых условиях, но, как мы видели сегодня, асфальт может быстро высохнуть».

Отмар Сафнауэр, операционный директор: «Нас не удивил сегодняшний результат, учитывая нехватку времени на подготовку к квалификации. Обидно, что не удалось пройти в финал, но 11-я и 13-я позиции дают нам свободу выбора шин для старта.

Небольшой дождь в начале второй сессии всё осложнил, есть шанс, что и в гонке будут ливни. В пятницу мы проехали недостаточно кругов во время имитации гонки, но обычно гоночный темп является одной из наших сильных сторон. Завтра оба гонщика поборются за очки».

Источник: f1news.ru

Эрик Булье: Неудачный день

Квалификация в Поль-Рикар стала худшей для McLaren с начала сезона – оба гонщика выбыли уже в первой сессии

Фернандо Алонсо (16-й): «Крайне неудачная квалификация. Как правило, в субботу мы выступаем не лучшим образом, наш средний результат с начала сезона – тринадцатое место, но во всех гонках, в которых мне удавалось финишировать, я зарабатывал очки: будем надеяться, что завтра тенденция продолжится.

Проблем с балансом не было, просто результата не хватило для выхода во вторую сессию. На брифинге команды мы говорили о четырнадцатой или пятнадцатой позициях – пожалуй, на такой результат в гонке можно рассчитывать. К сожалению, ситуация такая, какая есть, нам необходим серьезный прогресс».

Стоффель Вандорн (18-й): «Досадно выбыть из борьбы обеими машинами уже в первой части квалификации. Баланс был вполне приемлемым, просто не хватило скорости. С самого начала сезона мы пытаемся разобраться, что работает не так – нужно продолжать прилагать усилия, и ситуация изменится. Этот уик-энд складывается для нас неудачно, но я надеюсь, что в гонке мы выступим увереннее».

Эрик Булье, гоночный директор: «Неудачный день. Мы приехали во Францию с намерением узнать чуть больше о причинах нехватки скорости, свободные заезды прошли продуктивно, теперь нам нужно использовать собранную информацию и разработать новинки, которые позволят вернуться в борьбу. Но на это потребуется время, особенно если учесть, что ближайшие пять гонок следуют друг за другом практически без перерыва.

Сегодня Фернандо и Стоффель безошибочно пилотировали в очень непростых условиях. Мы обязаны предоставить им машину, соответствующую их уровню – все в McLaren прилагают для этого максимум усилий».

Источник: f1news.ru

Фернандо Алонсо: Скорость такая, какая есть

Во Франции Фернандо Алонсо не смог выйти из первой части квалификации, показав только шестнадцатый результат.

Фернандо Алонсо: «Никаких проблем не было, скорость такая, какая есть, но я всё-таки опередил на пару десятых самого талантливого молодого гонщика предыдущих двух лет – Стоффеля! На самом деле, позиции соответствуют нашей конкурентоспособности. Сегодня утром на брифинге команды мы говорили о 14 или 15 месте, но получилось так, как получилось.

В гонке мы, как правило, выглядим сильнее, а по субботам мне часто приходится отвечать на неудобные вопросы. Сегодня мы продемонстрировали не ту форму, к которой стремимся, однако еще в Канаде в первой части квалификации, когда я показал пятнадцатое время, ситуация была на грани, так что ничего удивительного. Конечно, мы огорчены и должны продолжать работать, однако во всех предыдущих гонках – за исключением тех, где были технические проблемы – нам удавалось зарабатывать очки, и в воскресенье, как мне кажется, у нас будут шансы».

Источник: f1news.ru

Хорнер: Такая погода сделает квалификацию интересной

Кристиан Хорнер, руководитель Red Bull Racing, пояснил, почему гонщики его команды не выехали на трассу под конец третьей тренировки, когда трасса была залита дождём.

«Здесь такой абразивный асфальт, что вам ещё пригодится весь запас дождевой резины, особенно если квалификация тоже пройдёт на мокрой трассе, – сказал он. – Поэтому ни один из основных претендентов на победу не выехал их боксов. Мне жаль болельщиков, но проблема в том, что если бы мы выехали на трассу, то в дальнейшем уже не могли бы использовать этот комплект шин.

Надеемся, что квалификации пройдёт в таких же погодных условиях, что дождь не прекратится в течение ближайших трёх часов, но, к сожалению, скорее всего небо вскоре прояснится».

Говоря о возможной тактике на завтрашнюю гонку, Хорнер с уверенностью заявил, что команды ограничатся единственным пит-стопом: «Однозначно, пит-стоп будет один вне зависимости от выбора шин. Полагаю, мы очень продуманно подошли к выбору резины, хотя, конечно, если будет дождь, то планы придётся пересмотреть. В любом случае, такая погода сделает квалификацию очень интересной, и стартовое поле будет немного перетасовано.

Обгонять на этой трассе очень сложно, и легко представить, как будут развиваться события, если из первых рядов стартуют машины топ-команд. Но дождь может внести коррективы, и тогда мы увидим хорошую гонку».

Источник: f1news.ru

Братчес: Переговоры с Сильверстоуном продолжаются

Контракт FOM с владельцами Сильверстоуна, Клубом британских гонщиков (BRDC), истекает в конце следующего года, но в Liberty Media надеются сохранить эту трассу в календаре чемпионата. Коммерческий директор Формулы 1 Шон Братчес заявил, что на следующей неделе планирует встретиться с представителями BRDC.

Шон Братчес: «Переговоры продолжаются и идут продуктивно. На самом деле мы планируем на следующей неделе встретиться в Лондоне с председателем BRDC Джоном Грантом и его командой. Сильверстоун – одна из основ нашего спорта. У нас коммерческое предприятие, и мы собираемся заключить контракт на экономически оправданных условиях. Надеюсь, у нас будет такая возможность.

Мы только что продлили контракт с владельцами трассы в Спа на условиях, которые выгодны обеим сторонам. И я предполагаю, что в Сильверстоуне мы можем сделать то же самое. В любом случае, таковы наши намерения».

В июле этого года Гран При Великобритании завершает серию из трёх гонок подряд, но в Liberty Media исключают такой график в будущем.

«В дальнейшем мы планируем этого избегать», – подтвердил Братчес.

Источник: f1news.ru

Таффен: Нам придётся заниматься тремя двигателями сразу

Реми Таффен, главный моторист Renault, признал, что, когда наступит ясность с регламентом на двигатели на 2021 года, создателям силовых установкой придётся непросто, поскольку надо будет заниматься тремя двигателями сразу.

Вопрос: Сегодня вы смогли испытать обновлённую версию силовой установки ещё на одной трассе – удалось узнать что-то новое?
Реми Таффен: Здесь мы видим примерно то же самое, что и в Монреале, ведь это тот же самый двигатель, такие же настройки, и, если честно, сегодня мы не сделали каких-то особенных открытий.

Вопрос: Как вы оцениваете эффективность новой версии двигателя?
Реми Таффен: Подтверждается то, о чём мы говорили на предыдущем этапе: новая версия позволяет проходить круги примерно на 0,3 секунды быстрее по сравнению с той, что стояла на нашей машине в Мельбурне.

Вопрос: Запланирован ли следующий этап модернизации?
Реми Таффен: Да, и третью версию силовой установки мы представим после летнего перерыва, скорей всего, в Монце.

Вопрос: Если говорить о новом регламенте на двигатели, который должен вступить в силу в 2021 году: вскоре он должен быть опубликован, хотя и не в окончательной редакции, но в какой мере это усложнит вашу исследовательскую программу модернизации, ведь вам придётся одновременно заниматься ещё и созданием новой силовой установки?
Реми Таффен: Во-первых, мы пока ещё не вполне определились с регламентом, поэтому мы по-прежнему ждём, когда это произойдёт. Во-вторых, можно сказать, что нам придётся одновременно заниматься тремя двигателями: один предназначен для следующего сезона, второй – для 2020 года, а третий – для 2021-го. Поэтому придётся как-то расставлять приоритеты, хотя мы предвидим, что в какие-то моменты нам придётся тяжеловато.

Вообще-то мы уже приступили к исследованиям, ориентированным на 2021 год, но при этом, разумеется, нам приходится интенсивно заниматься программой следующего сезона, ведь мы объявили, что в 2019-м хотим вступить в борьбу с лидерами.

Вопрос: В следующем году у вас будет на одну клиентскую команду меньше, потому что Red Bull Racing перейдёт на силовые установки Honda: значит ли это, что ваш бюджет сократится?
Реми Таффен: Нет, на нашем бюджете это никак не отразится. Не предвидится никаких перемен – ни в техническом плане, ни в финансовом.

Вопрос: Но с уходом Red Bull вы потеряете не только важный ориентир, но и источник информации…
Реми Таффен: Скорее готов согласиться с тем, что Red Bull Racing – хороший ориентир, и его мы действительно потеряем. Мы также лишимся какой-то части информации, но продолжим работать с четырьмя машинами двух команд, продолжим масштабную программу стендовых испытаний, и хотя мы всегда говорили, что чем больше данных, тем лучше, у нас всё-таки будет их достаточно.

Вопрос: В конструкции силовых установок, которые должны появиться в 2021 году, уже не будет такого элемента, как мотор-генератор MGU-H: правильное ли это решение с инженерной точки зрения?
Реми Таффен: Это не наше решение, и мы уже говорили, что предпочли бы, чтобы регламент на двигатели остался таким же, как сейчас. Но он меняется в соответствии с тем направлением развития, который избрали в Формуле 1 и в FIA. Мы уже заявили, что нас устраивает повышение максимальных оборотов и увеличение расхода топлива, также мы согласны с курсом на стандартизацию части компонентов, но пока это остаётся на уровне предложений.

Вопрос: Будет увеличен массовый расход топлива – значит, вырастет его расход. Следовательно, либо придётся увеличивать объём топливного бака, либо возвращаться к практике дозаправок…
Реми Таффен: Объём топливного бака увеличится, но о дозаправках вопрос вообще не ставится. Если, например, расход топлива вырастет на 15%, можно сказать, что и объём бака надо увеличить на 15%. Но, поскольку мы собираемся отказаться от MGU-H, то снизится эффективность силовой установки, и понадобится ещё больше топлива.

Вопрос: Значит, речь может идти о 20%?
Реми Таффен: Да, вполне возможно.

Вопрос: В Канаде Сирил Абитебул заявил, что Red Bull, перейдя на силовые установки Honda, не сможет в ближайшие два года претендовать на победу в чемпионате. Вы уверены, что двигатели Renault более конкурентоспособны, чем Honda?
Реми Таффен: Единственное, в чем я уверен, так это в том, что двигатели Renault конкурентоспособны. О Honda я говорить не могу. А с нашими моторами Red Bull Racing выигрывала гонки в этом году, выигрывала и раньше – это факт.

Вопрос: Насколько реалистичны ваши планы в следующем году по уровню эффективности силовых установок догнать Ferrari и Mercedes?
Реми Таффен: Безусловно, нам это по силам. Мы существенно сократим отставание уже к концу этого сезона. В гонках мы уже достаточно близки к лидерам, теперь осталось сократить отставание в режиме квалификации.

Источник: f1news.ru

Макс Ферстаппен: Три гонки подряд — это нормально

В первой тренировке Макс Ферстаппен повредил колесо и в итоге потерял некоторое время. После сессий он сожалел, что не смог нормально поработать на незнакомой трассе

Вопрос: Вам помешали проблемы с колесом в первой тренировке? Или удалось выполнить всё, что планировалось?
Макс Ферстаппен: Да, было нелегко наверстать потерянное время, ведь я впервые пилотировал здесь машину и хотел подольше поработать на трассе. В итоге первая тренировка получилась сложной. Но нам удалось всё исправить.

У нас неплохой темп, хотя Mercedes по-прежнему нас немного опережают. Впрочем, в пятницу всегда сложно судить о скорости соперников. Посмотрим, что нас ждет завтра.

Вопрос: Что вы думаете о трассе? Есть ли здесь возможности для обгона?
Макс Ферстаппен: Надеюсь, что есть. Мне ни разу не удалось приблизиться к другой машине, но учитывая характер местных поворотов, а они все затяжные, преследовать соперника будет сложно.

Вопрос: Что вы думаете о перспективе трех гонок подряд?
Макс Ферстаппен: Всё так же, как всегда. Просто вместо недельного перерыва надо сразу ехать на следующую гонку. Впрочем, у нас не бывает недельного перерыва, ведь мы возвращаемся на базу, чтобы поработать на симуляторе. Мне нравится гоняться, так что три гонки подряд отлично мне подходят.

Вопрос: А вариант с 21 гонкой подряд вам тоже понравится?
Макс Ферстаппен: 21 гонка подряд – это очень сложно. Три гонки подряд, а затем недельный перерыв – это нормально.

Источник: f1news.ru

Сироткин: Я предпочитаю работать, а не переживать

Сергей Сироткин, рассказывая о первом дне французского гоночного уик-энда, признал, что на Поль-Рикаре Williams придётся ещё сложнее, чем в было в Канаде, однако при этом он старается максимум внимания уделять работе, а не переживать из-за трудностей.

Вопрос: Новая трасса, жаркий день – что можно сказать об условиях, в которых проходили тренировки?
Сергей Сироткин: Конечно, пришлось непросто. Асфальт очень горячий, а повороты здесь как раз такие, с которыми у нас сейчас больше всего проблем. Впрочем, мы и не ожидали, что будет легко. Посмотрим, как всё будет складываться завтра, но мы всё-таки провели ряд интересных испытаний и собрали какую-то полезную информацию.

Конечно, после того, как мы всё это проанализируем, можно ожидать, что завтра будет какой-то прогресс, но при этом надо оставаться реалистами: впечатляющий шаг вперёд сделать вряд ли удастся.

Вопрос: На некоторых участках был заменён асфальт, и он очень абразивный по характеристикам – как это сказалось на поведении шин?
Сергей Сироткин: Да, работать с шинами было сложно, ведь когда ты пересекаешь эти участки, уровень сцепления с асфальтом меняется, оно вдруг становится то лучше, то хуже. Поэтому трудно предугадать, как поведёт себя машина, например, резина вдруг начинает проскальзывать, а это нежелательно. Я хочу сказать, что всё это только добавляет сложностей.

Вопрос: Начинается очередной гоночный уик-энд: у вас есть ощущение, что команда, работая с машиной, добилась какого-то прогресса? И насколько вам будет тяжело из-за трёх Гран При подряд?
Сергей Сироткин: Вообще-то, мы ожидали, что на этой трассе у нас будет больше сложностей, чем в Канаде. Мы постепенно прогрессируем, хотя я понимаю, что звучит это не очень убедительно. Думаю, мы просто должны сконцентрироваться на своей работе и ждать, когда команда подготовит эффективные технические обновления.

То, что впереди три гонки подряд, усложняет ситуацию, поскольку между ними практически нет перерывов. Конечно, все в равном положении, хотя нам приходится больше навёрстывать, чем остальным, но ничего не поделаешь…

Вопрос: Это ваш дебютный сезон в Формуле 1, и понятно, что вы по-прежнему многому учитесь, но как все эти сложности влияют на ваш настрой и мотивацию?
Сергей Сироткин: Разумеется, это совершенно не упрощает мою задачу, но в любом случае я занимаюсь любимым делом. Иногда бывает тяжело, но я стараюсь сконцентрироваться на пилотировании, получить удовольствие от этого и от работы с командой, ведь мы стараемся улучшить машину. Я всегда предпочитаю уделять максимум внимания главному, а не переживать из-за того, как тяжело нам приходится.

Вопрос: На тренировке вы случайно вместо боксов своей команды заехали к Force India – как это получилось?
Сергей Сироткин: Я понимаю, что это выглядело довольно глупо, но я понял, что ошибся, буквально в последний момент. Если бы видели, откуда светило солнце – оно било прямо в глаза! Всё мелькает, ты видишь только тёмные силуэты людей, но различить цвета невозможно.

Я просто заехал в какие-то боксы и подумал: «Мы что, перекрасили передний домкрат?» И только потом стало понятно, что я ошибся. Это всё из-за солнца. Если честно, день был долгим и тяжёлым, хотя это можно было предвидеть.

Вопрос: А насколько сложно выезжать с пит-лейн? Некоторые на это жаловались…
Сергей Сироткин: По-моему, нужно просто соблюдать осторожность и не вылетать на трассу, стараясь побольше срезать угол. Но сразу перед выездом находится большая кочка, вот из-за неё возникают некоторые сложности.

Вопрос: Вы ожидаете, что по ходу Гран При здесь будут обгоны?
Сергей Сироткин: Какие-то будут…

Вопрос: Но вряд ли много?
Сергей Сироткин: Полагаю, обгоны возможны, но их будет не слишком много.

Источник: f1news.ru

У Pirelli пока остаются вопросы

В прошлый раз этап Формулы 1 проводился в Поль-Рикар в 1990 году, сложно было точно определить, как поведут себя шины, но в Pirelli считают, что их прогнозы оказались верны

Марио Изола, руководитель автогоночного подразделения: «Мы увидели очень высокую температуру асфальта, выше 50 градусов, что сделало предпочтительным выбор более жёстких шин в конце сессии. Впрочем, шины UltraSoft тоже продемонстрировали свою эффективность – все три состава можно активно использовать при выборе стратегии на гонку. Какой именно будет эта стратегия, зависит от результатов анализа, который продолжится после третьей тренировки.

Учитывая, что мы приехали на новую трассу, ветер постоянно менялся, сессии прерывались красными флагами, а завтра ожидаются более прохладные условия – у нас осталось несколько вопросов. Но по ходу уик-энда ситуация, как всегда, прояснится. Так как трасса новая для нас, и нагружает, в первую очередь, передние шины, было важно посмотреть, проявится ли пузырение и гранулирование резины, но ничего подобного не произошло».

Источник: f1news.ru

Кими Райкконен: В пятницу обошлось без проблем

В пятницу во Франции Ferrari тестировали новинки, а затем переключились на подготовку к гонке. Гонщики показали неплохой темп, но надеются на прогресс в субботу

Кими Райкконен (4-й): «Хороший день. Здорово оказаться в новом месте. Мне понравилось, ведь здесь всё иначе. Во второй сессии пришлось нелегко из-за ветра, но в целом всё в порядке.

Если говорить о шинах, по-моему, всё хорошо. Конечно, мы не можем сравнивать сегодняшнюю информацию с прошлым опытом, ведь трасса новая для всех. Но пока обошлось без особых проблем».

Себастьян Феттель (5-й): «На длинных сериях кругов всё прошло неплохо, мы показывали относительно стабильный темп, но я не особенно интересовался тем, что делали остальные команды. По-моему, на этой трассе наша машина способна на большее, особенно на быстрых кругах, и завтра мы должны найти эту скорость – тогда всё будет в порядке.

В начале сессии возникло много проблем из-за ветра, но затем он улёгся, и всё начало получаться. Я вполне доволен».

Источник: f1news.ru

В пятницу не всем удалось добраться до трассы

В пятницу не всем болельщикам удалось добраться до трассы, несмотря на купленные билеты. Причина – многочасовые пробки на подъездах к автодрому. Организаторам этапа пришлось реагировать на кризисную ситуацию, уведомив FIA о своих действиях.

«Чтобы решить возникшую проблему, организаторы и местные власти приняли решение открыть все доступные парковки (общей вместимостью 25000 мест) и удвоить число полос движения на пути к автодрому. Сейчас ситуация постепенно улучшается. особенно плотными пробки были с 10 до 13 часов», — сказано в заявлении FIA для прессы.

В субботу и воскресенье зрителей на автодроме будет гораздо больше, сейчас организаторы думают о том, как избежать транспортных проблем.

Источник: f1news.ru

Чейз Кэри: Популярность — это здорово!

Гран При Франции оказался весьма популярным этапом среди зрителей: уже в пятницу многие жаловались на пробки на подъезде к автодрому. Исполнительный директор Формулы 1 Чейз Кэри рад такому вниманию к гонке.

Вопрос: В Ле-Кастелле великолепно восприняли возвращение Гран При Франции после 10-летнего перерыва. Вы довольны?
Чейз Кэри: Да, здесь красивое место, отличные зрители, мы рады приехать в одну из стран, где зарождалась Формула 1.

Вопрос: Когда гонка настолько популярна, возникает одна проблема – огромные очереди на входе на автодром. Что можно с этим сделать?
Чейз Кэри: Популярность — это здорово! Уже в пятницу на трассу пришло много зрителей. Надеюсь, по ходу уик-энда их число будет расти. Будет весело!

Вопрос: Что вы ждете от этого уик-энда?
Чейз Кэри: Мы очень рады приехать в Ле-Кастелле, ведь прошло много времени с тех пор, как здесь проводился этап Формулы 1. Нас очень хорошо приняли. Надеюсь, гонка получится интересной. Это отличная трасса, и здесь здорово гоняться. Всё великолепно!

Источник: f1news.ru

Маркус Эриксон: Я не видел, что машина загорелась

В конце первой тренировки Sauber Маркус Эриксон вылетела с трассы и врезалась в барьер. Машина загорелась, но шведский гонщик признал, что не сразу это заметил.

Маркус Эриксон: «Я не испугался. У меня сломались зеркала, поэтому я не видел, что машина загорелась. Как обычно я всё выключил, а затем увидел маршалов и поспешил покинуть машину. Я не заметил пожар».

Источник: f1news.ru

Toro Rosso условно оштрафовали на 10000 евро

В первой пятничной тренировке дополнительный комплект шин, которые гонщики могут использовать только в первые 40 минут, в Toro Rosso был установлен на машине Пьера Гасли до 12:42:43.

Команда нарушила статью 24.4 g спортивного регламента Формулы 1 и наказана денежным штрафом в 10000 евро, но наказание объявлено условным с отсрочкой на 12 месяцев, поскольку команда смогла доказать, что потеряла связь с машинами и канал передачи телеметрии в 12:37 по местному времени, и не смогла вовремя позвать гонщиков в боксы.

Источник: f1news.ru

Стюарды оштрафовали Haas F1

Стюарды Гран При США оштрафовали Haas F1 за превышение разрешенной скорости на пит-лейн во время первой сессии пятничных свободных заездов.

Вместо разрешенных сегодня 80 км/ч в 12:02 местного времени Кевин Магнуссен проехал по пит-лейн со скоростью 81,7 км/ч – за это нарушение команда заплатит FIA 200 евро.

Источник: f1news.ru

Хорнер: Мы не будем советовать Honda, как строить моторы

Руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер поделился первыми впечатлениями об автодроме Поль-Рикар, а также рассказал о логике, которой они следовали, принимая решение о переходе на силовые установки Honda.

Вопрос: Ваше первое впечатление о французской трассе?
Кристиан Хорнер: У неё действительно любопытная конфигурация!

Вопрос: Да, здесь предусмотрено 160 различных вариантов конфигурации кольца. А у вас не рябит в глазах от всех этих синих и красных полос в зонах вылета?
Кристиан Хорнер: Да, мы даже путаемся, на какой части трассы находимся, но по ходу уик-энда освоимся и привыкнем.

Вопрос: В Red Bull рады, что Формула 1 вернулась во Францию? Подходит ли эта трасса вашей машине?
Кристиан Хорнер: Здорово, что мы вновь участвуем в Гран При Франции, с ним связано немало славных страниц истории Формулы 1. А на вопрос, подходит ли нам эта трасса, я смогу ответить немного позже, ближе к вечеру. Я бы сказал, что по конфигурации она чем-то напоминает Барселону, это трассы примерно одного типа.

Вопрос: Помнится, ваша машина отлично справлялась с заключительным сектором каталонского кольца, но на прямых вам несколько не хватало мощности. Продолжая тему двигателей: начиная со следующего сезона на машинах Red Bull будут стоять силовые установки Honda. Расскажите, какой логике вы следовали, когда принимали это решение?
Кристиан Хорнер: Разумеется, после 12 сезонов сотрудничества с Renault нам было непросто принять такое решение, и мы раздумывали довольно долго. Но при этом мы полагались на мнение инженеров, которые хорошо разбираются в возможностях силовых установок разных производителей, знают, какие тенденции доминируют в моторостроении, и какие возможности откроются перед нашей командой с переходом на двигатели Honda. Такова основа этого решения, и нас очень впечатляет прогресс японских мотористов в 2018 году – мы видим это по их работе с Toro Rosso. В итоге мы пришли к чёткому осознанию целесообразности такого перехода.

Вопрос: У вас была возможность как-то поработать с Honda до того, как вы объявили о принятом решении?
Кристиан Хорнер: Разумеется, Red Bull Technologies, наше инженерное подразделение, в какой-то степени принимало участие в работе с Toro Rosso, когда эта команда переходила на силовые установки Honda, но это участие носило весьма ограниченный характер. Сейчас наша главная задача состоит в том, чтобы дать Honda возможноть создать самый лучший двигатель, какой они только в состоянии построить, после чего найти способ правильно интегрировать его с нашим шасси. Но мы не пытаемся советовать им, как нужно разрабатывать моторы.

Источник: f1news.ru

Колонка Михаила Алёшина: «24 часа Ле-Мана»

В этом году российский гонщик Михаил Алёшин, участник программы SMP Racing, ведёт традиционную авторскую колонку на F1News.Ru, рассказывая о выступлениях в суперсезоне чемпионата мира по гонкам на выносливость.

В первой колонке он рассказал о тестах – «Прологе», вторая посвящена гонке «6 часов Спа», а третья – выступлению в «24 часах Ле-Мана».

Ну вот и настала тот самый момент, ради которого мы столько работали всей командой. «24 часа Ле-Мана» – первая суточная гонка для нашей новой BR1. Сказать что мы переживали – ничего не сказать. Машина прошла большое количество тестовых километров, но тесты это одно, а боевые условия гонки – совсем другое.

Разница в том числе и в погоде – зимой сложно найти место для испытаний, что бы погодные условия были идентичными. Да и трасса в Ле-Мане весьма своеобразная, а так как фактически это дороги общего пользования, провести тесты там в любом случае не получилось бы. В отличие от тестов, в гонке вокруг едет куча машин разных классов, которые тоже влияют на вашу работу за рулём. Но при этом в Ле-Мане как правило есть достаточно времени, чтобы настроить машину и выяснить всё что требуется перед началом гонки.

Экипаж машины #11

В принципе, за исключением третьей квалификации, где у нас возникли технические проблемы, все выезды на протяжении всей недели прошли успешно. На переднюю часть машины вовремя пришли обновления после инцидента в Спа, и все они сразу хорошо себя зарекомендовали. Не буду сильно углубляться в технический аспект этих обновлений, скажу лишь что они способствовали увеличению прижимной силы. Понятно, что пришлось за это заплатить уменьшением максимальной скорости, но в Ле Мане главное –стабильность машины, а скорость на прямых у нас всё равно была выше чем у конкурентов.

Из-за технических проблем мой экипаж машины #11 смог квалифицироваться только на 7-м месте. Но учитывая солидную скорость и 4-е стартовое место у второго экипажа машины #17, мы сильно не расстроились. В Ле-Мане скорость в квалификации ничего не значит, главное – скорость в гонке. А в гоночном режиме у обеих машин проблем со скоростью не было, мы ехали стабильно быстрее обеих машин Rebbelion, по сути, наших основных конкурентов.

SMP Racing

Хочется так же отметить состав пилотов нашей команды. С гонки в Ле-Мане он стал полностью укомплектован – Дженсон Баттон отлично вписался в экипаж машины #11.

Итак. Машина #11: Дженсон Баттон, для которого это был первый Ле-Ман – по моей оценке ему потребовалась лишь пара кругов, чтобы освоиться в машине и на трассе. Виталий Петров — «Выборгская Ракета», первый российский пилот в Формуле , с большим опытом Ле-Мана – и ваш покорный слуга, успевший поездить почти на любой гоночной технике из существующих классов.

Машина #17: Стефан Сарразен, проехавший такое количество километров за 15 лет выступлений в Ле-Мане, что можно обогнуть земной шар – и два молодых, но очень талантливых пилота – Егор Оруджев и Матевос Исаакян. Состав очень интересный – есть и скорость и молодость и талант и опыт. А когда в хорошей команде неплохие пилоты, это существенно упрощает жизнь! 🙂

По плану, в нашем экипаже Виталий должен был стартовать, потом едет Дженсон, а следом за руль сажусь я. На каждого пилота приходится примерно по 8 часов в гонке – в нескольких сменах – и около 1500 километров по этой уникальной трассе.

И вот, продолжительная подготовка и последние проверки позади, Рафаэль Надаль даёт старт французским флагом и веселье началось!

Уже по ходу первой части гонки экипаж #17 вырвался на 3-е место и уверенно его удерживал. Наши главное конкуренты из Rebbelion были вынуждены держаться позади, но у них в любом случае было бы больше пит-стопов из за атмосферного мотора, потреблявшего чуть больше топлива по сравнению с нашими «турбиками».

У нашей же машины все было не столь безоблачно – через час после старта Виталий был вынужден заехать в боксы на ремонт. На этом мы потеряли почти два часа и фактически выбыли из серьёзной борьбы за подиум. Но Ле-Ман – гонка длинная, в ней может произойти всё, что угодно, поэтому надо ехать дальше.

Примерно через восемь часов после старта, уже поздно вечером, главный претендент на подиум, экипаж #11 сходит с дистанции, попадая в серьёзную аварию в скоростной связке Porsche. Это было безумно обидно… просто до слёз

Мы продолжали гонку, понимая, что чудес не бывает, что нам никогда не нагнать два потерянных часа, но нужно было продолжать ехать, чтобы понять как ведёт себя машина по ходу дистанции, в разных условиях дня и ночи.

Несмотря на все трудности, нам почти удалось финишировать. К сожалению за час до конца гонки Дженсон был вынужден припарковать машину уже из-за более серьёзной поломки, с которой продолжать было уже невозможно

Вывод для себя по результатам гонки я сделал следующий: нам удалось построить машину, которой было вполне по силам приехать на подиум в своём первом же Ле-Мане. Да, обе машины сошли. Сошли по разным причинам. Но главное во всей этой истории – колоссальный опыт, который мы получили.

Главное, что машина действительно «валит». Главное, что несмотря на свой первый сезон в главном и самом быстром классе прототипов в мире, команда работала всю гонку как часы, не допустив ни одной ошибки.

Что делать дальше? Мне кажется, что нам надо принять этот результат, проанализировать, переварить и работать с ещё большим рвением, зная что никакая работа, а уж особенно, работа правильная, просто так бесследно не остаётся. Хорошие и правильные мечты всегда сбываются, надо просто верить и работать. Верю что сбудется и наша 🙂

P.S. Отдельное, большущее человеческое спасибо всем кто следил, переживал и болел. Ваша поддержка для нас очень важна!

Михаил Алёшин, специально для F1News.Ru

Источник: f1news.ru

Валттери Боттас: Мы не считаем себя фаворитами

Перед началом уик-энда в Поль-Рикаре Валттери Боттас говорил о своих ожиданиях…

Вопрос: Вы сможете использовать новую версию силовой установки, которую в Mercedes планировали к прошлому этапу, но были вынуждены придержать? Решение уже принято?

Валттери Боттас: В какой-то момент нам придётся поставить новый мотор, ведь старый уже проехал семь гонок.

Мы очень хотим поставить силовую установку новой версии, но в пятницу будет окончательно подтверждено, сможем ли мы это сделать. Подождём до завтра.

Вопрос: Насколько важно получить новый мотор в этот уик-энд, чтобы бороться за победу?
Валттери Боттас: Важен любой прогресс. В Канаде Ferrari имела преимущество в скорости в квалификации и в гонке. Нам, чтобы бороться за победы, необходимо прибавить в темпе. Нужно добиться большего от шасси и использовать новую версию силовой установки.

Вопрос: Без нового мотора в следующих гонках ситуация для вас сильно осложнится?
Валттери Боттас: Каждый гоночный уик-энд три сильнейших команды ведут напряженную борьбу. В такой ситуации любая прибавка в скорости, которую мы можем получить, имеет значение в борьбе за титул. Мы очень надеемся получить новую версию мотора.

В столь плотной борьбе важна каждая десятая, каждая сотая доля секунды. Сейчас мы с вами беседуем, а на базах в Брэкли и Бриксуорте идёт напряженная работа. Нужно дождаться завтрашнего дня. Чтобы выиграть чемпионат мира, нужно выжать максимум возможного из каждой детали. Новый мотор нам очень нужен!

Вопрос: Возможно ли, что проблема, не позволившая использовать новые моторы в Канаде, до сих пор не решена?
Валттери Боттас: С тех пор прошло две недели, специалисты команды наверняка во всём разобрались. Но мы поставим новые моторы только если будем полностью уверены, что контролируем ситуацию.

Вопрос: Похоже, обгонять на этой трассе непросто…
Валттери Боттас: Да, обгонов будет немного. Честно говоря, я думаю, что эта шикана посередине прямой не облегчит, а осложнит обгоны. Без неё можно было бы попытаться в конце прямой атаковать слип-стримом.

Квалификация в этот уик-энд очень важна. Мы думаем, что борьба в этот уик-энд вновь будет очень плотной, но переменных множество. На трассе новый асфальт, нужно гибко работать с настройками, чтобы днём в субботу быть в наилучшей форме.

Вопрос: В Канаде вы поднялись на подиум, опережая Льюиса по ходу уик-энда. Это можно считать маленькой победой?
Валттери Боттас: Нет, я не считаю это маленькой победой. Я рад заработать много очков, но я уже несколько раз финишировал вторым в этом году – и мне это не очень нравится.

Мне важно чувствовать, что я добиваюсь максимума от себя и машины – это всегда позитивно. Но у нас есть определённые цели, которых мы пока не достигли.

Вопрос: До прошлого года ваша команда доминировала, а в этом сезоне вы даже порой уступаете. Как это повлияло на атмосферу в коллективе?
Валттери Боттас: Когда правила несколько лет остаются стабильными, результаты становятся всё плотнее. В прошлом году мы видели реальную борьбу двух команд за титул, сейчас ситуация стала ещё напряженнее. Мы знали, что станет сложнее, но все в команде нацелены только на то, чтобы защитить наши титулы. Это будет непросто, но мы знаем, что способны победить.

Вопрос: Эта трасса подходит вашей машине?
Валттери Боттас: Сложно сказать. Теоретически, всё должно быть в порядке, но трасса в Монреале нам всегда подходила, а в этом году машины Ferrari там были быстрее. Вероятно, борьба за победу получится весьма напряженной – с участием всех трёх сильнейших команд. Точнее расстановку сил мы оценим завтра.

Вопрос: Шины здесь будут использоваться такие же, как в Барселоне – с более тонким рабочим слоем. Это даёт вам повод для оптимизма?
Валттери Боттас: Я не на 100% в этом уверен. Поначалу асфальт действительно был таким же, как в Барселоне, но местами покрытие было повреждено, стало более абразивным. Сейчас здесь не так, как в Барселоне.

По поводу составов – здесь они на шаг мягче, чем во время Гран При Испании, а наша машина лучше работает с более жесткой резиной. Честно говоря, мы не считаем себя фаворитами перед началом этого уик-энда. Мы думаем, что машины Ferrari здесь будут очень быстры.

Вопрос: Когда вы надеетесь объявить о продлении контракта?
Валттери Боттас: Когда такое решение будет принято. Пока его нет.

Источник: f1news.ru

Хэмилтон: Я хочу стать первым победителем этого Гран При

Льюис Хэмилтон хочет стать первым гонщиком современной Формулы 1, кому удастся выиграть Гран При Франции после его возвращения в календарь чемпионата мира. При этом Льюиса не смущает, если на его Mercedes будет установлена предыдущая версия силовой установки, поскольку он считает, что и она достаточно мощная.

Вопрос: Как обстоят дела с продлением контракта с Mercedes? Есть ли какие-то новости?
Льюис Хэмилтон: Особых изменений нет. Когда придёт время, я вам обо всём расскажу. Это произойдёт уже скоро, мы намного ближе к решению, чем были раньше, и нельзя сказать, что сейчас вообще ничего не обсуждается, в основном всё решено.

Вопрос: В этот уик-энд вы должны получить новую версию силовой установки?
Льюис Хэмилтон: Пока точно не знаю. Мы также можем поставить один из новых двигателей предыдущей версии. Она прекрасно показала себя за семь гонок сезона. Конечно, здорово, если мы всё-таки получим модернизированную версию, но насколько она эффективнее, ещё предстоит проверить. Лично я не беспокоюсь по этому поводу и думаю, что завтра или в ближайшие пару дней мы определимся.

Вопрос: Значит, это может быть такой же мотор, как вы использовали в Канаде?
Льюис Хэмилтон: На этой неделе я разговаривал по телефону с Энди Кауэллом, нашим главным мотористом – я полностью доверяю ему и его специалистам. Посмотрим, пока я не хочу пускаться в долгие рассуждения, поскольку не знаю планов Энди, но точно знаю: какое бы решение ни приняли мотористы, у них для этого есть соответствующе основания.

Мы провели семь гонок, и пока у нас всё было в порядке и с мощностью, и с эффективностью, так что, если мы будем работать с прежней версией двигателя, меня это не тревожит.

Мощность для нас не проблема. В области разработки двигателей мы занимаем ведущие позиции на протяжении нескольких лет, и у нас работают лучшие специалисты. У нас лучшая команда, в годы гибридной эры мы выступаем успешнее всех и по-прежнему находимся в группе лидеров. Я всегда говорю, что наши мотористы работают идеально, но мы всегда стремимся стать ещё лучше и остаться лидерами.

Соперники нас догнали, но на это потребовалось время. Впрочем, есть и такие, которые пока от нас отстают. Но мы продолжаем трудиться с максимальным напряжением сил, и в настоящее время идёт поиск эффективных решений, ориентированных на будущее. А пока надо приложить все усилия, чтобы с полной эффективностью использовать то, что у нас уже есть.

Вопрос: Как вы относитесь к появлению в календаре чемпионата новых этапов, в том числе гонки на Поль-Рикаре?
Льюис Хэмилтон: Я в автоспорте уже целую вечность, так что это для меня вполне рядовая ситуация. Мне хочется поскорее вернуться за руль, чтобы почувствовать эту новую трассу и провести новую гонку, так что у меня очень позитивный настрой.

Гран При Франции вернулся в календарь, и я хочу быть первым его победителем.

Вопрос: Но после гонок в Монако и Монреале Себастьян Феттель не только догнал вас, но и вышел вперёд в личном зачёте – не опасаетесь, что ваше отставание будет расти?
Льюис Хэмилтон: Все в команде критично оценивают результаты собственной работы, в том числе и я. Мы приехали сюда с настроем отработать лучше, чем в предыдущих гонках. Мы все в состоянии ещё больше выкладываться и выжимать ещё больше из машины.

В плане результатов уик-энд в Монреале был очень средним, и, чтобы двигаться вперед, мы должны постараться выйти на пик формы. После канадской гонки у нас прошло несколько полезных совещаний, на которых люди выступали открыто и самокритично. Я знаю, в чем могу прибавить, и намерен это сделать.

Вопрос: В воскресенье на чемпионате мира сборная Англии будет играть с командой Панамы, и матч начнётся за час до старта гонки – вы будете болеть за соотечественников?
Льюис Хэмилтон: Мне будет немного сложнее сконцентрироваться на гонке, потому что мы будем смотреть игру. Здесь её будут показывать по ТВ, и я уверен, что наши парни постараются делать два дела одновременно – впрочем, как и я.

Естественно, каждый раз когда проходит чемпионат мира, ты надеешься, что Англия как-то особенно отличится. Но на моей памяти наши дела шли не лучшим образом, хотя у нас хорошая команда, и Англия заслуживает того, чтобы когда-нибудь выиграть Кубок мира.

Стать чемпионом мира мечтает каждый мальчишка, я удостоен такой чести в Формуле 1 и горжусь тем, что я британец!

Источник: f1news.ru

Феттель о Франции и шинах с тонким рабочим слоем…

Победа в Канаде позволила пилоту Ferrari Себастьяну Феттелю вернуться на первое место в личном зачёте, хотя после Гран При Испании казалось, что догнать Хэмилтона будет непросто. В Барселоне машины Mercedes выглядели намного сильнее, чем Ferrari, что отчасти стало следствием особенностей шин с более тонким (на 0,4 мм) рабочим слоем.

На Поль-Рикар Pirelli впервые привезли шины хотя и других составов, но с таким же тонким рабочим слоем. Однако Себастьян уверен, что никаких проблем с ними по ходу уик-энда не возникнет.

Себастьян Феттель: «В Барселоне у нас были вопросы по поводу шин, но на последующих тестах мы нашли ответы. В этом смысле я спокоен. К тому же, шины у всех одинаковые, все в равной ситуации.

Куда большая проблема – то, что мы никогда здесь не выступали. Мне трудно оценить, что нас ждёт. Нам самим интересно, как всё пройдёт. Но я не вижу причин, почему мы не можем быть здесь конкурентоспособными.

Я пилотировал здесь лет десять назад – мы готовились к Гран При Монако и использовали короткую версию трассы. Два года назад мы проводили здесь тесты шин Pirelli, но они тоже проходили не на той версии трассы, что используется в Гран При, и к тому же на мокром асфальте. Здесь непросто ориентироваться, многие отрезки трассы похожи».

Хотя Себастьян лидирует в чемпионате,отрыв от Хэмилтона минимален, и далеко не на всех трассах Ferrari удаётся опередить своих конкурентов. Однако Феттель по этому поводу не переживает – он уверен, что его команда достаточно сильна, чтобы сохранить лидерство.

Себастьян Феттель: «Мы были конкурентоспособны почти в каждой гонке этого сезона, выиграли три гонки из семи – это не стоит недооценивать. И то, что ты силён не на каждом Гран При, вполне нормально. Вероятно, в Испании мы выглядели слабее, чем где-либо ещё, но в Канаде дела, наоборот, шли очень хорошо. Я ещё до старта сезона знал, что нас ждут подъёмы и спады, это часть Формулы 1. Нужно просто постараться сделать так, чтобы успехов было больше, чем спадов.

Теперь нас ждёт несколько гонок подряд, но мы предпочитаем рассматривать каждую гонку в отдельности, и у нас это неплохо получается. Французская трасса мне незнакома. Тут новый асфальт, и мы никогда не ездили по этой конфигурации все вместе. В ближайшие несколько недель команды обновят машины, и это изменит баланс сил, если не перевернёт его вверх дном.

Мои отношения с Францией не всегда складывались хорошо. В школе я мог выбирать, какой язык учить, французский или русский. Я выбрал французский, и мне было тяжело. Дело не в языке, а во мне. Эти уроки мне не нравились. Теперь я думаю о французском футболе. Надеюсь, что если немецкой сборной предстоит встретиться с Францией, то только в финале, потому что я считаю эту команду очень сильной. Они пройдут далеко.

Франция – большая страна, и, конечно, многим знаменита. Взять Алена Проста, или многочисленные местные трассы. Может быть, Поль-Рикар – не самая захватывающая трасса, больше похожая на тестовый полигон, чем на гоночный трек. Но сегодня здесь уже было много людей, так что я уверен, что на трибунах будет аншлаг, а это всегда здорово».

Команда Феттеля, Ferrari – самая успешная на французских трассах в истории. На счету Скудерии здесь 17 побед, в том числе три последних Гран При Франции в истории, а также последний Гран При на Поль-Рикар в 1990-м. Себастьян Феттель воспринял эту информацию с улыбкой.

«Если это так, то мне не придётся особенно стараться, всё равно победа достанется мне или Кими – пошутил Себастьян. – Если бы это было так просто! Если между Ferrari и Францией есть какая-то связь, то, очевидно, я подписал контракт с правильной командой».

Источник: f1news.ru

Райкконен: Никто не знает, как поведут себя шины

Перед началом уик-энда Кими Райкконен говорил об особенностях французской трассы…

Кими Райкконен: «Здорово, когда в календаре появляется новый этап, но на этой трассе мы работали, в том числе на шинных тестах в 2016-м. Впрочем, в этот уик-энд используется другая конфигурация, а в некоторых местах трасса стала шире, но в остальном всё осталось по-прежнему.

Как и на любой другой трассе, в четверг сложно судить о том, что нас ждёт. Погода в этот уик-энд жаркая, что может сыграть свою роль. Никто не знает, как поведут себя шины – завтра мы всё увидим. Давайте надеяться, что этот этап получится интересным.

Мы будем работать по привычной программе и надеяться, что на этот раз уик-энд для меня пройдёт с меньшим числом проблем, чем прошлый».

Источник: f1news.ru

Фернандо Алонсо: Я восстановился на 90%

Через четыре дня после победы в «24 часах Ле-Мана» Фернандо Алонсо отвечал на вопросы журналистов в пресс-центре автодрома Поль-Рикар – и заявил, что почти полностью восстановился.

Фернандо Алонсо: «Сейчас я более-менее в порядке. Восстановление продолжается, можно сказать, что сейчас я готов на 90%.

Нагрузка в Ле-Мане очень высокая. Каждый раз, когда вы садитесь за руль, вы проезжаете дистанцию двух с половиной Гран При Формулы 1. И после этого у вас не две недели на восстановление, а лишь четыре часа, чтобы привести себя в порядок – и снова за руль.

Это было тяжело, но в то же время весело. Адреналин не давал уснуть. Кажется, за всю гонку я более-менее спал всего полтора часа.

В январе я проехал «24 часа Дайтоны», чтобы получить необходимый опыт и оценить физические и психологические нагрузки, так что на этот раз всё было под контролем».

Источник: f1news.ru

Историческая справка: Франция, Прованс

История Франции довольно сложна и запутанна. К примеру, само слово «Франция» происходит от названия германских племён франков (собственно, на немецком страна до сих пор называется Frankreich, что дословно означает «царство франков»), но при этом французский язык происходит из латинского, а сами французы считают себя наследниками галлов, то есть кельтов.

Всё ещё более осложнится, если углубиться в отличия между разными регионами Франции. Дело в том, что то, что мы считаем единым целым, одной и достаточно монолитной страной, где живут французы, на деле представляет собой своего рода разноцветное одеяло, где смешаны разные нации, разные культуры и разные языки. Что для страны, расположенной в самом центре Европы, совершенно неудивительно.

Древние люди появились на территории Франции очень давно, полтора миллиона лет назад. Около 200 тысяч лет назад там жили неандертальцы, а примерно 30 тысяч лет назад их вытеснили наши предки. Впрочем, об этих временах нам известно немного – в основном мы судим об этом периоде лишь по наскальным рисункам и остаткам каменных орудий труда.

Примерно в VIII веке до нашей эры со стороны Верхней Германии началась экспансия галлов, которые принадлежали к кельтским племенам. Этот процесс шёл несколько веков, и ещё до его завершения, в 600 году до н.э., первую колонию здесь, на берегу Средиземного моря, основали ионические греки. Колония расположилась на территории современного Прованса и получила название Массалия. Сегодня мы называем её Марсель – самый древний город Франции.

Прованс – наиболее близкая территория и к Апеннинскому полуострову, так что именно он стал первой римской колонией. Это произошло в 122 году до н.э. Собственно, и название Прованс происходит именно отсюда. Римляне называли эту территорию «Наша провинция», по-латински Provincia Nostra, или просто Provincia. Со временем это слово и трансформировалось во французское Provence.

Галлия (Франция) в I веке до н.э., и прообраз современного Прованса - Narbonensis

Как известно, одним Провансом римляне не ограничились, и в первом веке до н.э. Юлий Цезарь завоевал и всю остальную Галлию. Как и с другими народами, на острие своих мечей римляне принесли и цивилизацию – гораздо более высокую и развитую, чем была у кельтов. Как ни парадоксально, это завоевание принесло галлам и определённое спокойствие – ведь прежде с юга их теснили аквитанцы, а с севера – белги и германцы.

Главным наследием римского периода в истории Франции, который продолжался почти шесть веков, стала смена языка. Галлы говорили на одном из кельтских диалектов – галльском языке, родственном латинским языкам. Но хотя латынь и была языком завоевателей, она имела ряд преимущество, и в первую очередь – развитую письменность. В результате в III веке народная (или вульгарная) латынь окончательно вытеснила галльский язык.

Однако к этому же времени Римская империя начала сдавать свои позиции. Этим пытались воспользоваться сами галлы (или, точнее, их потомки, значительно ассимилированные римлянами), создав в 258 году Галльскую империю, куда входила не только Галлия, но также Британия и Испания. Но страна эта просуществовала всего 15 лет, после чего вновь была подчинена Риму.

Начиная с IV века Галлию всё чаще и чаще атаковали германские племена. В результате 406 году на Рейне образовалось государство бургундов, вскоре часть Аквитании отошла вестготам. В 486 году король франков Хлодвиг завершил завоевание Галлии, создав на её территории франкское государство, которое и определило название страны. Хлодвиг также основал династию Меровингов и сделал столицей страны Париж.

Но теснили галло-римлян не только германцы. Из Пиренейского полуострова пришли васконы (предки современных басков) и основали Васконское царство, позже превратившееся в Гасконь. Из Британии на север Франции переселялись кельты, которых с привычных им мест вытесняли англы и саксы. Впоследствии это привело к образованию тут области Бретань.

Расширение владений франков в первом тысячелетии

Как и впоследствии с Германией, проблемой Государства Франков стали традиции наследования. Франки делили свои территории между сыновьями, что отнюдь не способствовало централизации власти. Четыре сына Хлодвига унаследовали по части страны, создав отдельные царства с центрами в Париже, Орлеане, Суассоне, и Реймсе, хотя формально все они входили в единое государство.

Помогали править Меровингам советники, которых называли майордомами, и постепенно власть всё больше и больше переходила в их руки. В VIII веке всё большую угрозу представляли для франкского королевства арабы, к тому времени уже захватившие Испанию. Номинальные короли оказались бессильны в этой ситуации, но в 732 году майордом Карл Мартелл победил арабов в битве при Пуатье.

Эта победа ещё более увеличила власть Карла Мартелла в государстве. В 751 году его сын, Пипин Короткий, стал королём франков, основав династию Каролингов. Пика своего могущества она достигла при сыне Пипина, Карле Великом. Уже к концу VIII века Карл создал на территории Европы огромную империю, простиравшуюся от Испании до Саксонии.

После смерти Карла Великого уже Каролинги начали терять власть, а его внуки начали делить владения между собой. В X веке империя оказалась под ударами нового соперника – викингов. Они высаживались на севере современной Франции и совершали опустошительные набеги, доходя даже до Парижа. Всё это привело к подъёму третьей династии в истории Франции – Капетингов (по имени первого короля, Гуго Капета), потомков Эда Парижского и его брата Роберта I. С другой стороны, многие викинги оставались во Франции и получали владения. Жители Европы называли их норманнами, то есть «северными людьми». Так на территории Франции появилась Нормандия.

Нетрудно заметить, что к началу второго тысячелетия н.э. Франция представляла собой хотя и большое, но очень разрозненное образование, состоявшее из совсем разных областей, с разными народами, говорившими на разных языках. Отчасти из-за этого, отчасти из-за франкских традиций феодализм во Франции привёл к сильнейшей децентрализации, и хотя формально у страны был король, правили на своих территориях аристократы – в основном бароны.

Они даже вели собственные войны, и некоторые из них при этом достигали значительных успехов. Наиболее яркий тому пример – это, конечно, Нормандское завоевание Англии в XI веке под предводительством барона Вильгельма I, сыгравшее огромную роль в истории Великобритании и существенно повлиявшее на историю Франции.

Феодальное дробление Франции в XV веке

Перемены начались в XIV веке, когда началась борьба за централизацию власти. В 1328 году на смену Капетингам пришла их боковая ветвь, династия Валуа, а в 1337 году началась так называемая «Столетняя война» с Англией из-за притязаний Плантагенетов на французский престол. Успех поначалу сопутствовал англичанам, ими была захвачена значительная часть Франции, но уже в XV веке, после появления Жанны д’Арк, наступил перелом, и в 1453 году война завершилась победой французов.

С этого момента могущество Франции почти непрерывно росло на протяжении нескольких веков. Уже в 1461 году к влати пришёл Людовик XI, который смог практически ликвидировать феодальную раздробленность страны и начал путь к абсолютизму. Страна играла всё более заметную роль в Европе, и приняла активное участие в колонизации заморских территорий.

Разумеется, Франция тоже перенесла немало волнений и поражений. Так, главным событием XVI века для страны стал конфликт между католиками и гугенотами (так во Франции называл протестантов), который привёл к «Варфоломеевской ночи», в течение которой были убиты десятки тысяч гугенотов. А в конце века династия Валуа пресеклась, и её сменили Бурбоны.

Первый король из династии Бурбонов, Генрих IV, приложил немало усилий, чтобы прекратить религиозные войны в стране (так как и сам был гугенотом), но в 1610-м году был убит католическим фанатиком. Наследнику, Людовику XIII, на этот момент было всего восемь лет, и до 1617 года страной правила его мать Мария Медичи, которая до потери власти успела обручить сына с Анной Австрийской.

Уже начиная с 1616 года на политику страны начал оказывать влияние государственный секретарь Ришелье. В 1622 году он стал кардиналом римско-католической церкви, а в 1624-м – первым министром, то есть главой правительства. Он оставался в этом статусе вплоть до своей смерти в 1642 году (Людовик XIII, впрочем, не пережил его и на год). Некоторые события того периода широко известны по книгам Александра Дюма, хотя, конечно, эти описания в значительной степени не соответствуют действительности.

В конечном счёте, абсолютизация власти во Франции привела её на грань катастрофы. Правление «короля-солнце» Людовика XIV, формально продолжавшееся 72 года, завершилось поражением в нескольких войнах, в том числе в Войне за испанское наследство, и подорвало экономику страны. Взошедший на престол правнук Людовика XIV (детей и внуков он пережил) Людовик XV тоже правил очень долго, 59 лет, ситуация только ухудшилась – особенно после поражения в Семилетней войне.

Людовик XIV «Король-Солнце»

Людовик XV умер в 1774 году, оставив власть своему внуку Людовику XVI. А уже через год в Америке вспыхнула Война за независимость, лишившая в итоге страну одного из последних источников доходов. Решить проблемы страны правительство и король пытались при помощи новых налогов, что, в конечном счёте обернулось Великой французской революцией и установлением Первой республики.

Плодами этих перемен, впрочем, воспользовался корсиканский генерал Наполеон. Благодаря своим победам он пользовался большой популярностью в стране, что позволило ему в 1799 году захватить власть. Очень скоро стало ясно, что быть республиканским лидером Наполеон не собирался – в 1804 году он провозгласил себя императором. Однако после поражения в войне с Россией в 1812 году империя, которую он построил, начала распадаться, и окончательно прекратила своё существования после битвы при Ватерлоо в 1814 году.

Тогда же во Франции произошла Реставрация – восстановление на троне династии Бурбонов. Однако она продержалась только до 1830 года, когда Карл X был свернут, и трон достался Луи-Филиппу Орлеанскому. Закончил он, впрочем, так же, как и Бурбоны – уже в 1848-м произошла новая революция, установившая Вторую республику. И вновь революционными настроениями воспользовался Наполеон, племянник Наполеона I, бывший сначала президентом республики, а затем объявивший себя императором Наполеоном III и правивший до 1870 года.

В 1870-м году началась Франко-Прусская война, закончившаяся сокрушительным поражением Франции и пленением Наполеона III. После войны Национальная ассамблея провозгласила создание Третьей республики, а монархия, наконец, оставила страну окончательно и бесповоротно.

Условия мира, выдвинутые немцами после войны, оказались достаточно тяжёлыми, и включали, в том числе, «временную» оккупацию двух французских областей, Эльзаса и Лотарингии (хотя фактически здесь жило много этнических немцев). Однако срочно созванной Французской национальной ассамблее ничего не оставалось, кроме как принять их.

Баррикады во время «Парижской Коммуны»

Страну сотрясали внутренние конфликты, в столице была объявлена «Парижская Коммуна». Фактически, в стране шла гражданская война, и продолжалась она несколько месяцев. Однако в итоге мятежи были подавлены. Началось медленное восстановление экономики, и в течение нескольких десятилетий Франция избегала военных конфликтов. Это, в том числе, означало, что французам пришлось пойти на большие уступки британцам в Африке, когда в конце XIX века их интересы там пересеклись.

Новой поворотной точкой в истории Франции стала Первая мировая война. Германия объявила Франции войну 3 августа 1914 года, после чего началось масштабное наступление немецких войск. Немцы рассчитывали максимально быстро вывести Францию из войны, чтобы сократить число своих противников и получить стратегическое преимущество, но Франция получила помощь от Англии, и уже в начале сентября между немецкими и англо-французскими войсками произошло крупное сражение на Марне.

В этой битве с каждой стороны участвовало примерно по миллиону человек. Она продолжалась несколько дней, обе стороны понесли огромные потери, лишившись только убитыми примерно четверти личного состава. В конечном счете, победителем вышла Франция, но французская армия тоже оказалась обескровлена, так что перейти в контрнаступление они тоже не смогли. Как следствие, началась «окопная война», продолжавшаяся почти четыре года.

В конечном счёте, Германия потерпела поражение. В соответствии с Версальским договором, Франция вернула себя Эльзас и Лотарингию, а также получила от Германии репарации и некоторые территории в Африке. Через несколько лет страна оправилась от последствий войны, начался экономический подъём, прерванный, однако, мировым экономическим кризисом в конце 20-х годов.

По странному совпадению Вторая мировая война началась для Франции в тот же день, что и Первая – 3 июня, только в 1939 году. Активных действий поначалу никто не вёл – началась так называемая «Странная война». Так продолжалось до 10 мая 1940 года, когда обе армии пересекли границу Бельгии. Первое столкновение между ними произошло 13 мая, а уже 25-го главнокомандующий французской армии генерал Вейган предложил правительству своей страны капитулировать.

Карта оккупации Франции во время Второй мировой войны

Предложение его принято не было, но уже через две недели немцы подошли к Парижу, а правительство Франции сбежало в Орлеан, а затем в Бордо, откуда 17 июня обратилось к Германии с просьбой о перемирии. Через неделю, 22 июня 1940 года, в Компьенском лесу был подписан акт о капитуляции. Часть страны была оккупирована, а на оставшейся установлен коллаборационистский режим Виши, по названию курортного городка, где расположилось марионеточное правительство Анри Петена.

Единственным сколь-нибудь крупным политиком, противящимся капитуляции Франции, стал генерал (а формально даже полковник) де Голль, занимавший должность заместителя военного министра. Уже 17 июня, узнав о планах правительства, он уехал из Бордо в Англию, не желая принимать участие в сдаче страны. А 18 июня радио BBC передало призыв де Голля к французам не сдаваться – так началось Движение Сопротивления.

Именно благодаря усилиям де Голля честь Франции во Второй мировой войне была хотя бы отчасти спасена, и после окончания боевых действий она считалась одной из стран-победительниц. Однако внутриполитическая карьера де Голля, ратовавшего за форму правления с сильной президентской властью, поначалу не сложилась, в январе 1946-го он ушёл в отставку. Через несколько месяцев была принята Конституция Франции, провозгласившая создание Четвёртой республики.

В этот период на первое место вышло стремление многочисленных французских колоний по всему миру к независимости. Уже в 1946-м году получили независимость Сирия и Ливан, началась война в Индокитае, завершившаяся в 1954-м поражением Франции. В том же году начал войну за независимость Алжир, затем освободились от протектората Марокко и Тунис.

Генерал де Голль

В 1958-м разразился так называемый «алжирский кризис» – верхушка французской армии, подавлявшая алжирское национальное восстание, сама начала мятеж и потребовала возвращения во главу страны де Голля, который по-прежнему пользовался огромной популярностью в народе. Это окончательно подкосило и без того находившееся в кризисе французское правительство.

Придя к власти, де Голль инициировал принятие новой конституции страны, значительно расширившей полномочия президента. Так появилась Пятая республика, в рамках которой Франция живёт по сей день.

Сегодня Франция – достаточно крупная (с учётом сохранившихся заморских территорий) и высокоразвитая страна, занимающая пятое место в мире по размерам ВВП. Здесь одинаково развита и промышленность, и туризм, и сельское хозяйство – в особенности, конечно, виноделие. Это ядерная держава, а три четверти электроэнергии страны вырабатывается атомными электростанциями.

Что касается современного Прованса, то его центр, Марсель – второй по размерам город страны после Парижа. Сегодня это центр туризма и виноделия. Конечно, сегодня Прованс не играет той роли, какую играл когда-то – в деловом и промышленном отношении сейчас доминируют северные и центральные регионы страны, так называемый Лангедойль. Но те, кто предпочитает спокойный ритм и комфортные условия, предпочитают жить в провинции у моря.

Источник: f1news.ru

Леклер: Мы не можем бороться за очки в каждой гонке

В четырёх прошлых Гран При гонщик Sauber Шарль Леклер трижды заработал очки, но считает, что команда пока недостаточно сильна, чтобы претендовать на место в десятке в каждой гонке…

Шарль Леклер: «Всякий раз, когда появлялась возможность заработать очки, нам удавалось её использовать. В нашей ситуации это крайне важно. Так нужно действовать и дальше.

С каждой гонкой наша цель немного меняется. Пожалуй, в каждый уик-энд мы можем нацеливаться на выход во вторую часть квалификации. Порой в субботу мы балансируем на грани, но это вполне реальная цель. А вот бороться за очки в каждой гонке для нас пока нереально. Мы надеемся прибавить в скорости, чтобы это стало возможно, но пока ещё не на том уровне.

Прогресс есть, с каждой гонкой мы делаем шаг вперёд. Вся команда невероятно мотивирована, и я в том числе – мы хотим бороться за очки, и каждое успешное выступление делает нас сильнее.

Каждый уик-энд расстановка сил немного меняется. Одни команды прибавляют, другие отказываются назад. Очевидно, что Williams сейчас в сложной ситуации. Мы надеемся удержать их позади, но в Формуле 1 все быстро прогрессируют».

Источник: f1news.ru

Льюис Хэмилтон: Меня не интересует «тройная корона»

На спонсорском мероприятии в Марселе Льюис Хэмилтон говорил о победе Фернандо Алонсо в «24-х часах Ле-Мана», своих амбициях и о футболе

Вопрос: Что вы думаете об итогах первой трети сезона?
Льюис Хэмилтон: Если коротко – нам предстоит ещё многое сделать.

Вопрос: Как можно исправить ситуацию?
Льюис Хэмилтон: Позади всего семь гонок, и в них были успехи и неудачи; один уик-энд складывался хорошо, следующий – так себе, теперь нужно стабильно добиваться успехов. Я должен хорошо проводить каждый уик-энд, чтобы лучше понять машину, резину и так далее.

Вопрос: Когда вы планируете подписать новый контракт?
Льюис Хэмилтон: Я точно не знаю. Когда-нибудь. Скоро.

Вопрос: Что вы думаете о победе Фернандо Алонсо в Ле-Мане?
Льюис Хэмилтон: Я читал новости и очень рад за него. Фернандо – отличный гонщик.

Вопрос: Вы собираетесь выступить в Ле-Мане?
Льюис Хэмилтон: Нет.

Вопрос: А бороться за «тройную корону»?
Льюис Хэмилтон: Нет. Меня это не интересует.

Вопрос: Вы не планируете выступить в Indy 500?
Льюис Хэмилтон: Нет, я не хотел этого, мне это неинтересно.

Вопрос: Кого вы считаете своим самым сильным соперником: Феттеля, Росберга или Алонсо?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, их нельзя сравнивать.

Вопрос: Сможет ли Ferrari опередить Mercedes в этом году?
Льюис Хэмилтон: Надеюсь, что нет, но пока им это удается. В любом случае, они – сильный соперник.

Вопрос: После перехода на двигатели Renault в этом году McLaren добилась прогресса?
Льюис Хэмилтон: Я не ждал от них особых успехов в этом году, но надеялся, что они прибавят. Оказалось, что и этот сезон тоже складывается для них непросто. Раньше говорили о моторах, но теперь они другие, а проблемы остались прежними. Им предстоит приложить немало усилий, чтобы всё исправить, но это потрясающий коллектив. Я там дебютировал, у меня хорошие воспоминания об этой команде. Мне хотелось бы снова увидеть McLaren в лидерах – они этого заслуживают.

Вопрос: Вы считаете, что было неправильно разрывать отношения с Honda?
Льюис Хэмилтон: Нет, ничего не изменилось… Я не думаю, что это было ошибкой, но я сосредоточен на своей работе и не так много могу сказать на эту тему.

Вопрос: Что вы думаете о переходе Red Bull Racing на моторы Honda?
Льюис Хэмилтон: В Милтон-Кинс строят отличные машины, у них сильная команда, способная завоевать титул, но им не хватает мощности мотора, а её никогда не было у двигателей Renault. По-моему, в Honda больше хотят побеждать, чем Renault, у них есть потенциал бороться за победы.

Вопрос: Может ли Валттери Боттас завоевать титул?
Льюис Хэмилтон: У него есть такая возможность.

Вопрос: Во второй половине прошлого года вы не оставили никому шанса в борьбе за титул – стремитесь повторить эту серию?
Льюис Хэмилтон: Да таков мой план. Формула 1 – это соревнование по темпам доработки машины, при этом важно минимизировать потери, поскольку невозможно каждый уик-энд работать идеально. Надо зарабатывать максимум возможных очков в каждой гонке. Мы должны стать самыми сильными во второй половине сезона.

Вопрос: Если всё получится, вы можете завоевать пятый титул. Вы хотите сравняться с Михаэлем Шумахером – семь титулов и 91 победа?
Льюис Хэмилтон: У меня нет ощущения, что это невозможно, хотя я не могу сказать, сколько времени я ещё буду выступать. Пока я не думаю об этом. Мне потребовалось 12 лет, чтобы завоевать 60 побед, а поскольку может потребоваться ещё много времени, чтобы выиграть ещё 30 гонок, мне по этому поводу всё равно.

Вопрос: Что вы предложили бы, чтобы гонки перестали быть скучными?
Льюис Хэмилтон: Я не знаю, это не моё дело. Я всего лишь гонщик. Я не знаю, почему не задумываюсь об этом, но это не моя работа. Если бы я этим занимался, у меня были бы какие-нибудь соображения, но сейчас их нет.

Вопрос: Вы следите за чемпионатом мира по футболу?
Льюис Хэмилтон: Я видел не так много игр. Я раньше смотрел матчи с участием сборной Англии, но сейчас нет – не знаю почему. Возможно, теперь у меня меньше времени, и я уже не испытываю той любви к этому спорту, которая у меня была в подростковом возрасте, и когда я сам играл в футбол. Сейчас я больше смотрю NBA и Moto GP.

Я не знаю, какая футбольная команда сейчас считается лучшей. Раньше лучшими были сборные Англии, Бразилии и Германии, но я не знаю, кто сильнейший сейчас. Я не знаю, как сейчас играет Англия – недавно они добились успеха, но у нас был непростой период, и я не заметил, чтобы что-то изменилось.

Вопрос: Вы поддерживаете контакты с бразильским футболистом Неймаром?
Льюис Хэмилтон: Конечно. Я надеюсь, что он станет чемпионом мира, хотя он ещё молод.

Источник: f1news.ru