Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в субботу

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Дэвид Култхард) Макс, привычная для вас третья позиция. В какой-то момент казалось, что вы можете перехватить у Валттери Боттаса место в первом ряду. Вы могли проехать свой круг еще быстрее?
Макс Ферстаппен: Не думаю. У меня получился достаточно хороший круг, хотя задним колёсам немного не хватало сцепления в медленных поворотах. Я считаю, что мы достойно провели квалификацию. Посмотрим, как сложится завтрашняя гонка, в которой нагрузка на шины будет очень высокой. Я надеюсь, что мы смогли найти правильный компромисс в работе с резиной.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Чего можно ждать от вас в гонке? Вам по силам организовать серьезный прессинг для парней из Mercedes?
Макс Ферстаппен: В Mercedes сегодня немного прибавили, сложно прогнозировать, насколько быстры они окажутся в гонке. Опередить их будет непросто, но в нашем распоряжении достаточно комплектов шин. Посмотрим, даст это нам преимущество или нет, но я надеюсь, что нас ждёт захватывающая гонка – это самое главное.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Ваш напарник будет стартовать рядом с вами с четвертой позиции. С его помощью у вас будет больше шансов атаковать Mercedes в первом повороте?
Макс Ферстаппен: Посмотрим, как пройдёт завтрашний старт. Постараюсь сосредоточиться на своих задачах и оставаться как можно ближе к Mercedes. Посмотрим, сможет ли кто-то удержаться за нами.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Валттери, вы были очень быстры, но всё-таки уступили Льюису. По ходу квалификации у вас есть возможность видеть данные телеметрии – скажите, где по ходу круга вы были быстрее Льюиса, и где он вас опережал?
Валттери Боттас: На самом деле, у меня всё в порядке, и в этом проблема: я чувствую, что выжал из машины всё, а время на круге всё равно хуже напарника. Это больше всего сбивает с толку.

Я не могу сказать, что пошло не так – у меня не было ошибок, и я отлично проехал последний круг. Всё дело в мелочах. Возможно, я неидеально проехал какие-то повороты. По крайней мере, мы заняли весь первый ряд стартового поля.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Из первого ряда есть возможность атаковать на отрезке до первого поворота. Вы сказали, что чисто проехали круг, но скорости не хватило. Возможно, есть некая скрытая проблема в машине, или это тот случай, когда W11 недостаточно хорошо вас слушалась?
Валттери Боттас: Не думаю, что есть какая-то скрытая проблема в машине – по-моему, она отлично работает. Мы были быстры на длинных сериях кругов, так что я с нетерпением жду гонку.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Льюис, 98-й поул! К середине декабря у вас есть шанс заработать сотый, что стало бы отличным завершение чемпионского сезона! Похоже, празднование седьмого титула не сказалось негативным образом на вашей скорости!
Льюис Хэмилтон: Я почти не отмечал седьмой титул и продолжал тренироваться, чтобы максимально подготовиться к этому уик-энду. Мы с командой продолжаем демонстрировать, на что способны, я не устаю удивляться тому, как здорово работают наши сотрудники. Не важно, как складывается для нас сезон, это всегда большая нагрузка. Нашим сотрудникам предстоит провести три недели вдали от дома, это особенно непросто, но я очень ценю их усилия и безмерно им благодарен.

Здорово приехать в Бахрейн, собрать всё воедино на быстром круге и завоевать поул! Я получил удовольствие, а это главное – наслаждаться своей работой. После завоевания титула прессинг уменьшился, приятно пилотировать в своё удовольствие и притом быть достаточно быстрым!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Вы не раз говорили, что еще не проехали идеальный для себя круг. Вы всегда стремитесь к этому, но потом говорите, что можно было проехать еще быстрее. Насколько хорошим получился сегодняшний поул? Вы могли проехать быстрее, и если да, то почему этого не сделали?
Льюис Хэмилтон: Я всегда пилотирую на пределе, на грани. По ходу быстрого круга хочется во всем сработать идеально, оптимально входить в поворот и безупречно разгоняться на выходе, понемногу отыгрывая время.

Я неплохо начал попытку, возможно, мог быть чуть быстрее на апексе первого поворота, но в целом хорошо проехал первый сектор. В шестом повороте я, наверное, тоже мог бы проехать быстрее, но знаете, если проанализировать круг, всегда найдется возможность на разных участках немного отыграть.

Если бы я сейчас отправился на попытку, то, возможно, отыграл бы в первом и шестом поворотах, но оказался бы медленнее на каком-нибудь из секторов. В целом я очень чисто проехал круг, стабильно опережал свой график на пару десятых и очень рад своему поулу!

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, потрясающий круг в завершающей попытке принёс вам 98-й поул в карьере и уже десятый в этом сезоне! Вам удалось проехать на полсекунды быстрее, чем в первой попытке – насколько вы довольны тем, как всё получилось?
Льюис Хэмилтон: Уик-энд складывается для нас очень неплохо, мы действуем правильно и всё лучше понимаем поведение машины. В пятницу нам было непросто сделать выводы из-за того, что мы работали с разными спецификациями шин, перспективной и нынешней, но сегодня всё сложилось удачно. Мы хорошо поработали в ночь с пятницы на субботу, а корректировки, которые мы сделали после субботней тренировки, оказались абсолютно верными – я с первых минут квалификации был полностью доволен машиной.

В первой и второй сессиях каждый мой круг был достаточно хорош. В финале первая попытка получилась, скажем так, неплохой, но было очевидно, что можно проехать лучше. Хорошо, что на завершающем быстром круге я смог прибавить.

Спасибо всем нашим сотрудникам! В этот уик-энд атмосфера в команде более спокойная, прессинг заметно ниже, а в таких условиях работать всегда приятнее. Мы по-прежнему показываем всё, на что способны, но без дополнительного нервного напряжения.

Вопрос: После дождевого уик-энда в Турции насколько приятно здесь атаковать в полную силу на сухом асфальте?
Льюис Хэмилтон: Разница просто колоссальная! После скользкого турецкого асфальта мы оказались на трассе, которая по-настоящему беспощадна к шинам. Да, в этот раз здесь не настолько жарко, как было в предыдущие годы, когда мы гонялись в Бахрейне весной – тогда трасса прогревалась до 50-60 градусов по Цельсию!

В этот уик-энд температура асфальта в пределах тридцати градусов, но в скоростных поворотах поверхность шин всё равно сильно нагревается – по этой причине на тренировках мы нередко выезжали за пределы трассы, это напоминало ситуацию в начале сезона. Конечно, ты лучше чувствуешь машину, когда резина работает – в этот уик-энд пилотирование доставляет гораздо больше удовольствия, чем в Турции.

Вопрос: Валттери, в завершающей попытке вам удалось обеспечить себе место в первом ряду. Расскажите о том, как она прошла
Валттери Боттас: Мой завершающий круг получился весьма неплохим. Закончив его, я поймал себя на мысли, что вряд ли мог проехать быстрее, и остался очень доволен попыткой. Но результата оказалось недостаточно для поула, и я был очень удивлен, когда увидел отставание от Льюиса. Похоже, мы с ним выбрали разные настройки, но посмотрим, как это скажется на гонке.

Мой напарник очень уверенно проводит этот уик-энд, он был быстр во всех сессиях. Я чувствую, что у меня достаточно скорости, но мне не всегда удается собрать всё воедино. В заключительной попытке я сработал очень хорошо, но, к сожалению, для поула этого было недостаточно.

Вопрос: Разные настройки у вас и Льюиса – это необычная ситуация?
Валттери Боттас: Нет. Иногда у нас одинаковые настройки, иногда разные, в этом нет ничего необычного.

Вопрос: Макс, вы уступили Валттери чуть более одной десятой секунды. Насколько удачной получилась ваша заключительная попытка?
Макс Ферстаппен: В целом квалификация прошла неплохо, мы прибавляли по мере того, как улучшалось состояние трассы. Пожалуй, больше нечего добавить.

Вопрос: Вы довольны скоростью вашей машины относительно машины Mercedes?
Макс Ферстаппен: Конечно, всегда хочется иметь больше скорости, но гораздо важнее реально смотреть на вещи и продолжать прилагать усилия, чтобы собрать воедино множество мельчайших факторов. Впереди по-прежнему много работы, но в целом этот уик-энд складывается для нас довольно позитивно. Правда, в квалификации для борьбы за поул нам сильно не хватило скорости, с этим нужно разобраться.

Посмотрим, что получится в воскресенье. Здешняя трасса беспощадна к шинам, надеюсь, гонка будет интересной.

Вопрос: Полагаете, у вас хорошие шансы на победу?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать. Нужно хорошо выспаться, а завтра будет видно.

Вопрос: Как менялось состояние трассы по ходу квалификации?
Макс Ферстаппен: В первой сессии оно улучшалось довольно быстро, так как мы накатывали слой резины поверх того слоя, что остался после гонок поддержки – не помню, кто ездил по трассе перед нами, кажется, это были Porsche. Я выезжал на попытку одним из первых, возможно, это был не лучший выбор, но время на круге уже в начале сессии оказалось довольно неплохим. Во второй и третьей сессиях состояние трассы тоже улучшалось, но меньшими темпами, чем в первой.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Кристиан Менат) Вопрос для гонщиков Mercedes. В пятницу вы долго работали с перспективными шинами Pirelli. Это как-то помешало полноценной подготовке к гонке?
Валттери Боттас: Можно сказать, мы пожертвовали подготовкой к этому уик-энду, чтобы больше узнать о шинах, на которых, возможно, предстоит выступать в следующем году. Мы уже выиграли Кубок конструкторов, Льюис завоевал титул – можно сосредоточиться на будущем.

Конечно, работа с разными спецификациями отчасти мешала подготовке, в такой ситуации всегда сложнее найти ритм, и нам не хватило времени, чтобы полноценно поработать длинными сериями. Конечно, у нас быстрая машина, но никогда не знаешь, как всё сложится. К тому же, Red Bull Racing на дистанции гонки очень конкурентоспособны.

Вопрос: Льюис, из-за работы с новой спецификацией шин насчёт гоночного темпа остается больше вопросов?
Льюис Хэмилтон: У меня почти такой же ответ, как у Валттери. Да, пришлось пойти на определенный компромисс, но это было правильным решением, поскольку мы хотели больше узнать о новых шинах. Я вполне доволен скоростью моей машины. Мы не впервые выступаем в Бахрейне, так что постараемся победить с тем, что есть. На тренировках Макс и Red Bull Racing были очень быстры, вполне возможно, что на дистанции у них будет преимущество – посмотрим, как всё сложится. Надеюсь, борьба будет острой!

Макс Ферстаппен: Ты получил удовольствие от работы с новыми шинами, не так ли?

Льюис Хэмилтон: (смеётся) А ты сам о них что думаешь?

Макс Ферстаппен: Мне казалось, что у меня сложности, но когда я увидел, как ты скользишь по трассе, я подумал: «Ого, а я еще неплохо справляюсь!»

Льюис Хэмилтон: Да, я дрифтовал!

Макс Ферстаппен: Видимо, с этими шинами нужно проводить именно чемпионат по дрифту!

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, уже в этом году вы можете в сотый раз выиграть квалификацию. Ни одному гонщику в истории Формулы 1 не удавалось подобраться настолько близко к трехзначному числу поулов. Когда титул уже завоеван, насколько мотивирует вас эта цель, и насколько вы будете горды таким достижением?
Льюис Хэмилтон: Я об этом еще не думал. Этот год для меня уже фантастически успешный, любое новое достижение будет своеобразным бонусом. Борьба между мной, Максом и Валттери очень плотная, впереди несколько непростых гонок, и сотый поул – не то, о чем я думаю в первую очередь. Когда-нибудь я выиграю квалификацию в сотый раз, но совсем не обязательно, что это произойдет уже в этом сезоне. Тем не менее, я буду стараться изо всех сил!

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос для Льюиса, но, возможно, Валттери захочет что-то добавить. Льюис, в Mercedes говорили, что давно прекратили процесс доработки нынешней машины. Насколько вас удивляет тот факт, что вы по-прежнему на несколько десятых быстрее Red Bull Racing? Ожидаете ли вы, что ранее начало подготовки к следующему сезону позволит команде раньше переключиться на подготовку к 2022 году?
Льюис Хэмилтон: Дело в том, что мы постоянно узнаем о нашей машине нечто новое, даже если не устанавливаем на неё новинки. В следующем году нам предстоит выступать почти с такой же машиной, потому мы стремимся лучше понять её особенности и выяснить, что необходимо для дальнейшего прогресса – в общем, работа продолжается.

Да, мы не готовим новинки, поскольку в 2021-м машина всё-таки будет немного другой, но потрясающе, что даже без них нам удается прогрессировать. Мы всё лучше понимаем работу шин и особенности поведения нашей W11, это очень интересный процесс!

Думаю, подготовка к следующему сезону идёт хорошо. Правда, я с начала года не появлялся на базе команды и не представляю, как обстоят дела с новой машиной, но я верю в наших инженеров и целиком на них полагаюсь. Red Bull Racing тоже продолжают прогрессировать, у них уже очень быстрая машина, и если им удастся доработать свои моторы, борьба будет еще более плотной.

Вопрос: Валттери, желаете что-то добавить?
Валттери Боттас: Нет, Льюис всё сказал.

Вопрос: Макс, вас удивило отставание от Mercedes?
Макс Ферстаппен: Не особо. Я хочу сказать, что мы делаем всё возможное, чтобы подобраться к Mercedes, но знаем, что у нашей машины есть слабые стороны, которые мы не в силах устранить в этом сезоне, нужно дождаться следующего. Конечно, мне хотелось бы оказаться ближе к Mercedes, но мы еще продолжаем вникать в особенности машины. В следующем сезоне будут определенные изменения, мы постараемся собрать всё воедино и обострить борьбу.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Вопрос для гонщиков Mercedes. Льюис, вы сказали, что в ночь с пятницы на субботу хорошо поработали с инженерами. Ваша команда подтвердила, что в пятницу вы практически не работали над настройками, так как были целиком сосредоточены на оценке шин для следующего сезона. Как всё это сказалось на программе субботней тренировки? Пришлось ли вам что-то корректировать уже по ходу квалификации?
Льюис Хэмилтон: Пятница напоминала день шинных тестов, а мне не нравится работать на тестах!

Макс Ферстаппен: А вот я тесты обожаю!

Льюис Хэмилтон: К счастью, это продолжалось не так долго. Когда переключаешься между спецификациями и испытываешь разные ощущения от пилотажа, сложно корректно оценить баланс машины. Работая с новыми шинами, ты забываешь о том, каким должен быть баланс на шинах, с которыми предстоит выступать в гонке – всё это сбивает с толку и подчас вызывает досаду. Важно всегда помнить, на какую цель ты работаешь.

Я по-прежнему думаю, что мы собрали достаточно информации, и у меня не было ощущения, что мы излишне пожертвовали работой над настройками. Как только настройки на квалификацию определены, ты работаешь с тем, что имеешь, но с нашим выбором мы смотрелись вполне конкурентоспособно. Что касается гоночного темпа, мы не работали по-настоящему продолжительными сериями ни с шинами Medium, ни с шинами Hard, так что посмотрим, как всё получится в воскресенье.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: Конечно, оценивая новые шины, вы жертвуете временем, которое можно было посвятить выбору настроек, но мы не впервые работали в таких специфичных обстоятельствах. В этом году у нас уже были уик-энды, когда в пятницу заездам мешал дождь, или когда в расписании была всего одна тренировка.

Впрочем, видя результаты квалификации, я думаю о том, что, будь у нас еще одна тренировочная сессия, я наверняка выбрал бы немного иные настройки. Но правила есть правила: после квалификации настройки нельзя корректировать. В общем, что есть, то есть – надеюсь, мой выбор поможет мне в гонке.

Вопрос: (Бен Хант) Для Льюиса это уже десятый поул в нынешнем сезоне, и у него неплохие шансы одержать одиннадцатую победу в пятнадцати гонках. Макс, Валттери, что вы можете предпринять, чтобы остановить Льюиса? Он уже завоевал титул, но продолжает опережать всех.
Валттери Боттас: Можно ли помешать Льюису побеждать? Конечно, можно, и мы стараемся это сделать. Лично я прилагаю максимум усилий. Да, Льюис завоевал титул, мы знаем, насколько он конкурентоспособен, но каждый гонщик выступает ради побед, и я здесь ради того, чтобы выигрывать гонки. При старте со второго места у меня хорошие шансы, но для успеха необходимо идеально провести гонку. Я не намерен сдаваться и буду атаковать на пределе – уверен, такой же настрой у Макса.

Макс Ферстаппен: Льюис один из лучших гонщиков в истории Формулы 1, он убедительно доказывает это своими результатами, но у меня с ним, скажем так, заведомо разные шансы. Опять же, это ничуть не уменьшает заслуги Льюиса. Я выкладываюсь на пределе с той машиной, что у меня есть, временами мне удается подобраться довольно близко, а иногда я уступаю заметно больше. В отдельные уик-энды мы бываем очень конкурентоспособны, но конкретно сегодня, похоже, не тот случай.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Льюис, по ходу квалификации на специальном графике мы видели, что в начале своего заключительного быстрого круга вы были медленнее, чем в предыдущей попытке, и только к концу первого сектора стали наращивать преимущество. Вы берегли шины, чтобы им хватило эффективности, или допустили ошибку в первом повороте?
Льюис Хэмилтон: А вы внимательны к деталям!

Макс Ферстаппен: Уверен, ты ехал медленнее на целых пять тысячных секунды!

Льюис Хэмилтон: Вряд ли я смогу ответить вам подробно, поскольку в таком случае выдам вам секретную информацию! Могу сказать совершенно точно, что на том быстром круге у меня не было ошибок. Все мы очень медленно проезжали прогревочный круг, чтобы к началу попытки шины были в рабочем диапазоне, но затем их температура могла легко оказаться на 1-5 градусов выше или ниже оптимальной – пожалуй, этим и объясняется разница. До какого-то момента шины работают эффективно, но далее возникает перегрев, становится труднее – думаю, как-то так я бы ответил на ваш вопрос.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Вопрос ко всем. Похоже, гонщики в большинстве своем остались недовольны шинами для следующего сезона. Намерены ли вы требовать от Pirelli, чтобы в следующем году шины были точно такими же, на каких вы выступаете сейчас?
Льюис Хэмилтон: Давай, Макс, скажи всё, что ты об этом думаешь!

Макс Ферстаппен: Вы хотите, чтобы я повторил то, что говорил в пятницу? Очень важно обсудить сложившуюся ситуацию, мы должны поговорить с Pirelli, и я надеюсь, что они прислушаются к мнению гонщиков. В следующем году прижимная сила, создаваемая днищем, станет меньше – соответственно, уменьшится и нагрузка на шины. Сейчас их уже накачивают настолько сильно, что они напоминают воздушный шар, и я не думаю, что давление можно и дальше повышать. Конечно, если бы шины оказались быстрее, было бы здорово, но это не наш случай. Да, для работы с новыми шинами машины не были оптимальным образом настроены, но разница в скорости, которую мы наблюдали в пятницу, не может объясняться одними настройками. Если шины не работают, то можно упираться сколько угодно, скорости всё равно не будет. Надеюсь, мы не станем использовать те шины, но посмотрим, каким окажется решение. Это был достаточно прямой ответ?

Льюис Хэмилтон: Я еще вчера подробно высказался на эту тему. Я с большим уважением отношусь к специалистам Pirelli, и мне, как и другим гонщикам, непросто говорить…Мы стараемся быть конструктивными, демонстрируем поддержку, но ситуация не меняется. А если она не меняется даже тогда, когда мы перед широкой аудиторией далеко не лестно отзываемся о шинах, то…

Знаете, мне не хватает соперничества шинников, которое ранее присутствовало в Формуле 1 – сейчас оно было бы полезным. Если у тебя нет конкурентов, то и сравнивать себя не с кем. Если бы у Макса и Red Bull Racing не было соперников в лице Mercedes, они бы не прогрессировали такими темпами, как сейчас, когда изо всех сил стараются подобраться к нам. Мы все должны подумать, как изменить ситуацию к лучшему.

Валттери Боттас: Практически нечего добавить. Насколько мы поняли, новые шины спроектированы с расчётом на более высокую стойкость к проколам или разрушению, они заметно тяжелее, потому что резины в них больше. В то же время с ними машина едет намного медленнее, а управлять ей становится заметно сложнее. Лично мне не понравились новые шины. Не знаю, от кого зависит решение, на каких шинах мы будем выступать, но посмотрим, чем всё закончится.

Льюис Хэмилтон: Позвольте добавить, что шины, на которых мы выступаем сейчас, очень хорошие. Пожалуй, это лучшие шины из всех, что предоставляла нам компания Pirelli – лучше них был только состав HyperSoft, который на одном быстром круге работал просто фантастически. Лично я буду рад и дальше выступать на этих шинах. Конечно, хотелось бы иметь еще больше сцепления с трассой, но шин с такими характеристиками нам пока не предложили.

Перевод: Валерий Карташев

Источник: f1news.ru