Хилл: Макс и Льюис продолжат отбирать друг у друга очки

В очередном выпуске подкаста F1 Nation чемпион 1996 года Деймон Хилл сравнил соперничество Льюиса Хэмилтона и Макса Ферстаппена с борьбой Михаэля Шумахера и Фернандо Алонсо в 2005 году.

Деймон Хилл: «На старте в Имоле Льюис оказался в сложной ситуации. Вероятно, он ждал большей угрозы справа – со стороны Серхио Переса, но Макс Ферстаппен стартовал лучше.

Ферстаппен действовал смело. Казалось, что он ехал по самому краю трассы, но не снимал ногу с педали газа. Я считаю, что в первом повороте Льюис должен был уступить Максу, ведь тот находился на внутреннем радиусе.

Макс и Льюис весь сезон будут отбирать друг у друга очки. В этот раз впереди оказался Макс – он выиграл старт и первый поворот, а Льюис начал гонку несколько хуже, чем в Бахрейне. Они ни в чём не уступают друг другу.

Их борьба напоминает мне сражение Михаэля Шумахера и Фернандо Алонсо в 2005-м. К тому моменту Михаэль уже был семикратным чемпионом, Ferrari завоевала несколько Кубков конструкторов подряд. Сейчас Хэмилтон и Mercedes в такой же ситуации… И был Алонсо – рассудительный, но темпераментный молодой гонщик. Хотя его машина уступала Ferrari, в тот год Фернандо показал всё лучшее. В этом сезоне нас ждёт фантастический поединок.

В Имоле ошибались многие гонщики. Даже Ферстаппен на рестарте едва не потерял контроль над машиной – в Rivazza её потянуло в сторону. Кто-то недавно напомнил мне, что раньше Стирлинг Мосс, лидируя в гонке, специально отправлял машину в скольжение, чтобы заставить соперников поверить, что трасса более скользкая, чем на самом деле. Любопытно, делал ли Макс то же самое? Но мне кажется, что он действительно ошибся. Имола показала, что никто не застрахован от ошибок – даже Фернандо Алонсо повредил машину по пути на стартовую решётку.

Сложность трассы застала гонщиков врасплох. Это повлияло и на реакцию Джорджа Расселла, когда он понял, что там не так просто обгонять на мокром асфальте на скорости более 300 км/ч.

Раньше трасса была ещё сложнее – её изменили после уик-энда 1994 года. Мне кажется, что если бы Айртон Сенна и Роланд Ратценбергер оказались в современной Имоле, они были бы в ужасе от некоторых изменений. Они считали, что прелесть Формулы 1 в её сложности, в контролируемом риске и наказании за ошибки.

Со мной многие не согласятся, но, по-моему, сейчас всё слишком просто: после ошибки можно легко вернуться на трассу, потеряв лишь немного времени. Это не проверка для гонщиков. Трасса должна быть сложной и вынуждать их рисковать. Например, в Сузуке вообще нет зон безопасности – и там не так часто вылетают с трассы».

Источник: f1news.ru