eSports: Ван Бурен победил в виртуальном Индианаполисе

Голландец Руди ван Бурен, один из сильнейших киберспортсменов мира и участник Гонки Чемпионов 2018 года, одержал победу на втором этапе All-Star Esports Battle.

С поула на виртуальной трассе в Индианаполисе стартовал представитель Словении Кевин Сигги, который входит в команду McLaren по кибергонкам, но Ван Бурен с самого начала активно его прессинговал и в итоге вышел в лидеры.

Нельзя сказать, что победа далась ему легко: соперники буквально висели у него на хвосте на протяжении всех 20 кругов дистанции. Стоит отметить, что этими соперниками были в основном представители киберспорта. Лучшими из «настоящих» гонщиков на этот раз были Феликс Розенквист и Даниэль Хункаделла, у которых тоже был шанс побороться за места на подиуме.

Но Розенквисту не повезло: он потерял несколько позиций из-за инцидента, спровоцированного другими участниками гонки. Тем не менее, швед, в реальной жизни выступающий в серии IndyCar, снова пробился на четвёртое место, однако незадолго до финиша Хункаделла смог его опередить.

Но пока они боролись друг с другом, первая тройка ушла в отрыв, и ван Бурен, сдержав натиск Кевина Сигги, одержал победу.

Из представителей «настоящего» автоспорта в первой десятке смогли финишировать гонщики Формулы E Стоффель Вандорн и Максимилиан Гюнтер.

Разумеется, гонка могла быть более интересной, если бы в ней, как предполагалось изначально, выступил Макс Ферстаппен, но голландский пилот Red Bull Racing буквально в последний момент отказался от участия на втором этапе этих виртуальных соревнований.

Ряд других известных гонщиков, которые, в отличите от Макса, вышли на старт All-Star Esports Battle, в частности, Нико Хюлкенберг, Хуан-Пабло Монтойя и Эстебан Гутьеррес, отсеялись ещё на стадии отборочных заездов.

Источник: f1news.ru

Ален Прост: Сенна всегда верил в свою правоту

Отношение Алена Проста к Айртону Сенне менялось со временем. Когда-то они были напарниками в команде McLaren, но непримиримыми соперниками на трассе, и вторая половина 80-х и начало 90-х вошли в историю Формулы 1 как время борьбы этих двух гоночных титанов за чемпионские титулы, в которой все средства были хороши.

Но после трагический гибели бразильца на трассе в Имоле мир для Алена Проста словно опустел, и он долго отказывался публично делиться своими переживаниями. Но в 1998-м сделал исключение для известного британского журналиста Найджела Робака, и сегодня, в день 60-летия Айртона Сенны, уместно вспомнить фрагменты того интервью.

Ален Прост: «Честное слово, мне трудно говорить об Айртоне – и не только потому, что его с нами уже нет. Понимаете, он был совсем другой, он отличался от всех гонщиков, да и вообще от всех людей, кого я знал…

Поэтому я всегда отказываюсь о нём говорить. Когда он ушёл из жизни, я сказал, что какая-то часть меня тоже умерла – мне так казалось. Ведь наши карьеры были так переплетены. Я действительно так считал, но знаю, что некоторые люди не верили в искренность моих слов. Ну что ж, я могу лишь постараться быть максимально честным.

Я очень хорошо помню, как мы познакомились. Весной 1984-го после реконструкции открывался обновлённый Нюрбургринг, и там была организована гонка Гонка звёзд, в которой участвовали действующие и бывшие пилоты Формулы 1, и в ней нам предстояло выступать на серийных автомобилях Mercedes.

Я летел во Франкфурт из Женевы обычным рейсом, а самолёт Айртона должен был прибыть на полчаса раньше, поэтому Герд Кремер из компании Mercedes спросил, могу ли я подвезти Сенну на трассу.

По дороге мы болтали, и Айртон произвёл на меня очень приятное впечатление. Потом мы добрались до автодрома и приступили к тренировкам. Я показал лучшее время в квалификации, он – второе и после этого уже со мной вообще не разговаривал! Тогда это казалось забавным. Потом я лидировал в гонке, но уже через полкруга он вытолкнул меня с трассы. В общем, хорошенькое было начало…

В том году он дебютировал в Формуле 1 в команде Toleman и сразу смотрелся неплохо, хотя не всегда можно с уверенностью судить о потенциале гонщика, выступающего за маленькую команду. Он отлично провёл гонку в Монако, но в те дни монокок был далеко не такой жёсткий, и вполне возможно, что машина, которая неважно ведёт себя на сухой трассе, в дождь начинает отлично работать.

Разумеется, мы все высоко его оценивали, хотя были некоторые сомнения, ведь иногда бывает, что молодой гонщик производит неплохое впечатление, но сдувается, когда попадает в топ-команду. Впрочем, в случае с Айртоном было понятно, что он обладает особым талантом.

Стоит напомнить, что в те годы отличных гонщиков в Формуле 1 было намного больше, чем сейчас. Безусловно, Айртон с самого начала хорошо пилотировал, но до Монако не показывал ничего особо удивительного. Но после той гонки все обратили на него внимание, о нём стали говорить.

И с самого начала Сенна очень жёстко действовал на трассе. Сейчас я думаю, что дело даже не в том, что он предпочитал столь жёсткие методы борьбы, а в том, что у него были свои собственные правила. Он играл по особым правилам, в которые верил – вот и всё. Больше его ничего не интересовало. Оглядываясь назад, я действительно считаю, что он всегда верил в свою правоту, всегда был честным. На трассе он вёл себя точно так же».

Однако до 1988 года, пока Сенна и Прост не стали напарниками в McLaren, между ними не было никаких раздоров. За год до этого команда Lotus, за которую тогда выступал бразилец, получила двигатели Honda, и у него сложились очень тесные и доверительные отношения с японскими инженерами.

Но когда он перешёл в McLaren, эта команда тоже получила моторы Honda, и один из её сотрудников как-то сказал: «Я склонялся к мысли, что Прост был гонщиком McLaren, использовавшим двигатели Honda, тогда как Сенна был гонщиком Honda, использовавшим шасси McLaren».

Ален Прост согласен с такой формулировкой: «Да, хорошо сказано. Моей главной проблемой было то, что я по-настоящему любил McLaren и хотел делать для команды всё, что только было в моих силах.

Если говорить о моём напарнике на сезон 1988 года, то команда выбирала между Сенной и Нельсоном Пике. Когда мы вместе с Роном Деннисом отправились в Японию на переговоры с руководством Honda, я ему сказал, что надо брать Айртона, потому что он более талантлив. Для меня интересы команды были на первом месте.

Но если бы у меня сейчас была возможность начать карьеру снова, я бы поступил по-другому: я бы сосредоточился на самом себе и своей работе. На самом деле я тогда мог бы возразить против перехода Айртона в McLaren. Одна из моих сильных сторон в том, что когда я принимаю решение, я уже о нём не сожалею. Но в той ситуации, по-моему, я однозначно допустил ошибку!

Впрочем, наши рабочие отношения в том первом сезоне были вполне нормальными. Единственная проблема возникла в Эшториле под конец первого круга…»

Тот момент действительно остался в памяти всех, кто его видел. В конце старт-финишной прямой Прост за счёт слипстрима атаковал Сенну, затем сместился вправо, чтобы его обогнать, но Айртон повернул руль в его сторону, и машина француза оказалась в считанных сантиметрах от стены. И всё-таки Ален не убрал ногу с газа, вышел в лидеры и довёл гонку до победы, однако после финиша высказал всё, что думал по поводу того эпизода.

«Его манёвр в Эшториле был очень опасным, и я действительно разозлился, – вспоминал Прост. – Я оказался у самой стены и думал, что между машинами произойдёт контакт, и всё закончится серьёзной аварией, ведь за нами вплотную нёсся весь пелотон. Мне это совершенно не понравилось, и я ему об этом сказал. Впрочем, я не могу осуждать его за такие действия, потому что ему всё всегда сходило с рук. Сколько раз за годы карьеры в Формуле 1 его штрафовали за такие вещи? Никогда.

И всё-таки, за исключением того случая первый год был прошёл не так уж плохо. В каких-то ситуациях он действовал по отношению ко мне очень жёстко и бескомпромиссно, но других проблем у нас не было. Кстати, за то, что произошло в Португалии, он извинился.

В конце сезона я был очень рад за команду – мы заняли первое и второе местов в чемпионате, и я не слишком расстраивался из-за того, что титул достался Айртону. Для меня это не было проблемой, ведь я уже был двукратным чемпионом мира.

Но в 1989-м меня тревожила ситуация с Honda. Думаю, главной сложностью стало то, что у меня никогда не было таких отношений с японскими мотористами, какие сложились у Айртона. С самого начала я чувствовал, что не контролирую ситуацию. Если бы они просто отдавали предпочтение одному из нас, меня бы это не сильно волновало. Но мне было сложно смириться с тем, как японцы тогда действовали, потому что у Сенны и у меня были очень разные стили пилотирования.

Я никогда не мог понять, почему они столь явно принимали его сторону. Причём вовсе не из-за того, что бразильский рынок для них был важнее, чем французский. Ничего подобного. Это больше было связано с человеческим фактором. Потом я снова сотрудничал с Honda, когда был владельцем собственной команды, и опять столкнулся с тем же самым. Думаю, у японцев просто свой особый подход к работе. В команде они всегда делают ставку на кого-то одного, предпочитая его остальным. Я слышал, что об их мотогоночных командах говорили то же самое.

Приведу один пример. 1988-й был последним годом, когда в Формуле 1 использовались турбины, и я попросил внести определённые изменения в режим работы двигателя, чтобы он соответствовал моему стилю пилотирования. Мы два дня работали над этим на тестах на трассе Поль-Рикар, и я был очень доволен результатом. Но через неделю на следующей гонке мотористы не стали применять эти настройки.

Потом был Гран При Франции, именно на Поль-Рикаре, и вдруг двигатель заработал так, как мне было нужно! Понимаете? Мы с Айртоном провели два сезона в McLaren, имея дело с моторами Honda, и на обоих Гран При Франции в те годы я стартовал с поула и побеждал.

Все говорили: «Посмотрите, это всё из-за того, что Проста так поддерживают его болельщики» и т.д. Ничего подобного. Это объяснялось тем, что на тех гонках у меня были кое-какие возможности, позволявшие мне сражаться…

Поймите меня правильно, я ничего не имею против Айртона. Он был очень быстрым, и квалификации проводил намного лучше меня – был намного более собранным и целеустремлённым. Думаю, я сам был таким же, когда выступал в McLaren вместе с Ники Лаудой.

Как бы то ни было, перед началом сезона 1989 года я ужинал в женевском гольф-клубе вместе с тогдашним президентом компании Honda господином Кавамото. И он признал, что я был прав, когда считал, что в Honda отдавали предпочтение Айртону, а не мне.

Он тогда спросил: «Хотите знать, почему мы так продвигаем Сенну?» И сказал мне одну вещь: новое поколение японских мотористов предпочитали Айртона, потому что он был больше похож на самурая, тогда как я – на компьютер.

Вот таким было объяснение, и оно меня порадовало, ведь теперь я хотя бы точно знал: тут действительно что-то не так. Отчасти проблема в том, что Айртон был чертовски быстрым, и сложно было понять, в какой мере это он сам по себе, а в какой – за счёт помощи Honda. И после того ужина с господином Кавамото я подумал: «Ага, значит, по крайней мере, я не так уж глуп, что-то действительно происходит, и теперь я знаю, что именно».

В конце 89-го мой контракт с McLaren истекал, но у Айртона – нет. Рон Деннис понимал, что будущее команды зависит от Honda, следовательно, от Сенны. Он очень хотел, чтобы я остался, но в реальности не мог удержать нас обоих, и в июле я ему сказал, что ухожу. По-моему, в 89-м он поступил со мной несправедливо. Мы по-прежнему очень хорошие друзья, и несмотря ни на что я по-прежнему считаю McLaren своей командой. Но Рон знает, что я думаю о том периоде…

Однозначно, Айртон был лучшим гонщиком, с которым мне довелось соперничать. Столь целеустремлённых людей я больше не встречал… Он добился успеха во всём, что было для него важно, достиг всех целей, которые перед собой ставил.

Между нами много всего было, но одно оставалось неизменным: в профессиональном плане мы относились друг к другу с огромным уважением. Кстати, бывали моменты, когда мы вместе веселились, хотя это происходило не так уж часто…

И я думаю, что в конечном итоге мы, наверное, могли бы стать друзьями. Ведь когда мы перестали быть соперниками, всё изменилось…»

Источник: f1news.ru

Ферстаппен отказался от участия в All-Star Esports Battle

Организаторы виртуальных соревнований All-Star Esports Battle объявили о том, что сегодня Макс не примет в них участие, хотя оно уже было предварительно согласовано.

Сообщение об этом появилось на страницах организаторов гонки в социальных сетях: «С грустью информируем болельщиков о том, что Макс Ферстаппен выбыл из состава участников сегодняшний соревнований».

Источник: f1news.ru

В Red Bull определились с составом на виртуальный Гран При

В это воскресенье пройдёт первый этап виртуального чемпионата F1 Esports Virtual Grand Prix, призванный стать своего рода заменой гонки в Бахрейне, которая должна была состояться 22 марта.

В Red Bull Racing определились с составом команды, и в нём нет представителей Формулы 1, зато есть знаменитый британский велосипедист, 11-кратный чемпион мира, обладатель шести золотых Олимпийских медалей сэр Кристофер Хой и австриец Филипп Энг, выступающий в гонках класса GT.

Крис Хой после завершения карьеры в велоспорте добился успеха в гонках на выносливость, в 2015-м выиграв серию European Le Mans, а также участвовал в «24 часах Ле-Мана», пилотируя Aston Martin Vantage GT4 в одном экипаже с Мартином Брандлом.

Филипп Энг уже десять лет не садился за руль формул, но у него огромный опыт кузовных гонок, поэтому в Red Bull Racing надеются, что он не подведёт.

Полный список список участников виртуального Гран При Бахрейна будет обнародован несколько позже, но уже известно, что Ferrari будут представлять российский гонщик Роберт Шварцман и 16-летний шведский картингист Дино Беганович, которому в этом году ещё только предстоит дебютировать в Формуле 4.

За событиями на виртуальной трассе в Бахрейне можно будет следить онлайн начиная с 23.00 по московскому времени.

Источник: f1news.ru

Фредерик Вассёр: Впереди тяжёлые времена

Руководитель команды Alfa Romeo Фредерик Вассёр предрекает Формуле 1 тяжёлые времена, поскольку сейчас, когда в мире свирепствует пандемия коронавируса, приоритеты меняются, и автоспорт неизбежно отодвигается на задний план.

Чрезвычайные меры, которые в этой ситуация принимают организаторы чемпионата, FIA и команды, безусловно, необходимы, но последствия происходящего будут очень серьёзными.

«Из-за того, что нас ждёт неизбежное снижение выплат со стороны FOM, а наши спонсоры в ближайшие месяцы столкнутся со сложностями, мы ожидаем падение доходов на 15-20%, тогда как затраты будут только расти, – признал Вассёр в интервью Auto Hebdo. – Три гонки подряд, разделённые недельными интервалами, могут стать обычным делом этим летом, но чтобы люди выдержали такую нагрузку, потребуется нанять больше сотрудников.

Кроме того, мы будем вынуждены производить больше запасных частей – крыльев, элементов днища и т.д., которые, может быть, и не пригодятся, но их придётся иметь в запасе.

Совещание, проведённое в четверг, было непростым, поскольку пришлось разбираться с целым рядом проблем, тревоживших некоторые команды, но в итоге возобладал здравый смысл. Идея в том, чтобы шасси, двигатель и другие элементы, которые ещё предстоит определить, остались такими же, как сейчас.

Однако при этом важно, чтобы переход на лимитированные бюджеты в следующем году всё-таки состоялся. Когда пандемия пойдёт на спад, это обеспечит своего рода мягкую посадку, а также не позволит крупным командам тратить неограниченные суммы на создание машины 2022 года».

Все последствия глобального распространения коронавируса пока представить невозможно, и о том, как изменится жизнь людей, а также ситуация на мировых рынках, пока можно только гадать – разумеется, это тревожит Вассёра.

«Чтобы вносить коррективы в календарь, как минимум должна быть возможность проводить гонки, – сказал руководитель Alfa Romeo Racing. – Когда пандемия пойдёт на убыль, мы уже будем в кризисе, и я боюсь, что отменой этапа в Монако дело не ограничится. Это ещё одна сложность, которую в Формуле 1 недооценили и только начинают осознавать.

Моя карьера в автоспорте продолжается уже тридцать лет, я помню, какими были последствия войны в Персидском заливе в 1990-м, помню 9 сентября 2001 года, вспышку атипичной пневмонии в 2003-м и ипотечный кризис в 2008-м.

Но то, что происходит сейчас, поражает всех, от Китая до Америки и Европы, страдают все сектора экономики. Если говорить об изоляции, то её испытали только предыдущие поколения во время Второй мировой войны. Впереди тяжёлые времена.

В плане приоритетов ситуация после пандемии будет не такой, как до неё. И я не уверен, что автоспорт будет в списке этих приоритетов».

Источник: f1news.ru

Карлос Сайнс упустил победу в виртуальной гонке в Спа

В минувшую пятницу Карлос Сайнс неплохо себя проявил на соревнованиях по виртуальным гонкам, которые организовала мадридская спортивная газета Marca. Соперниками пилота McLaren были как испанцы, в своё время выступавшие на профессиональном уровне в различных гоночных сериях, в частности, Рольдан Родригес и Лукас Ордонез, так и мастера киберспорта.

Для соревнований использовался гоночный симулятор на базе PlayStation 4, и они проходили в четыре этапа на четырёх разных трассах, причём участникам пришлось пилотировать не только машины Формулы 1, но и спорткары класса GT.

Карлос был близок к победе в финале, проходившем на виртуальном автодроме в Спа, но во второй половине гонки упустил свой шанс, когда вылетел за пределы трассы в повороте Pouhon, и в итоге финишировал только пятым.

Тем не менее, в четырёх гонках он трижды поднялся на подиум, продемонстрировал бойцовский характер, выносливость и собранность, ведь соревнования длились два с половиной часа.

«По-моему, сражаться на трассе пришлось больше, чем за весь предыдущий год!» – весело прокомментировал гонщик McLaren.

Источник: f1news.ru

Деймон Хилл: У Айртона Сенны был волшебный талант

В 1994 году Деймону Хиллу довелось недолго поработать с Айртоном Сеной в команде Williams, и когда он говорит, что у этого бразильского гонщика был волшебный талант, поистине дарованный Небом, ему хочется верить. В день 60-летия Сенны Хилл рассказал о своём отношении к наследию трёхкратного чемпиона мира.

Деймон Хилл: «Сенна. Суперзвезда, человек, которому было суждено стать мировой знаменитостью. Но почему этот бразильский гонщик стал одним из величайших спортсменов? Было ли у него какого-то одно особое качество?

Он смог развить свои способности до высочайшего уровня и в полной мере продемонстрировать свой волшебный талант. Болельщики любили его за бойцовский дух, который проявлялся как на гоночной трассе, так и за её пределами. Его отличало беспрецедентное стремление к совершенству. Он выкладывался полностью, без остатка, и никогда не сдавался.

Он хладнокровно и решительно действовал в самых сложных условиях, для него была характерна удивительная целеустремлённость, причём не только за рулём гоночной машины, но в жизни в целом.

Свет, который исходил от него при жизни, и мрачная тень, лежащая на обстоятельствах его гибели, навсегда изменили Формулу 1.

И всё-таки, было ли какое-то одно качество, благодаря которому он стал великим гонщиком?

Я могу лишь предположить, что это некое магическое сочетание всех качеств Айртона Сенны, сделавшее его жизнь столь яркой».

Источник: f1news.ru

Льюис Хэмилтон заверил всех, что он здоров

Льюис Хэмилтон на своих страницах в социальных сетях опубликовал заявление, заверив, что у него нет симптомов коронавируса, несмотря на то, что он контактировал с двумя известными людьми, у которых впоследствие было выявлено заражение.

В начале марта в Лондоне он участвовал в благотворительной акции и там встречался с Софи Трюдо, супругой премьер-министра Канады, и актёром Идрисом Элбой, а уже через несколько дней обоим был поставлен положительный диагноз.

«Надеюсь, у всех хороший настрой, вы здоровы и заняты делом, – пишет Хэмилтон. – Тут были некие спекуляции на темы моего здоровья, после того как я побыл на мероприятии, где были два человека, у которых впоследствии был выявлен коронавирус.

Хочу сообщить, что я в порядке, чувствую себя здоровым и дважды в день тренируюсь. У меня вообще никаких симптомов, а ведь уже прошло 17 дней после того, как я виделся с Софи и Идрисом. С ним я созванивался и рад был слышать, что у него всё нормально.

Я обращался к своему врачу и лишний раз проверил, нужно ли мне проходить тест, но дело в том, что сейчас количество таких тестов ограничено, и есть люди, кому это необходимо больше, чем мне, тем более что у меня нет никаких симптомов.

Я сделал вот что: с прошлой недели нахожусь на самоизоляции, уже с прошлой пятницы, когда была отменена тренировка в Австралии, и стараюсь держаться на расстоянии от людей.

Важнее всего сейчас сохранять позитивный настрой, если надо, то перейти на режим самоизоляции, регулярно мыть руки с мылом как минимум в течение 20 секунд. Спасибо за все ваши письма, делюсь с вами хорошим настроением и любовью, хотя и нахожусь далеко. Берегите себя».

Источник: f1news.ru

Чэдвик тестировала в Новой Зеландии машину Rodin FZED

Десять лет назад мы писали о том, что британская компания Lotus Cars, специализирующаяся на выпуске спорткаров, представила необычную машину – Lotus Exos Type 125, в которой воплощены технологии, применяемые в Формуле 1.

Предполагалось наладить её мелкосерийное производство и предлагать всем желающим, готовым выложить миллион долларов за готовую гоночную машину, по характеристикам сравнимую с техникой Формулы 1 предыдущих поколений.

Проект провалился, но затем права на всю техническую документацию на T125 приобрела новозеландская компания Rodin Cars, усовершенствовала ряд компонентов и систем машины, и, что важно, снизила цену на неё. Теперь она называется Rodin FZED и приобрести её можно за $650 тысяч.

Эксперты сходятся в оценках, что теперь цена вполне приемлемая, если учесть, что вы получаете за эти деньги. На FZED установлен 3,8-литровый двигатель Cosworth V8, развивающий 674 л.с. при 9600 об/мин. При этом он рассчитан на обычный 98-й бензин, который продаётся на любой АЗС, а его ресурс составляет порядка 5000 км, и только потом мотор должен пройти обслуживание и плановый ремонт.

До 200 км/ч машина при весе в 610 кг разгоняется за пять секунд. Разумеется, столь серьёзная техника оснащена соответствующими узлами и агрегатами: 6-ступенчатой секвентальной КПП, карбоновыми тормозами Brembo и регулируемыми амортизаторами.

Предназначена машина не для профессиональных гонщиков, а для всех любителей быстрой езды, обладающих достаточным опытом и навыками, но которые хотят испытать ощущения, близкие к тем, что чувствуют пилоты Формулы 1. В будущем, если новозеландский проект окажется востребованным и заинтересует мир автоспорта, FZED вполне подойдёт для организации клубных гоночных серий.

По приглашению Rodin Cars на этой неделе Джейми Чэдвик, первая чемпионка женской W Series, провела пять дней в Новой Зеландии, где познакомилась с машиной, протестировала её на частной гоночной трассе и, судя по всему, этот опыт ей понравился. При этом она сравнивала FZED с машинами Формулы 3 и GP2, которые тоже есть в гараже компании.

«Мне всегда нравится работать с настоящими энтузиастами, которые страстно любят своё дело, – рассказала Джейми. – Здорово, что я смогла поделиться с создателями этого проекта своими впечатлениями, поработать с ними – по-моему, он просто гениальный! Всю информацию, которую я им предоставляла, они старались сразу применить, и эти несколько дней прошли очень успешно».

Источник: f1news.ru

Герхард Бергер: Сенна стал бы президентом Бразилии

Герхард Бергер был близким другом Айртона Сенны. В интервью немецкому Kicker он вспоминал бразильца, которому сегодня исполнилось бы 60 лет…

Вопрос: Мистер Бергер, вам уже 60 лет, Айртону 60 исполнилось в марте…
Герхард Бергер: Жизнь идёт. Я попытаюсь представить, каким бы он был сегодня, как продолжалась бы его жизнь без этой аварии в Имоле.

Вопрос: Предположим, он смог бы покинуть машину после аварии в Тамбурелло, вернулся в боксы, а через две недели выступал бы в Монако…
Герхард Бергер: Думаю, в Монако он бы жаловался, что этой машиной Williams невозможно управлять, что ему нужно просто пережить эту гонку, поскольку Эдриан Ньюи готовил новинки к Гран При Испании. Вероятно, он выиграл бы в Монако, поскольку аэродинамика там не очень важна, а он всегда был очень хорош на этой трассе. Ну а после Барселоны аэродинамика бы заработала – и он вернулся бы на вершину.

Айртон Сенна, Эдриан Ньюи и Williams – у них было всё, чтобы доминировать, что могло навредить Формуле 1, даже разрушить её. После Гран При Испании Сенна выиграл бы почти каждую гонку, поскольку и машина потом была превосходной, и гонщик очень хорош.

Вопрос: Вы считаете, что Айртон стал бы чемпионом в 1994-м, несмотря на большой отставание от Михаэля Шумахера в начале сезона…
Герхард Бергер: Не сомневаюсь.

Вопрос: Потом он бы доминировал в 1995-м, а в 1996 и 1997-м Деймон Хилл и Жак Вильнёв так и не стали бы чемпионами…
Герхард Бергер: Да, но был ещё Михаэль Шумахер. Ferrari в какой-то момент всё равно бы его получила. В тот момент Михаэль уже доказал, что он – один из тех, кому принадлежит будущее.

Сенна тоже хотел бы выступать за Ferrari, но тогда он нашёл для себя лучший вариант с Эдрианом Ньюи в Williams. Он всегда выбирал вариант, дающий наибольшие шансы на успех.

Вопрос: Можно ли сказать, что если бы Айртон не погиб, Формула 1 могла развиваться совершенно иначе?
Герхард Бергер: Думаю, сегодня мы называли бы его семи- или восьмикратным чемпионом. При Сенне Михаэль не смог бы добиться того, что в итоге достиг.

Вопрос: Можно ли предположить, что после смертельной аварии Роланда Ратценбергера, произошедшей за день до гибели Сенны, в Формуле 1 не произошли бы столь серьёзные изменения в безопасности, как после смерти Айртона?
Герхард Бергер: Уверен, Сенна добился бы нужных перемен. В то время я был президентом ассоциации гонщиков, сразу после аварии Роланда мы собрались, чтобы всё обсудить. Айртон был движущей силой, он сказал, что нам многое нужно решить.

После аварии Ратценбергера он сыграл бы очень важную роль. Шаг за шагом были бы приняты нужные меры, но смерть Айртона всё это очень ускорила.

Вопрос: Кем бы Айртон мог быть сейчас?
Герхард Бергер: Президентом Бразилии. Серьёзно. Он всегда следил за политикой, у него уже был детский фонд. Десятки тысяч людей пришли на его похороны, за ним была целая страна. И у него были необходимые качества.

Источник: f1news.ru

Лехто: Никто не захочет рисковать контрактом с Алонсо

Юрки Ярвилехто, более известный как Джей-Джей Лехто, бывший гонщик Формулы 1 и эксперт финского MTV3, полагает, что Фернандо Алонсо не сможет вернуться в Формулу 1. По его мнению, никто не захочет рисковать контрактом с испанским гонщиком из-за его скандального характера.

Джей-Джей Лехто: «Никто не хочет рисковать контрактом с Алонсо. Все помнят, как совсем недавно он проявил возмутительное неуважение к Honda. В таланте Фернандо сомнений нет, но если вспомнить, сколько мостов он сжёг за собой, я не могу представить, что какая-то команда захочет видеть его у себя.

С 2018 года Алонсо всерьёз не пилотировал машину Формулы 1. Это было уже достаточно давно. На рынке есть молодые и более комфортные в работе гонщики, которые стоят гораздо дешевле».

Источник: f1news.ru

В McLaren не отложили планы перехода на моторы Mercedes

Контракт McLaren с мотористами Renault истекает в этом году, в британской команде планировали доработать с ними до смены регламента – и в 2021-м перейти на силовые установки Mercedes.

Несмотря на то, что смена регламента отложена на год, и в следующем году команды будут использовать такие же машины, в McLaren подтвердили свои планы. Контракт с Mercedes был рассчитан на срок с 2021 по 2024 год – и он будет соблюдаться.

Смена силовой установки при сохранении шасси не должна вызвать больших сложностей. По правилам, точки крепления двигателя должны быть одинаковыми для всех производителей, так что команде придется лишь скорректировать компоновку машины под архитектуру силовой установки Mercedes.

Источник: f1news.ru