Двойное интервью: Шарль Леклер и Жан Алези

Шарль Леклер и Жан Алези принадлежат разным поколениям, но их многое сближает: они оба добивались успеха в Ferrari. В интервью AutoHebdo они вспоминали первый сезон в итальянской команде, говорили о популярности и ожиданиях от нового сезона.

Вопрос: Вы помните свою первую встречу?
Шарль Леклер: Кажется, она произошла на картодроме Ла-Конка на юге Италии, это была одна из первых картинговых гонок Джулиано (сына Жана Алези). По-моему, мы впервые встретились именно там.

Жан Алези: У меня остались воспоминания о встрече на картодроме 7 Лаги (картинговая трасса рядом с городом Павия в Ломбардии). Вы с Джулиано участвовали в гонке. Я был в баре, когда ко мне подошёл отец Шарля и спросил, помню ли я, как мы вместе выступали в Формуле 3? Он мне сказал, что он близкий друг Даниэля Гаша – отца моего хорошего друга Филиппа. Я начал следить за карьерой Шарля благодаря его отцу.

Вопрос: Шарль, что значит для вас Жан Алези?
Шарль Леклер: Это легенда Формулы 1. У него были незабываемые выступления, и я говорю не только о его знаменитом поединке с Сенной на Гран При США 1990 года. Но для меня он не только гонщик – он мой друг, и мне нравится с ним общаться. Мы сблизились благодаря Джулиано, с которым я познакомился в Гоночной академии Ferrari, где мы вместе тренировались.

Вопрос: Жан, вы видите в Шарле новую надежду Ferrari – такую же, какой стали вы, присоединившись к команде в 1991-м?
Жан Алези: У нас было схожее начало карьеры – мы оба оказались в Ferrari после дебютного сезона и стали напарниками многократных чемпионов мира. Шарль пришёл в команду, где уже давно выступал Феттель, а я заменил Найджела Мэнселла, став напарником Алена Проста. Этот период станет одним из самых сложных, но в то же время радостных и интересных в моей карьере. Кроме того, я чувствовал ту лёгкость, которая делает тебя сильнее.

Увидев, как Шарль опередил Феттеля в прошлогоднем Гран При Бахрейна, а затем создал отрыв, я не смог сдержать улыбку. Я представлял, что он пилотирует совершенно спокойно и уверенно, понимая, что Себастьян не сможет его догнать. По логике, когда обгоняешь чемпиона мира и впервые выходишь в лидеры гонки, то чувствуешь огромную ответственность. Но Шарль в этот момент показал весь свой талант.

Вопрос: Расскажите о вашем первом сезоне в Ferrari. Сколько времени вам потребовалось, чтобы освоиться в команде из Маранелло?
Шарль Леклер: Я очень быстро адаптировался, ведь уже несколько лет был слушателем Гоночной академии Ferrari. Это была моя семья, но моё окружение сильно изменилось, и я стал работать с большим числом людей, и мы все стремились добиться максимально возможных результатов. Мне потребовалось, наверное, три или четыре гонки, чтобы привыкнуть к команде. Помогло знание итальянского языка и то, что меня окружали итальянцы. Они очень эмоциональные и делают всё, чтобы ты чувствовал себя как дома. Адаптация прошла очень быстро.

Жан Алези: Мы говорим о двух совершенно разных эпохах. У меня всё было по-другому. В моё время Ferrari напоминала закрытый монастырь. Сейчас она стала более открытой благодаря телевидению, масс-медиа, социальным сетям. Тогда ещё существовала эта культура секретов, которой больше нет.

Когда я первый раз пришёл домой к Энцо Феррари рядом с трассой во Фьорано, мне казалось, что я рядовой посетитель. Я приоткрыл дверь и скромно заглянул внутрь. Я был как маленький мальчик, которому дали разрешение войти, но он не имел права заходить, куда хочет. Следовательно, мне потребовалось на адаптацию больше времени, чем Шарлю. Но я сразу понял, что значит для тифози гонщик Ferrari.

Вопрос: Вспомним прошлогодний Гран При Бельгии 2019 года и этап в Канаде в 1995-м: какие эмоции вы испытывали после первой победы?
Шарль Леклер: В моём случае всё было необычно: я чувствовал моральное удовлетворение от первой победы и огромную грусть из-за гибели Антуана Юбера. Всё было неоднозначно. Я радовался, потому что ради этой победы работал много лет и реализовал детскую мечту. Но я не мог этим насладиться – настроения не было.

Жан Алези: Лично я насладился своей победой. Я не знаю, сколько километров я лидировал в гонках с тех пор, как дебютировал в Ferrari в 1991-м, но ни разу не пересёк финишную черту первым. Пожалуй, я лидировал более 1500 км, прежде чем победил! Я мог выиграть много гонок, но каждый раз сходил с дистанции за несколько кругов до финиша: то коробка передач сломается, то двигатель откажет!

Победа в том Гран При принесла мне облегчение. Особенно приятно, что я выиграл на острове Нотр-Дам, на трассе имени Жиля Вильнёва. Это немного напоминает победу Шарля в Монце – такое же масштабное событие. Монреаль – это тоже территория Ferrari, там любят Скудерию.

Вопрос: Шарль, что-то может сравниться с теми эмоциями, которые вы испытали, выиграв в Италии за рулём Ferrari?
Шарль Леклер: Не думаю, что в эмоциональном плане что-то может с этим сравниться. Но победа остаётся победой. Будь то победа в Монце, Монако или Монреале – за каждой из них огромная работа. На любой трассе мы выкладываемся на 200%. Конечно, выиграть в Монце несколько приятнее, но когда я выиграю Гран При Монако – этот день тоже станет особенным. Монако – тоже территория Ferrari.

Вопрос: Жан, вы по-прежнему считаете свой поул в Монце в 1994-м одним из самых ярких моментов в карьере?
Жан Алези: Да, тем более, я довольно быстро понял, что завоюю поул. Я видел, как оживились тифози на трибунах. Круг по Монце доставляет особые ощущения, потому что это одна из самых быстрых трасс в сезоне, и именно там болельщики ближе всего к машинам, ведь трибуны расположены совсем близко. Это здорово, но, к сожалению, я никогда не уезжал из Монцы с улыбкой, которая отражала бы то удовольствие, которое получаешь на этой трассе.

Вопрос: В Италии к гонщикам Ferrari относятся не так, как за пределами этой страны?
Шарль Леклер: Все итальянцы хранят в сердце Ferrari – возможно, именно в Италии эта страсть чувствуется наиболее ярко. Но сейчас у команды такая армия болельщиков по всему миру, что любовь к этой марке не имеет границ. В прошлом году у меня была возможность почувствовать эту поддержку в каждом Гран При.

Жан Алези: Хотел бы проиллюстрировать слова Шарля: если тебя останавливают итальянские полицейские, то сразу отпускают. В Японии и в других странах то же самое, но там иногда приходится представиться.

Вопрос: Шарль, на Гран При Монако и Франции появятся трибуны, названные вашим именем. Это создаёт какую-то особую связь с болельщиками?
Шарль Леклер: Такие трибуны для меня очень важны. Я мечтал получить что-то своё на трассах, которые для меня очень важны. Я очень рад, что мы договорились создать трибуны специально для моих болельщиков. В будущем мы собираемся развивать концепцию именных трибун, но я рад, что мы начали именно с этих трасс.

Вопрос: Ваши болельщики – это в первую очередь болельщики Ferrari или у вас появляется собственный фан-клуб?
Шарль Леклер: До перехода в Ferrari у меня было очень мало болельщиков, но после перехода в Скудерию их число существенно выросло, и я стараюсь их не огорчать.

Вопрос: Жан, в своё время вы были очень популярны. Вам хотелось бы, чтобы уже в те времена были социальные сети для общения с болельщиками?
Жан Алези: Мой ответ нет, и я объясню почему. Опять же, сложно сравнивать наши эпохи – они очень разные. Конечно, у нас не было всех этих инструментов, но в прежние времена Гран При транслировались на бесплатных каналах, и у них была широкая аудитория, не всегда состоявшая только из гоночных болельщиков.

Сейчас телекомпании отлично работают, но для ограниченной аудитории. У гонщиков есть своя преданная публика, и благодаря социальным сетям число их поклонников растёт. Их манера вести диалог с болельщиками может повысить их популярность. У меня было не так много контактов с болельщиками, но телетрансляции Формулы 1 – а это своего рода сериал, который показывали по воскресеньям – создавали другие связи. Тогда о пилоте говорили не только в контексте конкретной гонки или аварии – тогда следили за его развитием. Именно поэтому болельщики до сих пор меня помнят.

Вопрос: Поговорим о современности. У вас была возможность обсудить новую машину Ferrari?
Шарль Леклер: Мы пересеклись на презентации, но успели только поздороваться. В день презентации у меня был невероятно плотный график! Но даже если бы у нас было свободное время, я не знаю, о чём мы могли бы поговорить, кроме как о новом оттенке красного. Всегда сложно обсуждать новую машину, пока я её не протестировал.

Вопрос: Вы могли бы поговорить об Артуре Леклере и Джулиано Алези, ведь они оба стали слушателями Гоночной академии Ferrari. Это поможет им в развитии карьеры?
Жан Алези: Здорово быть слушателем любой академии, особенно если она непосредственно связана с командой Формулы 1. Благодаря Гоночной академии Ferrari мой сын будет видеть лучшие примеры. Джулиано присоединился к академии, когда Шарль еще был её слушателем, а теперь он выигрывает гонки.

Шарль Леклер: Я закончил эту академию и знаю, что она мне дала в плане знаний, развития гоночного мастерства, имиджа и работы со спонсорами. Я знаю, как повезло Джулиано и Артуру! Это очень важно, я даже скажу, что это главное – иметь поддержку крупной команды.

Вопрос: Одним из слушателей Гоночной академии является Мик Шумахер, а его отец установил рекорд по числу побед за рулём Ferrari. Что вы думаете о перспективах Льюиса Хэмилтона – в этом году он может превзойти его рекорд по числу побед и сравняться с ним по числу титулов?
Жан Алези: Моя первая мысль – как же быстро это произошло! Когда Михаэль завоевал 91-ю победу и седьмой титул, мы все были уверены, что повторить его достижения невозможно. А 14 лет спустя Льюис Хэмилтон показывает, что это возможно. Это значит, что нет предела совершенства.

Я восхищаюсь Льюисом. Можно сомневаться в правильности его поведения, но в дни гоночных уик-эндов он всегда на высоте. Он выигрывает не только Гран При, которые должен выиграть, но и те, которые вроде бы должен был проиграть. Если ему удастся сравняться с Михаэлем по числу титулов – браво! Он это заслужил. Но я не буду отрицать, что если он допустит несколько небольших ошибок, это упростит жизнь Шарлю и доставит мне удовольствие.

Вопрос: Шарль, вы считаете, что вы сможете ему помешать?
Шарль Леклер: Я постараюсь…

Жан Алези: Ну конечно!

Шарль Леклер (смеётся): Я сделаю для этого всё необходимое! Я полностью выложусь и сделаю даже больше. Мы достаточно хорошо знаем автоспорт, чтобы понимать, что это зависит не только от гонщика. Я сделаю всё необходимое, чтобы максимально осложнить ему жизнь. Но для этого нужна хорошая машина и безупречная работа команды.

Льюис – отличный гонщик, у него огромный опыт, он редко ошибается и очень быстрый как в квалификации, так и в гонке. Короче говоря, это очень стабильный гонщик, и он вынуждает вас показать всё, на что вы способны. Когда у вас такой соперник, у него можно только учиться. В прошлом году мы несколько раз показывали, что когда всё делаем идеально, мы можем его опередить. Мы знаем, что нам надо делать – работать как можно лучше в каждый гоночный уик-энд!

Вопрос: Можно ли сказать, что вам легче прогнозировать действия Макса Ферстаппена, потому что вы соперничаете со времён картинга?
Шарль Леклер: Это другая история. Я познакомился с Льюисом как с соперником только в прошлом году. Когда я выступал в Alfa Romeo, мы ездили по одной трассе, но я не сражался с ним, и у меня был другой подход к гонкам. Но после сезона в Ferrari и наших поединков я лучше понимаю, на что он способен.

А с Максом мы соперничаем с детства. Конечно, мы отлично друг друга знаем, но это не упрощает задачу. У Льюиса и Макса разные характеры, разный стиль пилотирования, к каждому из них надо привыкнуть. Да, мы с Максом боролись на картодромах, но это совершенно не помогает его опередить сейчас.

Вопрос: До начала сезона остаётся пара недель – это самый интересный период?
Шарль Леклер: Мы довольно долго не работали на трассе, но у всех нас одна цель – построить самую лучшую машину. При этом неизвестно, чего добились соперники. Следовательно, пока вопрос остаётся открытым – он одновременно интересный и тревожный. Надо оставаться реалистами и помнить, что предсезонные тесты – это только тесты. Именно об этом нам в жёсткой форме напомнил прошлогодний Гран При Австралии.

Жан Алези: Шарль хорошо сказал. Я добавлю только одно: я никогда не был поклонником начала сезона в Мельбурне – ни во времена выступлений, ни сейчас, когда я смотрю на происходящее на трассе со стороны. В Мельбурне нетипичная трасса. Конечно, иногда там бывают сюрпризы, но результаты там никогда не отражали расстановку сил. Гонка в Австралии никогда не утоляла моё любопытство.

Вопрос: И последний вопрос: теперь встретимся в Мельбурне?
Шарль Леклер: В любом случае я там буду.

Жан Алези: Я – нет. Я останусь в Париже, в студии Canal Plus, откуда буду комментировать эту гонку и, надеюсь, победу Шарля!

Источник: f1news.ru