Штайнер: К чему рисковать, приглашая гонщика из США?

Руководитель команды Haas F1 Гюнтер Штайнер ответил на вопросы болельщиков, в том числе объяснил, почему в ней до сих пор нет американских гонщиков.

Вопрос: Какие части машины, которые раньше Haas F1 получала от Ferrari, теперь придётся производить самостоятельно? Уменьшилась ли поддержка Ferrari каким-то образом после того, как в Формуле 1 появилась команда Alfa Romeo?
Гюнтер Штайнер: После появления Alfa Romeo поддержка не стала меньше, всё остаётся на прежнем уровне. Сейчас мы получаем те же самые компоненты, что и получали с самого начала. В соответствии с новым регламентом, вступающим в силу в 2020 году, есть ряд небольших компонентов, которые придётся производить самим. Возможно, нам придётся выпускать на 5% больше, чем мы делаем сейчас.

Вопрос: Как полагаете, какие позиции вы занимаете по отношению к соперникам, если исходить из итогов предсезонных тестов? И есть ли у вас ощущение, что на тестах многие команды скрывали свою истинную скорость? Можно ли это назвать общей практикой? И ещё: есть ли ощущение, что переход на новые правила, когда он произойдёт, поможет выровнять возможности команд?

Гюнтер Штайнер: Борьба в середине пелотона очень острая, так что сложно сказать. Разница между пятым и восьмым местом может быть в пределах нескольких сотых секунд, но я думаю, мы где-то в этих пределах.

Конечно, на тестах люди скрывают свою скорость, в том числе и поэтому сложно сказать, какие позиции вы занимаете, тем более, в этом году команды в средней группе очень близки по скорости. Новые правила должны выровнять возможности команд, поскольку основным их элементом станет ограничение бюджетов. Большие команды не смогут тратить больше, чем мы, им придётся действовать в рамках более скромных бюджетов, а это позволит сократить отставание от них.

Вопрос: Почему в американской команде нет американских гонщиков? Например, Джозефа Нюгардена, действующего чемпиона IndyCar. Но речь не идёт даже о том, чтобы кого-то из них пригласить в перспективе…
Гюнтер Штайнер: Я никогда не говорил, что американские гонщики недостаточно хороши для Формулы 1, хотя мне такие слова приписывают. Но думаю, что всё не так просто. Я присматриваюсь к таким гонщикам, как Ньюгарден, он очень талантлив, но его карьера неплохо складывается и в IndyCar.

Наша команда по-прежнему только начинает свой путь в Формуле 1, это лишь наш пятый сезон, а на этой стадии трудностей хватает. К чему рисковать, приглашая талантливого американского гонщика – чтобы у него были проблемы из-за того, что мы пока не готовы? Это всегда было одним из соображений.

На тестах с нами работал Сантино Феруччи и неплохо справлялся с делом. Мы его поддерживали, и теперь он успешно выступает в IndyCar, используя то, чему научился у нас и в европейских молодёжных сериях. Поэтому неправильно говорить, что мы никогда не работали с американцами.

Что же касается Ньюгардена, то с какой стати он будет рисковать, переходя в Формулу 1, ведь он может оказаться среди аутсайдеров, тогда как сейчас он выигрывает титулы в IndyCar?

Тем более, это требует определённого самоотречения. Если кто-то хочет попасть в Формулу 1, ему надо на некоторое время перебраться в Европу. Хотя молодым гонщикам жизнь в США часто представляется привлекательнее, чем в Европе. Ведь на родине рядом семья, друзья, все они тебя поддерживают, и многие выбирают именно это, что я в полной мере понимаю.

Вопрос: Остались ли у вас какие-то приятные воспоминания о периоде работы в мировом ралли? Что-нибудь связанное с Колином Макрэем и Карлосом Сайнсом? Вы тогда были таким же сердитым, как сейчас, когда вам приходится иметь дело с Кевином и Романом?
Гюнтер Штайнер: Когда я работал с такими чемпионами, как Колин и Карлос, это было фантастическое время. Каждый был по-своему талантлив, причём Карлос мыслил и действовал стратегически, он всё держал под контролем. Если говорить о Колине, то, по-моему, гонщика, более одарённого, чем он, не было ни тогда, ни сейчас.

Отличные были времена, да и я, конечно, был намного моложе. Впрочем, я в те годы я занимал не столь высокую должность и не мог беседовать с моими гонщиками в том же ключе, как я делаю сейчас. Если бы я попытался так разговаривать с Колином, возможно, он бы меня ударил, не знаю. А если бы я так разговаривал с Карлосом, меня бы уволили. Поэтому я так не делал!

Вопрос: Что думаете по поводу возможного возвращения Формулы 1 в Индианаполис или Уоткинс-Глен?
Гюнтер Штайнер: Я бы это поддержал, особенно вариант с Уоткинс-Глен, но, к сожалению, эта трасса не получит омологации, поскольку там есть сложности с безопасностью из-за недостаточно широких зон вылета. Я не эксперт по гоночным трассам, но я не верю, что в Уоткинс-Глен есть возможность расширить эти зоны – там просто нет места.

Что касается Индианаполиса, то, думаю, сначала надо преодолеть последствия ситуации 2005 года, когда возникли проблемы с шинами. И я не вижу препятствий, которые не позволили бы туда вернуться. Но если бы у меня была возможность выбора, я бы предпочёл Уоткинс-Глен.

Источник: f1news.ru