Хэмилтон: У меня нет ощущения, что карьера заканчивается

На пресс-конференции перед Гран При Бахрейна Льюис Хэмилтон говорил о мотивации, предсезонных тестах и контракте на следующий год.

Вопрос: Все вокруг с нетерпением ждут старта сезона! Насколько конкурентоспособной подошла команда Mercedes к первой гонке, и кто из соперников в этом году представляет наибольшую угрозу?
Льюис Хэмилтон: Рад всех вас видеть! Думаю, мы в наилучшей форме, которой можно было ожидать после всего трёх дней тестов. Наши инженеры проанализировали огромное количество информации, чтобы во всём разобраться и за короткий промежуток времени добиться прогресса. Можно сказать, к первой гонке мы подошли с позитивным настроем.

Вопрос: Какая из команд представляет для Mercedes реальную угрозу?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, выясним это по ходу сезона. Сейчас сразу несколько команд выглядят очень сильно.

Вопрос: Полагаете, борьба будет более плотной, чем в 2020-м?
Льюис Хэмилтон: Я в этом уверен.

Вопрос: Прежде, чем мы перейдем к вопросам от журналистов, один вопрос от юного болельщика Формулы 1. Если бы у вас был джин, способный исполнить три любых ваших желания, что бы вы пожелали?
Льюис Хэмилтон: Спасибо за вопрос! Итак, три желания… Честно говоря, у меня уже есть всё, что я когда-либо хотел иметь, так что попросил бы у джина что-то для других людей. Например, равных возможностей для всех. А еще чтобы никто не страдал от голода – особенно сейчас, когда в мире достаточно еды для каждого. Наконец, я бы попросил спасти нашу планету от проблем, связанных с изменением климата.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Льюис, в декабре прошлого года вы рассчитывали обсудить с принцем Бахрейна вопросы соблюдения прав человека, но не смогли этого сделать, так как заразились коронавирусом. Рассчитываете ли вы поговорить с ним в этот уик-энд? Планируете ли вы встретиться с теми людьми, о пытках в отношении которых вам писали в ноябре прошлого года?
Льюис Хэмилтон: Да, планирую. Меня глубоко потрясли те письма, за время моих путешествий по миру я впервые столкнулся с такой реальностью. Далее на протяжении нескольких месяцев я старался лучше разобраться в ситуации, так как до этого, из года в год приезжая в Бахрейн, ничего не знал о здешних проблемах с соблюдением прав человека. Я разговаривал с различными экспертами, с представителями организаций вроде Amnesty International, встречался с послом Великобритании в Бахрейне и беседовал с местными официальными лицами. Но я бы предпочел не обсуждать публично предпринятые мною шаги, так как это может свести на нет все усилия. Такова моя позиция. Я стараюсь помочь всеми доступными мне способами.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Насколько серьезными были проблемы с машиной на тестах? В какой мере, как вам кажется, эти проблемы удалось устранить за минувшие двенадцать дней?
Льюис Хэмилтон: Мы постарались во всем разобраться, но пока рано судить о том, насколько нам удалось справиться. Инженеры на трассе и специалисты по аэродинамике на базе команды работали день и ночь, чтобы устранить проблемы, которые при смене регламента обычно возникают с новой машиной. Уверен, за короткий промежуток времени наши сотрудники сделали всё от них зависящее, но мы продолжим работу, чтобы сделать машину настолько быстрой, насколько нам того хочется.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, в прошлом году вы старались нести позитивный настрой людям и говорили, что вас особенно мотивирует возможность изменить мир к лучшему. Это по-прежнему так? Вы планируете, как и год назад, преклонять колено перед стартом гонки?
Льюис Хэмилтон: Да, планирую. Предыдущий год, с одной стороны, был для меня очень непростым. Я становлюсь старше и лучше понимаю некоторые вещи, притом мне хочется думать, что 2020-й многому научил не только меня одного – всех вокруг. Я смотрел много документальных фильмов и читал много литературы, чтобы больше узнать о том, что происходит в мире. С окончанием сезона этот процесс не завершился, зимой я продолжил самообразование. Мне придаёт силы возможность сказать своё слово, когда некоторые предпочли бы, чтобы я сохранял молчание. И для меня преклонение колена – очень личный момент, ведь таким образом я словно говорю людям с темным цветом кожи: «Я слышу вас, я вижу вас, я с вами». Да, в мире очень много проблем, мне одному не по силам всех их решить, но я хочу как-то помочь. В лице Формулы 1 у нас есть фантастическая платформа, мне очень приятно наблюдать, как в целом в чемпионате и конкретно в нашей команде стараются сделать спорт расово разнообразным.

Я по-прежнему буду преклонять колено перед стартом гонки, поскольку очень важно, чтобы детишки, наблюдающие нас по телевизору, видели, как мы становимся на колено, и спрашивали своих родителей и учителей: «Почему они это делают, ради чего?» Чтобы начиналась та неудобная дискуссия, в которой родители, обучаясь сами, обучали бы своих детей. Борьба не закончена, она будет продолжаться еще долго, но хорошо, что сейчас дискуссия по острым вопросам складывается конструктивно.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, на днях Стефано Доменикали и команды получили письмо, в котором сказано, что Формула 1 могла бы обратить внимание на ситуацию с соблюдением прав человека в Бахрейне, если бы отказалась от проведения гонки в этой стране. Насколько мне известно, Стефано Доменикали отверг такой вариант развития событий. Ранее вы говорили, что лично заинтересованы в улучшении ситуации с соблюдением прав человека в Бахрейне, хотелось бы узнать ваше мнение насчёт того письма. Не кажется ли вам, что Формуле 1 всё-таки стоит идти на подобные меры? Год назад вы говорили, что спорт должен осознать свою ответственную роль уже сейчас, а не в ближайшие 20-30 лет.
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос, однако, не в моих полномочиях решать, где мы будем гоняться. Вместе с тем, как мне кажется, Формула 1 обладает большим влиянием и должна действовать ответственно, а вопрос соблюдения прав человека не должен быть как-то связан с политикой, ведь мы все заслуживаем равных прав. Как уже было сказано, я сам стараюсь лучше во всём разобраться. Формула 1 по ходу сезона посещает много стран с разной культурой, проблем везде хватает, но я не думаю, что мы должны просто приезжать куда-то, игнорировать то, что там происходит, весело проводить уик-энд и уезжать.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Льюис, Тото Вольфф сказал, что к обсуждению контракта на следующий сезон вы хотели бы приступить раньше. Конкретный срок будет зависеть от результатов? Были предположения, что вы задумаетесь о завершении карьеры, если уже в начале сезона станет понятно, что завоевать восьмой титул окажется слишком сложной задачей.
Льюис Хэмилтон: Моё решение не будет зависеть от конкретных результатов и от того, удастся ли выиграть очередной титул. Я не из тех, кто уходит, если становится труднее. Я тоже хотел подписать контракт всего на один год, но сказал Тото, что следующие планы на будущее лучше начать обсуждать заранее, а не приступать к ним в январе за несколько дней до предсезонных тестов! Я по-прежнему предан Формуле 1. Сейчас наш спорт переживает фантастический период, мы постепенно осознаем, что обладаем замечательной платформой, способной менять мир к лучшему. Мне нравится то, чем я занимаюсь, я приезжаю на гонки с большим воодушевлением и хочу продолжать выступать. Нам предстоит очередное интересное сражение, а это мне всегда по душе!

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, поскольку вы подписали контракт всего на один год, посещала ли вас мысль, что этот сезон может оказаться завершающим в вашей карьере в Формуле 1?
Льюис Хэмилтон: У меня нет ощущения, что моя карьера подходит к концу. В следующем году нас ждёт кардинальная смена регламента, а нынешний сезон с новыми командами, новыми форматами и более плотной борьбой может оказаться самым интересным за долгое время. В ближайшие восемь месяцев я определюсь, стоит ли мне уходить из гонок – не думаю, что я выберу такой вариант, но кто знает, как всё сложится.

Вопрос: (Скотт Митчелл) В этот раз в Mercedes не настолько уверенно провели предсезонные тесты, как Red Bull Racing, команду преследовали разные проблемы. Это обстоятельство усиливает интригу? Вы с гораздо большим воодушевлением ждёте старта сезона, если не представляете, насколько удачно всё может сложиться?
Льюис Хэмилтон: Перед каждым сезоном никто не знает, как всё сложится, но, конечно, в предыдущие годы мы были в большей степени довольны тем, как едет наша машина. Тем не менее, для нас это очень захватывающая ситуация. Мы не быстрейшие, и нам самим интересно узнать, сумеем ли мы за счёт сплоченности и совместных усилий вновь вернуться на лидирующие позиции. Меня такой вызов очень вдохновляет! Сразу несколько команд сумели к нам подобраться, для болельщиков это отличная новость. Мне нравится работать со всеми мужчинами и женщинами в Mercedes, мы вновь постараемся вместе добиться одной общей цели.

Источник: f1news.ru