Дженсон Баттон: Трасса экстремально сложная

У Дженсона Баттона есть опыт внедорожных гонок, но если раньше он выступал в них скорее для собственного удовольствия, то участие в новой серии Extreme E – более серьёзный проект. Он рассчитывал, что ему пригодятся навыки, полученные, в частности, в 2019 году в столь престижном соревновании, как Baja 1000, но пока эти надежды не оправдываются.

Дженсону предстоит выйти на старт первого этапа новой внедорожной серии за рулём гоночного электромобиля Odyssey 21 его собственной команды JBXE. В его экипаже под №22 также выступает шведская гонщица Микаэла Олин-Коттулински, чей опыт пока в основном ограничивается турингом.

Во время пятничного шейкдауна, когда команды Extreme E знакомились с трассой длиной примерно 9 км, проложенной в окрестностях саудовского оазиса Аль-Ула, у Дженсона возникли некоторые сложности. Гонщиков предупреждали, что когда Odyssey 21 подпрыгивает на кочках, и его ведущие задние колёса отрываются от земли, то машина теряет мощность. Баттон постарался это учесть и преодолевал неровности более-менее осторожно, но это его не спасло. В итоге он смог завершить круг только после того, как произвёл перезагрузку всех систем машины.

«Возможно, организаторам придётся слегка изменить маршрут, ведь если такое произойдёт по ходу квалификации, у всех будут проблемы, – сказал Баттон. – Трасса однозначно слишком агрессивная для этих машин, у которых не такой уж большой ход подвески, поэтому на них это болезненно сказывается.

Первое впечатление о трассе сводится к тому, что она однозначно экстремально сложная. Сцепление очень слабое на этих шинах, поскольку они универсальные и создавались для всех типов трасс, на которых нам предстоит выступать, но по столь глубокому песку на них ездить сложно. Кроме того, хочется внести коррективы в настройки, поскольку машина довольно плохо входит в повороты.

Я думал, что мне пригодится опыт, полученный на Baja 1000, но пока этого сказать нельзя. На трассе есть участок, похожий на то, что было на Baja, который можно преодолевать по трём или четырём разным траекториям, но тут такое яркое солнце, что всё блестит, и выбрать правильную траекторию очень трудно.

На песке невозможно увидеть неровности, поэтому приходится ехать наугад, хотя это не проблема. По-моему, в целом машина работает нормально.

Но на первом участке я волновался, как бы она не перевернулась. Пришлось сбросить скорость, но недостаточная поворачиваемость проявилась настолько сильно, что я с трудом входил в повороты. Но всё это довольно весело!»

Квалификационные заезды на первом этапе Extreme E стартуют в субботу утром.

Источник: f1news.ru

Хельмут Марко: Проблемы остались в прошлом

В Red Bull Racing считают, что положили конец тенденции, когда их машина уступала в скорости соперникам в начале сезона и прибавляли ближе к середине чемпионата. В Бахрейне Макс Ферстаппен опередил Льюиса Хэмилтона на четыре десятых в квалификации, а затем проиграл ему гонку только из-за более смелой стратегии у Mercedes. Консультант Red Bull Хельмут Марко рассказал, как им удалось добиться прогресса.

Хельмут Марко: «Мы видели, в каких областях уступаем соперникам, и у нас был план. Прежде всего, мы хотели, чтобы машина была быстра с самого начала сезона, чтобы быть готовыми к борьбе с первой минуты первой тренировки. Нам это удалось.

В прошлом году, начиная с этапа в Австрии, машина вела себя нестабильно, но теперь мы поняли, что эти проблемы позади. Я не хочу подробно рассказывать, что мы сделали. Мы всегда старались дорабатывать машину до последней гонки и считаем, что логично привозить относительно небольшие изменения. В Honda не только повысили мощность силовой установки – её управляемость улучшилась. У нашей машины самая узкая задняя часть, а это стало возможным благодаря Honda».

Эксперты считают, что преимущество Red Bull Racing над Mercedes заключается в том, что у RB16B более высокий рейк, то есть угол продольного наклона машины по отношению к трассе. Однако Хельмут Марко сомневается, что секрет скорости именно в этом: «Ключом к успеху внезапно стал рейк. Но я думаю, что всё зависит от машины в целом, и нужно учитывать такой фактор, как шины.

Мы удивлены, что в квалификации опередили Mercedes на четыре десятых – мы думали, что разница в скорости между командами не превышает двух десятых секунды. В быстрых поворотах машины должна быть ещё эффективнее, а в Бахрейне таких поворотов не было. Теперь наша машина должна отлично работать на всех трассах».

Источник: f1news.ru

Трассу в Валенсии переделают для гонок Формулы E

Третий этап сезона Формулы E должен пройти на испанском автодроме в Валенсии, но перед этим его трасса будет подвергнута некоторым изменениям. В частности, на старт-финишной прямой может быть сооружена искусственная шикана.

Обычно на автодроме имени Рикардо Тормо проходят предсезонные тесты Формулы E, но в этом году там решено провести сдвоенный этап, поскольку из-за последствий пандемии невозможно организовать его в Париже, как было запланировано изначально. Две гонки в Валенсии должны пройти 24 и 25 апреля, но к этому времени трассу нужно переделать с учётом особенностей электрической серии.

По информации издания The Race, искусственная шикана должна быть расположена в районе въезда на пит-лейн, она будет представлять собой комбинацию правого, левого и ещё одного правого поворота. Это делается с расчётом на то, что преодоление пилотами шиканы сделает гонку зрелищнее, тем более что этим изменения на трассе не ограничиваются.

Будет также скорректирована конфигурация последнего сектора за счёт использования вспомогательных дорог: таким образом круг станет несколько короче, на нём появится ещё два новых правых поворота, а к заключительному повороту будет вести длинная левая дуга.

По словам Фредерика Бертрана, директора департамента FIA, курирующего инновационные гоночные проекты, Формула E должна обеспечить проведение максимального числа этапов, и перенос гонок в Валенсию – это пример такого прагматичного подхода.

«Даже если мы используем стационарный автодром, его трасса будет адаптирована к особым характеристикам Формулы E, – сказал Бертран. – Это делается для того, чтобы гонки не были скучными, чтобы не было неких факторов, которые никак не способствуют делу продвижения электрических технологий.

Наша первоочередная задача – обеспечить в этом сезоне хорошее шоу, показать болельщикам, телезрителям нечто интересное, сделать Формулу E ещё более привлекательной, чем раньше».

FIA и организаторы чемпионата мира по гонкам на электромобилях собирались держать новую конфигурацию трассы в Валенсии в секрете и показать её лишь за пару недель до начала уик-энда, чтобы команды всё-таки смогли подготовиться к ней, работая на симуляторах. Однако карта трассы была разослана участникам чемпионата несколько раньше.

Источник: f1news.ru

Главный стратег McLaren о тактике в Бахрейне

Главный стратег McLaren Рэнди Сингх рассказал о тактике команды в Гран При Бахрейна, где Ландо Норрис занял 4-е место, а Даниэль Риккардо – 7-е.

Изначально было понятно, что гонка пройдёт с двумя пит-стопами, если в ход событий не вмешается, например, появление на трассе автомобиля безопасности.

В финал квалификации Ландо Норрис и Даниэль Риккардо попытались пройти, используя резину средней жёсткости, но, поскольку в первых попытках не удалось добиться её эффективной работы, команда решила обезопасить себя, поэтому во второй сессии оба гонщика перешли на шины Soft.

В их распоряжении также было по одному свежему комплекту Hard и Medium, по одному прикатанному комплекту Medium и по три комплекта прикатанных мягких шин. Всё это позволяло планировать практически любые варианты тактики двух пит-стопов. На большинстве трасс выбор был бы продиктован стартовыми позициями, но в Бахрейне можно строить планы, исходя из задачи максимально быстро доехать до финиша.

Рэнди Сингх: «В Бахрейне уровень деградации резины выше среднего, и поскольку обгонять там тоже немного проще, то тактику предопределяет фактор времени, за которое можно проехать гонку.

Если кто-то опережает вас за счёт более раннего пит-стопа, или вы кого-то опережаете, применяя тактику «подрезки», это ещё не значит, что позиции можно будет сохранить. На этой трассе можно ехать намного быстрее соперника за счёт разницы в степени износа шин и обогнать его.

Элементы тактической игры всё-таки есть, особенно вокруг первого пит-стопа, но в Бахрейне мы больше ориентировались на то, чтобы как можно быстрее добраться до финиша, и в меньшей степени обращали внимание на позиции, которые наши гонщики занимали на трассе.

После старта Ландо пробился на 4-ю позицию, и мы позвали его в боксы, чтобы не позволить Шарлю Леклеру, ехавшему следом, выйти вперёд. Похоже, что это было правильное решение. Момент первого пит-стопа надо было точно рассчитать, поскольку мы ожидали, что соперники тоже поедут в боксы.

Разумеется, мы не хотели потерять позицию по отношению к Фернандо Алонсо, ехавшему 7-м, но главная причина, побудившая нас провести пит-стоп на этой стадии гонки, состояла в следующем: мы знали, что на визит Алонсо в боксы скорее всего отреагируют в Ferrari и позовут Шарля менять резину. Отреагировал на это и Лэнс Стролл.

В этот момент нас всё-таки волновала позиция на трассе, ведь мы понимали, что если не проведём пит-стоп, то пропустим вперёд двух или трёх соперников».

Серхио Перес отправился в боксы на 19-м круге, что было слишком рано для тактики единственного пит-стопа, и после этого главной задачей Норриса было остаться впереди Леклера. Ландо удалось довести отрыв до 4 секунд, чтобы не позволить Ferrari воспользоваться «подрезкой», после чего он выждал, кода Шарль свернёт на пит-лейн, и на следующем круге провёл свой пит-стоп, удержав 4-ю позицию.

«Ландо мы позвали в боксы на круг позже, чем Даниэля, но это просто стечение обстоятельств, – продолжил Сингх. – Мы провели пит-стоп, чтобы не позволить Шарлю выйти вперёд, но у Ландо было значительное преимущество, поэтому не было смысла торопиться. Мы понимали, что на свежем комплекте жёсткой резины Норрис спокойно доедет до финиша, так что момент для пит-стопа был выбран неплохой. Примерно так же мы бы действовали, если бы разработали некую идеальную тактическую схему».

Факторов, влиявших на тактику Даниэля Риккардо, было больше. Первый раз он поехал в боксы на круг позже Ландо, но оказался позади Алонсо, из-за которого и началась эта волна пит-стопов. Команда посоветовала австралийцу не волноваться по поводу Фернандо, который, вернувшись на трассу, слишком агрессивно проехал первый круг и в значительной степени израсходовал ресурс шин. Неудивительно, что Даниэль вернул себе позицию и попытался догнать Леклера, но гонщику Ferrari удавалось сохранять 5-секундный отрыв на протяжении почти всего второго отрезка.

Кроме того, на той стадии гонки Риккардо был в невыгодном положении по отношению к Серхио Пересу, ехавшему очень быстро. Можно было попытаться остаться впереди него, если максимально оттянуть момент второго пит-стопа, постаравшись не потерять время, отражая атаки мексиканца. Тогда был бы шанс опередить его, когда он отправится в боксы в следующий раз после долгого второго отрезка на шинах Hard.

Таким образом, Даниэль оставался на трассе, пока Перес его не обогнал, а затем сразу свернул на пит-лейн – кстати, следом за Леклером.

«Понятно, что после происшествия на формационном круге тактика Серхио изменилась. Мы не вели с ним борьбу напрямую, но выстраивали нашу гонку так, чтобы всё-таки попытаться его опередить, – пояснил стратег McLaren. – Его действиям мы могли противопоставить более сбалансированную тактику. Мы предвидели, что по ходу заключительного отрезка он нас догонит, поэтому стремились ехать быстро, чтобы защитить свою позицию.

Но целая комбинация факторов заставила нас позвать Даниэля в боксы. Нам хотелось сделать третий отрезок несколько короче, и когда Серхио нас догнал, у нас ещё была возможность отражать его атаки. Уже задним числом мы поняли, что Перес ехал достаточно быстро, чтобы в любом случае без особых сложностей опередить Даниэля.

Когда Серхио нас обогнал, стало очевидно, что мы бы всё равно не смогли сдержать его натиск. После этого мы решили обороняться от Aston Martin Себастьяна Феттеля. Не то чтобы он нам угрожал, но не было причин этого не делать».

Сразу после старта днище машины Риккардо было повреждено из-за контакта с AlphaTauri Пьера Гасли, что серьёзно сказалось на скорости на последнем отрезке, когда он ехал на жёстких шинах. Поэтому Даниэль не смог опередить Леклера. Вскоре его нагнал Перес после своего позднего пит-стопа и оттеснил на 7-ю позицию.

Ещё была надежда, что Даниэлю удастся за счёт системы DRS хотя бы удержаться позади машины Red Bull, но не получилось, Серхио ехал слишком быстро.

Ближе к финишу гонки задача Риккардо сводилась к тому, чтобы остаться впереди Карлоса Сайнса, второго гонщика Ferrari. Даниэлю удалось максимально растянуть оставшийся ресурс шин, и он пересёк линию финиша на 1,1 секунды раньше своего преследователя.

Источник: f1news.ru

Ральф Шумахер: Мик отлично выступил в дебютный уик-энд

Бывший гонщик, а ныне эксперт Sky Deutschland Ральф Шумахер прокомментировал выступление своего племянника Мика в дебютной гонке в Формуле 1, а также рассказал о карьере своего сына Давида и о работе журналистов.

Вопрос: Ваш племянник финишировал 16-м в дебютной гонке в Формуле 1. Как вы оцениваете его выступление?
Ральф Шумахер: Мик отлично поработал в дебютный уик-энд. Судя по многочисленным разворотам его напарника, машина Haas F1 сложна в управлении, но Мик отлично с этим справился. Хотя на рестарте он допустил небольшую ошибку на остывшей резине, это не портит в целом позитивное впечатление. К сожалению, его выступление привлекло не так много внимания, как он того заслуживал, ведь из-за медленной машины он слишком сильно отстал от других команд.

Вопрос: Чего вы ждете от него в оставшейся части сезона?
Ральф Шумахер: Мик должен допускать как можно меньше ошибок, опережать напарника и хорошо подготовиться к следующему сезону. Я повторю то, что уже говорил: этот сезон для него – период тренировок и подготовки.

Вопрос: Вы второй год выступаете в роли эксперта на немецком телеканале Sky Deutschland и регулярно бываете в паддоке. Можно ли сказать, что теперь вы поменяли свой взгляд на гонки? Повлияло ли это на ваши оценки происходящего?
Ральф Шумахер: В чём-то да. Теперь я лучше понимаю, сколько работы вложено в каждый репортаж, и сколько среди журналистов настоящих болельщиков. В своё время я этого не понимал. Когда я был молодым гонщиком, со мной было сложно работать. Иногда мне казалось, что мне больше завидуют, чем интересуются моими достижениями. Но теперь я так не думаю.

Вопрос: Ваш племянник сейчас в такой же ситуации, как были вы, когда дебютировали в Формуле 1 в 1997 году: вы были младшим братом легендарного гонщика, а Мик – его сын…
Ральф Шумахер: Если бы не Михаэль и наш менеджер Вилли Вебер, я мог никогда не попасть в Формулу 1. Надо честно признать, что они открыли для меня эту дверь. И так было уже в молодёжных сериях. Если бы не брат, разве я смог бы выступать в заводской команде Opel в Формуле 3? Маловероятно. Тем не менее, я должен был добиваться результатов. Я выиграл гонку в Макао, завоевал титул в японской Формуле 3000 в 1996 году, хотя это было непросто для иностранца. Я использовал каждый шанс, который получал, и мне кажется, что именно поэтому я заслужил шанс дебютировать в Формуле 1. К сожалению, не все это понимали.

Вопрос: Что вам запомнилось?
Ральф Шумахер: Ещё до дебюта в Формуле 1 ко мне прицепилось прозвище «Rolex-Ральф». Я ничего не мог с этим сделать – это было как татуировка, которую невозможно свести. До сих пор помню ту историю, как будто она произошла со мной вчера.

После того, как я завоевал титул в Японии, в McLaren-Mercedes предложили мне участвовать в тестах в Хоккенхайме. Мне уже был гарантирован контракт в Jordan, так что настроение было отличное. Всё складывалось так, как нужно.

Перед тестами мы с Вилли Вебером навестили одного из его друзей, продававшего часы. Он показал мне Rolex Daytona с кожаным ремешком и черным с золотом корпусом. А я как раз получил призовые за выступления в Японии и приобрёл на них эти часы. Я надел их и поехал на Хоккенхаймринг.

Вилли договорился об интервью на трассе, но тогда плохо планировали время работы с прессой, и представитель одного очень крупного таблоида не получил обещанного интервью. Он очень рассердился, что напрасно приехал из Кёльна в Хоккенхайм. Тогда он заметил на моей руке часы и вместо интервью написал статью Rolex-Ralf. Я долго не мог избавиться от этого прозвища. В сущности, его придумал журналист. Но сейчас у меня хорошие отношения с этим коллегой. Мы стали старше и мудрее.

Вопрос: Ваш сын Давид сейчас выступает в Формуле 3, и его может ждать отличная карьера. Вы делитесь с ним своим опытом?
Ральф Шумахер: Давид намного более спокойный и открытый, чем я был в его годы. Конечно, он рос в другой атмосфере. Но я вижу, что в Формуле 1 и в автоспорте в целом изменились журналисты. Раньше о гонках писала бульварная и спортивная пресса. О нас с Михаэлем – в основном бульварная пресса. Я не хочу упоминать имена, но одна газета и журнал буквально шантажировали нас ради интересной статьи. Теперь такого нет. Мне кажется, что на первый план вышел спорт, и журналисты стали намного лучше работать с гонщиками. Это видно по Себастьяну Феттелю.

Вопрос: Что вы имеете в виду?
Ральф Шумахер: Себастьян ничего не говорит о своей личной жизни. Это его дело, и нужно уважать его решение. Именно поэтому он не так интересен бульварной прессе. Нам с Михаэлем в своё время этого не позволили бы. Давид с Миком, а также Себастьян выступают во времена, когда у прессы совершенно другое отношение к спортсменам. Мы с Михаэлем выросли в небольшом и уютном Керпене, а затем попали в большой мир, даже не представляя себе, как всё это работает.

Источник: f1news.ru

Формула 3: Михаэль Белов примет участие в тестах

В Формуле 3 несколько раз переносили предсезонные тесты из-за запрета британским командам на въезд в Испанию, но в этот уик-энд гонщики впервые в сезоне смогут поработать на трассе. В австрийском Шпильберге 3-4 апреля пройдёт двухдневная тестовая сессия.

В предстоящих испытаниях примут участие двое российских гонщиков: Александр Смоляр, у которого подписан контракт с ART на сезон 2021 года, и Михаэль Белов, у которого пока нет подтверждённого контракта. Уроженец подмосковных Люберец отработает два дня в команде Charouz вместе с Логаном Сарджентом и Решадом де Жеру.

В прошлом сезоне Михаэль Белов провёл шесть гонок в составе всё той же Charouz, и заработал одно очко. Всё идёт к тому, что он и в 2021-м продолжит сотрудничество с чешской командой.

Помимо тестов в Шпильберге ещё одна двухдневная тестовая сессия пройдёт в Барселоне 21-22 апреля. Сезон в Формуле 3 стартует в Барселоне 7-9 мая.

Источник: f1news.ru

Леклер: У соперников никогда не будет того, что есть у нас

В интервью итальянскому журналу DLui Шарль Леклер рассказал о работе в Ferrari и о том, почему соперники всегда будут завидовать команде из Маранелло, независимо от её результатов.

Вопрос: Чем была для вас Ferrari до того, как вы подписали с ней контракт?
Шарль Леклер: Ferrari – предел моих мечтаний. Я горжусь, что выступаю в этой команде, но дело не только в этом – меня до сих пор переполняют эмоции, когда я смотрю на себя в зеркало в красном комбинезоне. Мне ещё и 5 лет не было, когда я понял, что хочу участвовать в гонках – тогда я думал только о победах и о том, как это интересно. Гораздо позже я понял, что автоспорт может стать моей профессией.

Я помню, как мне было приятно видеть на подиуме своих героев, когда они выигрывали гонки и титулы. Поэтому я понимаю, насколько важно добиваться успеха. В этом году мы переделали всё, что регламент позволял изменить в машине. Не обещаю чудес, но мы надеемся, что добьемся неплохих результатов благодаря новому двигателю и более эффективной аэродинамике.

Вопрос: Работа в Ferrari – это дополнительный прессинг?
Шарль Леклер: Нет, я стараюсь отключиться от внешнего прессинга и позитивно относиться к своей работе. В детстве я был беспокойным ребёнком и когда начинал гоночную карьеру, эмоции у меня доминировали над рациональностью примерно в соотношении 95/5. Я много работал над собой. Я по-прежнему целеустремленный парень, страстно любящий этот спорт – я никогда не стану в полной мере расчётливым и рациональным гонщиком, но на трассе надо во многом руководствоваться разумом, поэтому я стараюсь уменьшить эмоции в пользу рационального подхода: примерно 45% на 55%.

Вопрос: И всё же вы производите впечатление спокойного и уравновешенного человека!
Шарль Леклер: Но раньше это было мне несвойственно. Я много работал над психологической подготовкой, над концентрацией. Кроме того, после некоторых моментов в личной жизни я научился на всё смотреть со стороны. Я понял, что хотя мне нравится автоспорт, жизнь этим не ограничивается.

Вопрос: Ваш новый напарник хочет завоевать титул через пять лет…
Шарль Леклер: Я бы сократил этот период – скажем, до двух или трёх лет. Я верю в команду и полностью сосредоточен на своей работе. Я стараюсь добиться прогресса, но этого недостаточно. И я не настолько самоуверен, чтобы думать, что смогу самостоятельно добиться успеха.

На трассе всё решает секундомер, и неважно, выступаю ли я с Себастьяном Феттелем или с Карлосом Сайнсом, каждый из нас хочет стать самым быстрым. Но когда вылезаешь из машины, ты должен понимать, что помогая команде, ты помогаешь и себе. Я считаю, что каждый элемент по отдельности – гонщик, машина, команда – это только 33,3% успеха. Всё вместе должно работать идеально – иначе не сможешь выиграть.

Вопрос: Чего Ferrari не хватает по сравнению с соперниками?
Шарль Леклер: Я знаю, что у них никогда не будет того, что есть у нас – это тифози. У нас миллионы болельщиков по всему миру. Соперники всегда будут завидовать той страстной любви, которую вызывает Ferrari.

Я был совсем маленьким, когда впервые посмотрел Гран При Монако. Я был в гостях у друга и смотрел гонку с балкона его дома – я следил только за красными машинами, даже не могу объяснить почему. Возможно, я родился болельщиком Ferrari, но просто не знал этого.

Вопрос: Сколько раз вы пытались представить себе, как станете гонщиком Ferrari? Каким вам представлялся этот момент?
Шарль Леклер: Это бы так растрогало моего отца. Я знаю, чем он пожертвовал, чтобы я попал в команду. Он бы мной очень гордился.

Мне не хватает отца и Жюля Бьянки. Я гоняюсь в том числе ради них и надеюсь, что они гордились бы мной. Но их больше рядом нет, и я лишился не только их любви. Мне очень не хватает важных советов, которые они мне давали. Отец и Жюль – те люди, к кому я обращался, когда был на распутье в карьере или в личной жизни. Но они так и не увидели меня в Ferrari.

Мы с Жюлем поддерживали друг друга, нам всегда было весело. С пяти до 13 лет я проводил каждый уик-энд на картодроме, принадлежавшем его семье, и с этим периодом связаны самые приятные воспоминания. Мы соревновались с друзьями и радовались жизни.

Вопрос: Чем отличается Формула 1 от других чемпионатов, где вы выступали?
Шарль Леклер: Переход из Формулы 2 в Формулу 1 – большой шаг вперёд. И я понял, насколько всё изменилось, только когда добился всего того, что у меня сейчас есть. За эти несколько лет, прошедших после моего дебюта в Ф1, я стал гораздо более зрелым. Раньше я не знал, что Формула 1 – настолько закрытый клуб. Со стороны сложно понять, какой прессинг там испытываешь.

Я изменился как профессионал. Я стал более закрытым и сдержанным, чтобы защитить себя. Некоторые хотят со мной общаться не потому, что я хороший человек, а только потому, что я гонщик Ferrari. В результате я стал осторожнее.

Вопрос: Во время прошлогоднего карантина вы участвовали в виртуальных гонках на TwitchTV…
Шарль Леклер: С помощью видеоигр мы хотели помочь болельщикам, которые сидели дома во время карантина. Даже на виртуальных трассах мы хотим побеждать – нам нужно постоянно бороться.

Вопрос: Вы добились того, о чём мечтали в детстве? Что вы сказали бы юному Шарлю Леклеру?
Шарль Леклер: Я посоветовал бы продолжать мечтать, всегда ставить перед собой амбициозные цели, быть целеустремлённым и терпеливым, ведь иногда я бывал слишком строг к себе. Нельзя забывать, что Формула 1 – это не только работа, но и спорт. И чтобы быть по-настоящему счастливым, надо любить свою работу и себя таким, какой ты есть.

Вопрос: Что вы думаете об Италии?
Шарль Леклер: Я могу сказать, что это мой второй дом – некоторое время я здесь жил. Раньше я часто сюда приезжал, когда гонялся в картинге.

Вопрос: И небольшой блиц-опрос. День или ночь?
Шарль Леклер: Предпочитаю день, потому что в это время я работаю. И мне нравится то, что я делаю.

Вопрос: Лето или зима?
Шарль Леклер: Я выберу теплое время года – оно больше подходит моему настроению. И я предпочитаю горам море.

Вопрос: Сладкое или острое?
Шарль Леклер: В душе хочется сладкого, но острое – лучше для диеты.

Вопрос: Кем вы восхищаетесь?
Шарль Леклер: Айртоном Сенной.

Вопрос: С кем из спортсменов вы хотели бы отправиться на ужин?
Шарль Леклер: Поскольку мне нравится теннис, я пригласил бы Рафаэля Надаля. Или Криштиану Роналду: он много работает, у него была не самая простая жизнь.

Вопрос: А из людей, не имеющих отношения к миру спорта?
Шарль Леклер: Я учусь играть на пианино, и меня завораживает музыка Баха, Моцарта, Шопена: я могу выбрать кого-то из них?

Вопрос: Если бы вы пригласили девушку на ужин, то что бы приготовили?
Шарль Леклер: Сложный вопрос. Какой-нибудь салат с вкусным маслом и пасту с пармезаном.

Вопрос: Представьте, что у вас есть возможность прожить месяц чьей-то жизнью. Кого вы выберете?
Шарль Леклер: Илона Маска: мне очень интересна тема космоса. Возможно, всё дело в том, что я плохо в ней разбираюсь.

Вопрос: Что вам нравится в людях, и какие качества вам не нравятся?
Шарль Леклер: Мне нравятся те, кто любит своё дело и умеет делиться этой любовью. Мне не нравятся высокомерные люди.

Вопрос: Что бы о вас могли сказали мама и двое ваших братьев?
Шарль Леклер: Мама сказала бы, что я самый лучший, Лоренцо – что он мной гордится, а Артур – что хочет догнать меня в Формуле 1.

Вопрос: Жить в городе или в деревне?
Шарль Леклер: Я городской парень. Идеальное место для меня – городской дом с садом.

Источник: f1news.ru

Чэдвик: Extreme E – это вам не уик-энд в Сильверстоуне

Джейми Чэдвик, действующая чемпионка W Series, раньше занималась только кольцевыми гонками, но никогда не выступала ни в ралли, ни в ралли-кроссе, однако в этот уик-энд она выйдет на старт первого этапа внедорожной серии Extreme E.

Вместе с другими участниками нового чемпионата она уже находится в Саудовской Аравии, где им предстоят гонки по местным пустыням и горам на электромобилях Odyssey 21. Логично поинтересоваться, для чего ей это надо?

«Не думаю, что мой предыдущий гоночный опыт – это какая-то проблема, – ответила Джейми в интервью британскому журналу Autocar. – У меня были сомнения, подходит ли мне этот чемпионат, ведь здесь более естественно смотрелись бы раллисты. Но после первых же тестов я была приятно удивлена, как быстро мне удалось набрать нужную скорость.

Это, а также интенсивные тренировки, которыми я в последние несколько месяцев занималась вместе с моей командой Veloce Racing, позволяют думать, что в этом чемпионате можно выступать с любой гоночной подготовкой. Если ты можешь быстро ездить на какой-то одной машине, то будешь быстрым на любой технике».

Конечно, Джейми уже довольно опытная гонщица, однако ей предстоит соперничать с такими мастерами, как Дженсон Баттон, Себастьен Лёб, Карлос Сайнс-старший и Маттиас Экстрём, в своё время выигрывавший титулы в ралли-кроссе и DTM. Кроме того, в состав всех девяти экипажей входят и представительницы прекрасного пола – таким образом организаторы Extreme E демонстрируют свою приверженность принципам гендерного равенства.

«Прежде всего мне нравится спортивная сторона этого проекта, – заверила Джейми. – Похоже, что это невероятно интересный чемпионат с гоночной точки зрения. Мне очень захотелось в нём участвовать, особенно после первых тестов. Я по-настоящему полюбила эту машину. Но меня также заинтересовали и другие аспекты Extreme E – и экологическая ориентированность чемпионата, и гендерное равенство. Вообще у него весьма позитивный имидж.

Конечно, меня ждёт своего рода шаг в неизвестность. Участие в Extreme E – это вам не гоночный уик-энд в Сильверстоуне…»

В субботу Джейми Чэдвик и её опытному напарнику, французскому гонщику Стефану Саразану, предстоит выйти на старт первой квалификации сезона Extreme E.

Источник: f1news.ru

Эксперты разошлись в оценках миссии Феттеля в команде

Начало новой главы в карьере Себастьяна Феттеля удачным не назовёшь. У четырёхкратного чемпиона мира были проблемы и на предсезонных тестах, и Гран При Бахрейна по целому ряду причин сложился для него далеко не лучшим образом.

С одной стороны, Феттелю крайне важно восстановить свою репутацию после тяжёлого прошлогоднего сезона в Ferrari, с другой, в компании Aston Martin, за заводскую команду которой он теперь выступает, уже весьма активно используют его в маркетинговых целях, и немецкий гонщик появился в видеороликах, рекламирующих автомобили этой марки. При этом в Aston Martin заявляют, что Феттелю отводится особая роль, поскольку у команды амбициозные планы.

Но Дэвид Култхард, бывший гонщик Формулы 1, а ныне популярный телекомментатор, не исключает, что Себастьяна пригласили в Aston Martin для выполнения ещё одной задачи.

«Мне интересно, идёт ли речь только об укреплении бренда? Может быть, дело не только в Aston Martin, а в Лэнсе Стролле, – предположил шотландец. – Если он одолеет Феттеля, тогда у него будет полное право сказать, что в будущем он и сам тоже сможет стать чемпионом. Я не хочу сказать, что он им не станет, но пока остаются сомнения относительно его потенциала. Если Стролл сделает с Себастьяном то же самое, что с ним сделал Шарль Леклер, тогда я даже не знаю, как Феттель сможет завершить сезон…»

Другой бывший гонщик Формулы 1, Марк Зурер, полагает, что подобные конспирологические теории – полная ерунда: «Бизнесмен уровня Лоуренса Стролла не станет так действовать. Феттель способен эффективно заниматься доводкой машины, это он доказал ещё в Red Bull Racing. Его задача – сделать машину лучше, а не помогать Лэнсу Строллу лучше выглядеть.

Лэнс – быстрый и талантливый гонщик. Даже несмотря на то, что отец вкладывает огромные деньги в его карьеру, надо признать, что скорость у этого парня есть. Поэтому Себастьяну будет непросто его одолеть, но говорить, что его пригласили специально, чтобы Стролл его опережал – это нонсенс».

Источник: f1news.ru

Тото Вольфф: Машине не хватает скорости на быстром круге

В Mercedes начали сезон с победы Льюиса Хэмилтона и третьего место Валттери Боттаса. Однако руководитель чемпионской команды Тото Вольфф считает, что преимущество в этом году у Red Bull Racing, и отыграть отставание от соперников будет непросто.

Тото Вольфф: «Если бы мне кто-то сказал, что мы добьёмся такого результата в воскресенье, я бы не поверил. Да, мы прибавили по сравнению с тестами, но если быть до конца откровенным, машине по-прежнему не хватает скорости в квалификации на быстром круге.

В гонке мы оказались конкурентоспособными, но свою роль сыграла стратегия. В самом начале мы пошли на смелый шаг, который позволил отыграть позицию, а ближе к финишу гоночный бог был на нашей стороне.

В квалификации мы уступаем четыре десятых – такое отставание очень сложно отыграть. Мы знаем, что наша машина быстра в гонке, но хватит ли этого, чтобы нивелировать проигрыш в квалификации, пока не понятно. Нам ещё предстоит понять, почему в гонке машина хорошо работала с шинами, тогда как в предыдущие дни с этим были проблемы.

Обычно в Red Bull не очень сильны в Бахрейне, да и высокие стартовые позиции не были их сильной стороной, но прошедший уик-энд показал, что в 2021-м всё изменилось. У меня нет сомнений, что их будет очень сложно опередить. Именно Red Bull сейчас занимает лидирующие позиции.

Наша победа в Бахрейне произошла не потому, что мы внезапно нашли возможность прибавить. Результат стал комбинацией великолепной стратегии, высокого гоночного темпа и удачи на последних кругах».

Источник: f1news.ru

Йос Ферстаппен занялся карьерой Тьерри Вермёлена

Йос Ферстаппен много работал, чтобы привести своего сына Макса в Формулу 1. Теперь, когда Макс больше не нуждается в его помощи, Йос решил заняться карьерой 18-летнего Тьерри Вермёлена, сына менеджера Макса Раймонда Вермёлена.

В 2021 году Тьерри будет выступать в кузовном чемпионате Porsche Carrera Cup Benelux, а цель Йоса заключается в том, чтобы в 2023 году Вермёлен-младший перешёл Porsche Supercup, этапы которого проходят в рамках гоночных уик-эндов Формулы 1.

Йос Ферстаппен: «У меня был очень напряжённый график с Максом – приходилось работать по семь дней в неделю. У нас была вполне конкретная цель – выступать в Формуле 1. Мы всё делали ради достижения этой цели. Сейчас нет необходимости так много работать, но всё равно меня ждёт непростой вызов. Мы должны увидеть прогресс Тьерри, и я уверен, что он его продемонстрирует.

Porsche Supercup – классическая гонка поддержки Формулы 1. Я считаю работу с Тьерри интересным и серьёзным проектом, за который нужно взяться по-настоящему. У нас не стоит цель попасть в Формулу 1, но прогресс должен быть.

Я знал Тьерри ещё с тех пор, когда он был ребёнком, но теперь он достиг того уровня пилотирования, когда дальнейший прогресс зависит от работы с мелочами. Он сам должен понять это на трассе. Я не буду нагружать его так сильно, как Макса, но это не значит, что у меня нет никаких обязательств. Это прекрасный проект, и я взялся за него, потому что он мне нравится. Я бы не начал работать с Тьерри, если бы не увидел в нём перспективы – я бы тогда остался дома с женой и детьми.

У него действительно есть талант, и за короткое время он добился больших успехов».

Источник: f1news.ru

Кевин Магнуссен: В 2019-м я вёл переговоры с Red Bull

Когда Даниэль Риккардо подписал контракт с Renault, Кевин Магнуссен был одним из претендентов на место австралийца в Red Bull Racing в 2019 году

Кевин Магнуссен: «Когда я разговаривал с Red Bull Racing, стало понятно, что у них уже был кандидат на место в команде. Они упомянули, что появится вакансия в Toro Rosso, и хотя они не предложили мне контракт, такой вариант очевидно был.

Я решил отказаться, ведь на тот момент меня всё устраивало в Haas, и я верил, что мы продолжим прогрессировать, как это было в 2018-м».

Источник: f1news.ru

Николас Латифи объяснил отставание от напарника

В первой квалификации сезона в Бахрейне Николас Латифи более шести десятых секунды проиграл Джорджу Расселлу. Канадский гонщик объяснил, чем было вызвано такое больше отставание от напарника по команде.

«На быстром круге я не смог добиться от машины необходимой уверенности, стабильности и баланса, – приводит слова Николаса издание RacingNews365. – Отчасти мне повезло, что прямо перед квалификацией направление ветра изменилось на 180 градусов, поэтому в некоторых поворотах у машины был совсем иной баланс, нежели в тренировках. Благодаря этому поведение машины стало лучше, но всё равно было далеким от идеального.

Мне удалось сложить вместе круги, хотя я всё равно до конца не был ими доволен. Тем не менее, по ощущениям они казались мне лучшими кругами за весь уик-энд. На втором комплекте шин я прибавил на всех секторах, но мне не удалось прибавить настолько, насколько смог Джордж.

Он просто лучше проехал свой круг. У меня же на протяжении всего уик-энда были проблемы с балансом».

Источник: f1news.ru

Льюис Хэмилтон: Формула 1 – это форма искусства

У Льюиса Хэмилтона есть все шансы стать самым титулованным гонщиком в истории Формулы 1, а большинство статистических рекордов он уже переписал на себя. Возможно, отчасти его впечатляющие достижения объясняются тем, что гонщик Mercedes считает свою работу формой искусства и подходит к ней творчески.

Льюис Хэмилтон: «Я бы сказал, что дел у меня намного больше, чем у любого другого гонщика. Но когда я был моложе, и даже когда я впервые попал в Формулу 1, я не раз сталкивался с тем, что мне говорили, что делать можно, а что нельзя. А ведь когда тебе такое говорят, это же своего рода подавление твоих желаний.

Но я продолжаю экспериментировать и много чем занимаюсь – всё это мне очень нравится. Хочется столько всего сделать!

Когда я переходил в Mercedes, наверное, больше 90% людей меня отговаривали. Но я считал, что это позволит проявить творческий подход, расти вместе с командой, которая в то время (в 2013 году) ещё не была лидером, но у неё был потенциал, чтобы выйти в лидеры. И тогда я бы получил возможность заниматься всем тем, чем я занимаюсь – без этой команды у меня бы не было такой возможности.

Формула 1 – это тоже форма искусства. Не знаю, воспринимают ли люди её с такой точки зрения, но это действительно так. Наблюдая за работой художника, ты видишь, что он пытается найти свою манеру письма. Так и мы, гонщики, постоянно ищем способы усовершенствовать машину. Полагаю, когда ты проезжаешь круг, ты тоже находишься в творческом процессе.

Я однозначно считаю, что это творчество. Ты стараешься творчески подойти к работе с настройками, когда пытаешься понять, на что способна машина, предлагаешь какие-то идеи, как лучше организовать кнопки и переключатели на руле, как переделать педали, сиденье, как максимально эффективно использовать аэродинамический обвес. Во всём этом есть очень важные творческие аспекты».

Источник: f1news.ru