Гран При Португалии: Пресс-конференция после гонки

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Пол ди Реста) Макс, вы стартовали третьим, а финишировали вторым! На рестарте вам удалось обогнать Льюиса, но потом была ошибка в четырнадцатом повороте. Расскажите, как прошла гонка.
Макс Ферстаппен: Мы вполне достойно провели гонку, мне удался хороший рестарт, после чего я, конечно, попытался прессинговать Валттери Боттаса, но в итоге нам всё-таки немного не хватило скорости, поэтому Льюису Хэмилтону удалось снова меня обогнать.

После пит-стопа было очень непросто прогреть шины, но когда мы всё-таки закрепились на второй позиции, стало понятно, что нам действительно не хватает темпа, чтобы опередить Mercedes, хотя перед самым финишем мне удалось проехать самый быстрый круг.

Вопрос: (Пол ди Реста) Тот круг был аннулирован из-за нарушения пределов трассы в четырнадцатом повороте. Возможно, хорошая для вас новость, что быстрейший круг остался не за Льюисом, а за Валттери.
Макс Ферстаппен: Странно. Про соблюдение границ трассы в 14-м повороте никто не говорил. Ну, ладно.

Вопрос: (Пол ди Реста) Каков настрой на следующий этап? Есть ли ощущение, что этот уик-энд сложился в пользу Mercedes, а в Барселоне вы сумеете взять реванш?
Макс Ферстаппен: В целом в этот уик-энд были странности, что связано с низким уровнем сцепления. Думаю, мы не смогли в полной мере с этим разобраться. Посмотрим, чего мы добьёмся в Барселоне.

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, наверняка вы очень довольны своей победой! В какой-то момент вы пропустили Макса, но затем обогнали и его, и Валттери!
Льюис Хэмилтон: Гонка выдалась очень непростой как физически, так и психологически. При столь ветреной погоде сложно собрать всё воедино, а допустить ошибку не составляло труда.

Я стартовал не так здорово, как Валттери, а на рестарте пропустил Макса, что, конечно, не обрадовало. Далее я старался идеально проходить повороты, понемногу подбирался к Максу, а потом он допустил ошибку, я понял, что на этом круге нужно атаковать, оказавшись максимально близко к Red Bull Racing на третьем секторе.

Что касается атаки на Валттери, я понимал, что должен провести её как можно скорее – до того, как шины начнут терять эффективность. К счастью, мне удался обгон в первом повороте, но ситуация была на грани. В общем, отличная гонка!

Вопрос: (Пол ди Реста) Знаю, вам нравится, когда сражение с соперниками настолько плотное! Что планируете делать в ближайшие несколько дней до отправки в Испанию? Наверное, ваш график несколько изменился, раз уж в этом году угроза со стороны Red Bull Racing настолько серьезная.
Льюис Хэмилтон: Я на пару дней вернусь домой, чтобы восстановить силы, а потом буду готовиться к следующей гонке. Нам предстоит провести много брифингов, проанализировать огромный объем информации и понять, за счёт чего можно сработать лучше. Сегодня у нас далеко не всё было идеально, мы должны обратить внимание на отдельные области и найти возможность прибавить.

Вопрос: (Пол ди Реста) Валттери, третье место, но вы наверняка рассчитывали на большее. К слову, за вами остался быстрейший круг гонки, так как результат Макса был аннулирован. Что скажете?
Валттери Боттас: Сложный день. Не знаю, что произошло на первом отрезке – машине почему-то не хватало скорости. Мы выясним, что случилось. На втором отрезке всё шло хорошо, но из-за проблем с каким-то датчиком я не смог догнать Макса.

Вопрос: (Пол ди Реста) Вы сказали, что на втором отрезке всё шло хорошо. Тогда вы действительно держали отличный темп, причём даже Тото Вольфф по радиосвязи поддерживал вас. Можно ли сказать, что с полупустыми баками вашей машине нет равных?
Валттери Боттас: Не знаю. В целом, сегодня машина хорошо работала. Сложно сказать, почему на первом отрезке у меня ничего не получалось – мы с командой должны это выяснить. Но в остальном всё хорошо, мы заработали много очков.

Пресс-конференция

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, потрясающая гонка, примите поздравления! Насколько приятна эта победа?
Льюис Хэмилтон: Знаете, я давно выступаю в гонках, добился определенных успехов, но благодарен судьбе за то, что каждая победа воспринимается по-новому и немного иначе, чем предыдущие. В этот уик-энд путь к успеху получился особенным: когда случается настолько плотное сражение с двумя великолепными соперниками, и ты всё-таки финишируешь первым, эмоции просто фантастические.

Я горжусь нашей командой. Мои механики здорово сработали на пит-стопе, инженеры верно выбрали стратегию. Все продолжают выкладываться на пределе, чтобы добиться большей скорости от W12 – огромное за это спасибо!

Вопрос: Знаю, вы не любитель статистики, но сегодня вы в 150-й раз заработали очки для Mercedes!
Льюис Хэмилтон: Что ж, неплохо (выдерживает паузу и смеётся). Это правда невероятное достижение, которое стало возможным благодаря работе многих замечательных людей. Надеюсь, они ощущают свою причастность к такому успеху!

Вопрос: Хотелось бы спросить вас о нескольких, как нам кажется, ключевых моментах. Вы сказали, что недовольны тем, как сработали на рестарте. Что там произошло?
Льюис Хэмилтон: Я уступил позицию! Я был сосредоточен на машине Валттери, на долю секунды бросил взгляд в зеркала, чтобы понять, где находится Макс, и именно в тот момент Валттери начал разгон!

Валттери Боттас: Я заметил, как ты отвлекся на зеркала, и тут же утопил газ в пол!

Льюис Хэмилтон: (смеётся) В общем, я среагировал не лучшим образом. Более того, я ехал в слипстриме от машины Валттери, Макс, похоже, готовился меня атаковать, но я сам сместился в сторону и позволил ему воспользоваться слипстримом от Валттери! Я тогда еще подумал: «Вот идиот какой!»

Макс Ферстаппен: (подозрительно смотрит на Льюиса)

Льюис Хэмилтон: Это я про себя так подумал! В итоге я оказался позади Валттери и Макса, но хорошо, что эта трасса позволяет вести плотную борьбу. Это как раз то, чего ждут болельщики, и чего я сам жду от каждой гонки. В Портимао, как в Остине, можно по-разному проходить повороты, так что сражение получилось интересным!

Вопрос: Между вами и Максом восемь очков в личном зачете, не так уж и много
Льюис Хэмилтон: Да, преимущество минимальное. Я видел, что Макс решил проехать быстрейший круг и сделал это, но его результат не зачли, быстрейший круг остался за Валттери. Борьба между Mercedes и Red Bull Racing очень напряженная.

Макс Ферстаппен и Льюис Хэмилтон

Думаю, всем очевидно, что она будет продолжаться до последней гонки. (поворачивается к Максу) Похоже, к концу сезона нас будет тошнить друг от друга и от гонок, которых в этом году слишком много!

Вопрос: Макс, учитывая скорость машины, вы довольны вторым местом? Или есть ощущение, что шанс был упущен?
Макс Ферстаппен: Я вполне доволен, поскольку сделал всё, что в моих силах. На старте я не лучшим образом сорвался с места и не смог побороться с Mercedes, но на рестарте сработал отлично, атаковал Льюиса в первом повороте и сумел остаться в границах трассы, так что мне не пришлось возвращать позицию, как было в Бахрейне.

Далее мы втроем вели плотную борьбу. Я несколько раз пытался атаковать Валттери, но не мог подобраться достаточно близко в последних поворотах, чтобы успеть обогнать на прямой. Я агрессивно прессинговал, в какой-то момент машина чуть соскользнула с траектории… впрочем, не думаю, что на том моменте я потерял много времени. Льюис в любом случае ехал близко и сумел пройти меня в первом повороте, после чего погнался за Валттери.

Я не смог удержаться за Льюисом, чтобы, как и он, иметь возможность пользоваться DRS, но борьба всё равно получилась плотной. Я продолжал прессинговать, вскоре Льюис обогнал своего напарника, а затем я ехал за Валттери какое-то невероятно большое количество кругов! Тем не менее, мне понравилось сражение. Оно ощущалось… конечно, не так, как сражение на предельной скорости от старта до финиша, но всё-таки это было нечто большее, чем скучный пилотаж в попытках максимально сберечь шины.

Вопрос: Вы сказали, что сегодня долго ехали за машиной Mercedes. Как вы оцениваете скорость Red Bull Racing относительно главных соперников? В чем их машина была эффективнее, а в чём эффективнее ваша RB16B?
Макс Ферстаппен: Знаете, скорость зависит от множества факторов, но сложно судить о ней, когда вплотную преследуешь соперника, теряя при этом часть прижимной силы. На протяжении всего уик-энда мы были не вполне довольны уровнем сцепления с трассой. В прошлом году в Портимао у нас уже были сложности, так получилось и в этот раз.

Что до конкурентоспособности, давайте дождемся этапа в Барселоне и посмотрим, кто и какого прогресса сумел добиться. Из-за низкого уровня сцепления этот уик-энд сложился странно, но, конечно, мы должны всерьез поработать, чтобы быть быстрыми на любой трассе и в любых условиях – автодром и погода всегда одинаковы для всех.

Я всё-таки финишировал вторым и этим вполне доволен. У меня были интересные сражения, в том числе с Валттери после пит-стопа. Момент в четвертом повороте был напряженный, так как моя машина на мгновение соскользнула с траектории, но в целом гонка выдалась неплохой.

Вопрос: Что скажете о ситуации в личном зачете? Вы уступаете Льюису всего восемь очков.
Макс Ферстаппен: Да, борьба плотная, но мне хотелось бы, чтобы отставание было ещё меньше! Сезон долгий, мы не можем позволить себе сход или какую-нибудь глупую ошибку, нужно продолжать выкладываться на пределе.

Вопрос: Валттери, для вас это 58-й подиум! Что скажете о гонке?
Валттери Боттас: Она оставила чувство досады. Когда стартуешь с поула, у тебя только одна цель – победа. Сегодня победы не случилось, потому я огорчен.

Не знаю, почему по ходу первого отрезка мне не хватало скорости. Старт и рестарт я провел отлично, но в целом на шинах Medium я был медленнее Льюиса и Макса, и объяснения этому пока нет. На шинах Hard машина ехала лучше, я догонял Макса, но затем возникла проблема с датчиком, силовая установка начала терять мощность, я отстал на пять секунд и о борьбе пришлось забыть.

Вопрос: С более жесткими шинами поведение машины сразу улучшилось?
Валттери Боттас: Не на первом после пит-стопа круге, конечно. Поначалу машина сильно скользила, но мы знали, что прогреть жесткие шины очень непросто. Как только они вышли в рабочий диапазон, машина поехала ничуть не хуже, а то и вовсе лучше, чем на Medium. В общем, нужно в ближайшие несколько дней всё проанализировать и сделать выводы, а уже потом начинать готовиться к следующему этапу.

Вопрос: В середине гонки вас по радиосвязи поддержал Тото Вольфф. Это было необычно с его стороны?
Валттери Боттас: Наоборот. Тото не раз лично выходил на связь, чтобы сказать то, что считает нужным. Он всегда поддерживает, а поддержка никогда не бывает лишней. Конечно, я и без того по максимуму выкладываюсь на трассе, но всё-таки слышать подобные слова очень приятно.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, примите поздравления! Расскажите о той фазе гонки, когда после рестарта вы ехали позади Макса и Валттери. Вы выжидали какое-то время, чтобы посмотреть, как поведут себя шины у вас и у соперников впереди, или стабильно атаковали на пределе, как ранее предположил Макс?
Льюис Хэмилтон: На рестарте Макс сработал очень здорово, после чего мы втроем ехали плотной группой. Я держался примерно в секунде от Макса и понимал, что должен подобраться ближе. В какой-то момент я отстал чуть сильнее и уже не мог пользоваться DRS – пришлось быстро собраться с мыслями, скорректировать пилотаж и снова атаковать.

Когда я подъехал к Максу, он допустил небольшую ошибку, и на выходе из пятого поворота я оказался заметно ближе. Далее от меня требовалось сохранить этот отрыв до главной прямой, на которой я впоследствии и провел атаку. Ну а потом я какое-то время подбирался к Валттери, который на выходе из последнего поворота был особенно быстр.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, пара вопросов. Мы не раз наблюдали, как вы на протяжении большого количества кругов вплотную преследуете соперника, а ваши шины при этом остаются в состоянии, позволяющем провести атаку. Как вам это удается, и насколько вы воодушевлены столь острым соперничеством с Максом? Макс, хотелось бы услышать и ваш ответ.
Льюис Хэмилтон: Конечно, я и вся наша команда в восторге от такого соперничества с Red Bull Racing. Похоже, в этот уик-энд они немного потеряли в скорости, так как мы сами за минувшие две недели не добились какого-то колоссального прогресса, но если сравнивать с прошлогодней гонкой в Портимао, они всё-таки к нам подобрались, чем бы это ни объяснялось.

Здорово, что борьба настолько острая! Ради этого мы и просыпаемся каждый день – чтобы работать на пределе в стремлении выжать из машины еще больше скорости, с которой сможем одолеть невероятно сильного соперника. Если же говорить о шинах… Думаю, дело в понимании работы шин и того, в какой мере можешь на них рассчитывать. Это сложно выразить словами. Сегодня все выжимали из резины максимум, просто я сам смог сработать с ними лучше, чем в квалификации.

Вопрос: К этому сезону в Pirelli обновили конструкцию шин. Подход к работе с шинами тоже изменился?
Льюис Хэмилтон: Да, немного. Шины стали немного другими, соответственно, с ними нужно работать чуть иначе. Разница не так уж велика, и в обычных условиях её никто бы не заметил, но здесь, в Портимао, уровень сцепления с асфальтом предельно низкий, а у нас вдобавок наиболее жесткие составы. Они способны выдержать всю дистанцию гонки, они практически не изнашиваются, с ними мы можем атаковать на каждом круге, что очень здорово! В предыдущие годы не раз случалось так, что по ходу гонки приходилось приподнимать ногу с педали газа, чтобы шины гарантированно выдержали дистанцию – особенно на трассах, где пит-стоп занимает особенно много времени. Думаю, для этого уик-энда шины были выбраны оптимально.

Макс Ферстаппен: Плотное сражение хотят видеть все, в том числе я сам. В предыдущие годы мы были недостаточно близки к Mercedes по чистой скорости, в этом году начало сезона сложилось для нас заметно лучше – надеюсь, борьба будет такой же острой на протяжении всего сезона.

Вопрос: (Фил Дункан) Вопрос для Льюиса и Макса. Нико Росберг назвал пилотаж Льюиса феноменальным и добавил, что теперь Макс начинает понимать, насколько на самом деле хорош его соперник. Льюис, насколько здорово вы сработали в этой гонке? Можно ли считать заявкой на титул тот факт, что вы обогнали Макса и Валттери непосредственно на трассе? Макс, когда вы каждый уик-энд вплотную сражаетесь с Льюисом, вы лучше понимаете, насколько он хорош?
Льюис Хэмилтон: Никто из гонщиков не испытывает иллюзий насчёт того, насколько сложно вести борьбу в чемпионате. Мы каждый день выкладываемся на пределе, чтобы наилучшим образом подготовиться к уик-энду и выдать всё, на что способны. Прессинг колоссальный, но притом я, Макс, Валттери и другие гонщики относимся друг к другу с большим уважением.

Всегда здорово, если случаются гонки вроде этой, когда мы можем вплотную преследовать друг друга, пользоваться малейшим преимуществом и атаковать. Но вспомните рестарт: Макс выжал всё, на что способна машина Red Bull Racing, и устроил нам настоящую битву! Думаю, так будет во всех оставшихся гонках.

Макс Ферстаппен: Мне не нужен Нико Росберг, чтобы понять, насколько хорош Льюис. Я знаю, что он очень быстрый гонщик, иначе бы ему не удалось выиграть так много титулов.

Вопрос: (Эдд Стро) Вопрос для Льюиса и Макса. Во всех трёх прошедших гонках вы сражались колесо в колесо – редкое явление в современной Формуле 1! Насколько вам приятна такая борьба? Она довольно агрессивная, но притом корректная. Можем ли мы ожидать такой же борьбы во всех оставшихся двадцати гонках?
Макс Ферстаппен: Здорово, когда гонщики доверяют друг другу настолько, что могут сражаться максимально агрессивно. В прошедших трёх гонках мы с Льюисом всегда оставляли друг другу достаточно места, наши действия были агрессивными, но предсказуемыми. У Льюиса не было ни малейшего повода сказать: «Мы едва не столкнулись!», — а я всегда знаю, что даже в самой плотной борьбе мы оставим друг другу достаточно пространства.

Льюис Хэмилтон: Полностью согласен. Всё базируется на взаимном уважении, мы сражаемся агрессивно, но корректно, и потому борьба получается такой интересной. Думаю, так будет и дальше, ни у одного из нас нет намерений довести дело до столкновения.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, в конце гонки Макс и Валттери провели дополнительный пит-стоп в расчете показать быстрейший круг. В тот момент вы ехали впереди и, возможно, могли поступить так же. Конечно, быстрейший круг мог и вовсе остаться за Серхио Пересом, а вы в случае заминки на пит-стопе рисковали бы потерять гораздо больше, и всё-таки, что вы обо всём этом думаете?
Льюис Хэмилтон: (обращается к Валттери) Кажется, ты первым сменил шины?

Валттери Боттас: Вроде Макс раньше провел пит-стоп. Я не помню.

Макс Ферстаппен: Нет, Валттери, ты сменил шины на один круг раньше меня.

Льюис Хэмилтон: Да, иначе бы Макс не отправился на пит-стоп. Что до меня, я отыгрался с третьего места, и это уже был отличный результат. Бывают ситуации, когда совершенно необходимо рискнуть и показать быстрейший круг, но эта гонка – не тот случай. Я решил, что гораздо важнее добраться до финиша и заработать очки. Да, мне сообщили, что Валттери отправился за шинами Soft, а затем его примеру последовал Макс – им предстояло между собой решить, за кем останется лучший круг. На какое-то время Макс получил дополнительное очко и, казалось, слегка подпортил нам блестящий результат, но потом его результат аннулировали, и лучший круг всё-таки остался за Валттери.

Перевод: Валерий Карташев

Источник: f1news.ru