Клэр Уильямс: Не знаю, посмотрю ли первый Гран При

В прошлом году семья Уильямс ушла из Формулы 1, продав команду американским инвесторам из Dorilton Capital. Клэр Уильямс, с 2013 года занимавшая пост заместителя руководителя команды, рассказала, как с тех пор изменилась её жизнь.

Клэр Уильямс: «Я не смотрю гонки. Я приняла решение больше не следить за Формулой 1. Я не могла заставить себя посмотреть Гран При – это слишком тяжело. Я выросла в Williams, работала там более 20 лет, с этим связана почти вся моя жизнь. После Монцы была гонка в Муджелло и смотреть по ТВ, как другие работают с твоей командой – это слишком странно.

Мне было очень грустно оставить свой пост. Я многое сделала для команды и хотела дать гораздо больше, но я не смогла продолжить своё дело.

Я научилась принимать то, что люди думают о моей работе на этой позиции, и если я могу её использовать, чтобы сделать что-нибудь хорошее и помочь следующему поколению женщин в карьере – это здорово. Если я смогу поддержать хотя бы одну девушку, то это потрясающее достижение. Я со многими разговариваю и рада, что они продолжают бороться за свои амбиции. Здорово, что я могла им помочь, и жаль, что я больше не могу это делать.

В последние три-пять лет моего руководства изменились экономические условия, поэтому Williams было нелегко. Добавьте к этому рост расходов в Формуле 1 и сложный регламент – и вы поймёте, почему мы оказались в очень сложной ситуации. Но мы никогда не сдавались. Всё равно можно построить хорошую гоночную машину, но, к сожалению, нам это не удалось. Конечно, мы рассчитывали на другое, но иногда так бывает. Жизнь готовит тебе испытания, и ты должен с ними справиться.

Я никогда не обращала внимания на пол: в Williams меня всегда поддерживали. Но я не думаю, что дело в этом – по-моему, что в Формуле 1 вообще обращают внимание на пол, ведь в спорте главное то, насколько хорошо ты справляешься с работой. Возможно, это только моё впечатление, ведь именно так ко мне относились в Williams; в других компаниях всё может быть иначе. Единственный минус, с которым я когда-либо сталкивалась – это рассуждения в социальных сетях тех, кто не связан со спортом и смотрит на него со стороны. Но меня это никогда не задевало.

Прогулявшись по паддоку, замечаешь, что в Формуле 1 стало гораздо больше женщин, чем 3-5 лет назад. В Alfa Romeo на пит-уолл работает Лучия Конкони, в Aston Martin – Бернадетт Коллинс, и видно, что женщин становится всё больше.

У нас в Williams были женщины-послы разных департаментов: по нашей просьбе они ходили по образовательным учреждениям и рассказывали о своей работе, популяризируя инженерные специальности, особенно среди девочек, и подталкивая детей выбирать естественно-научные дисциплины, а затем поступать в университет и получать степень, необходимую для работы в Формуле 1. Нужно приложить много усилий, чтобы добиться желаемого результата, но мне кажется, что мы достигли цели, и теперь больше женщин выбирает работу в Формуле 1.

Мы все видели, какую роль сыграла Сьюзи Вольфф в своё время, как здорово работают в W Series. Очевидно, что гонщик играет ключевую роль в команде, он в центре внимания. Если у вас выступает гонщица, это важное сообщение миру: «Эй, вы думали, что в Формуле 1 выступают только мужчины, но у нас есть девушка-пилотесса». Это очень мощное сообщение, и это поможет привлечь больше женщин в наш спорт.

Моя мать Джинни была уникальной женщиной, она всегда была целеустремлённой, грациозной и держалась молодцом, как любая британка. Она никогда не жаловалась и всегда всё улаживала. В своё время она влюбилась в моего отца, который владел командой Формулы 1 и столкнулся с проблемами. Мать вложила в команду всё, что у неё было.

Все эти годы она всегда участвовала в принятии решений – она была своеобразным учредительным советом для моего отца. Он всегда приносил работу домой и обсуждал её с матерью, так что она участвовала в жизни Williams. Когда бренды ещё не играли столь важной роли, мать всегда делала так, чтобы всё выглядело фантастически. Я предполагаю, что именно она сформировала эстетику Williams. Она сыграла очень важную роль в команде… О ней до сих пор вспоминают, она много лет была частью Формулы 1, её не забыли».

Клэр Уильямс добавила, что решение продать команду отчасти связано с её желанием проводить больше времени с семьёй: «Это отлично работает, и мне это нравится, ведь я упустила столько времени с моим малышом, когда он только родился. Теперь ему три года, но за исключением семи гонок прошлого сезона, я провела весь год с ним: будила каждое утро, забирала из детского сада, готовила ему ужин. Раньше у меня не было возможности всем этим заниматься, но теперь я с удовольствием вожусь с ним, и я надеюсь, то он тоже этому рад.

Раньше Формула 1 была моим миром и занимала всё моё время, поэтому сейчас мне непривычно думать о новом пути в жизни. Мне надо немного отвлечься от Формулы 1 – тогда посмотрим, что меня ждёт. Но я с энтузиазмом смотрю в будущее.

Я пока не знаю, посмотрю ли первый Гран При сезона. Я думаю, что ненадолго отвлекусь от этого. Надеюсь, что к этому времени я смогу снова путешествовать. Посмотрим».

Источник: f1news.ru