Двойное интервью: Шарль Леклер и Жан Алези

Шарль Леклер и Жан Алези принадлежат разным поколениям, но их многое сближает: они оба добивались успеха в Ferrari. В интервью AutoHebdo они вспоминали первый сезон в итальянской команде, говорили о популярности и ожиданиях от нового сезона.

Вопрос: Вы помните свою первую встречу?
Шарль Леклер: Кажется, она произошла на картодроме Ла-Конка на юге Италии, это была одна из первых картинговых гонок Джулиано (сына Жана Алези). По-моему, мы впервые встретились именно там.

Жан Алези: У меня остались воспоминания о встрече на картодроме 7 Лаги (картинговая трасса рядом с городом Павия в Ломбардии). Вы с Джулиано участвовали в гонке. Я был в баре, когда ко мне подошёл отец Шарля и спросил, помню ли я, как мы вместе выступали в Формуле 3? Он мне сказал, что он близкий друг Даниэля Гаша – отца моего хорошего друга Филиппа. Я начал следить за карьерой Шарля благодаря его отцу.

Вопрос: Шарль, что значит для вас Жан Алези?
Шарль Леклер: Это легенда Формулы 1. У него были незабываемые выступления, и я говорю не только о его знаменитом поединке с Сенной на Гран При США 1990 года. Но для меня он не только гонщик – он мой друг, и мне нравится с ним общаться. Мы сблизились благодаря Джулиано, с которым я познакомился в Гоночной академии Ferrari, где мы вместе тренировались.

Вопрос: Жан, вы видите в Шарле новую надежду Ferrari – такую же, какой стали вы, присоединившись к команде в 1991-м?
Жан Алези: У нас было схожее начало карьеры – мы оба оказались в Ferrari после дебютного сезона и стали напарниками многократных чемпионов мира. Шарль пришёл в команду, где уже давно выступал Феттель, а я заменил Найджела Мэнселла, став напарником Алена Проста. Этот период станет одним из самых сложных, но в то же время радостных и интересных в моей карьере. Кроме того, я чувствовал ту лёгкость, которая делает тебя сильнее.

Увидев, как Шарль опередил Феттеля в прошлогоднем Гран При Бахрейна, а затем создал отрыв, я не смог сдержать улыбку. Я представлял, что он пилотирует совершенно спокойно и уверенно, понимая, что Себастьян не сможет его догнать. По логике, когда обгоняешь чемпиона мира и впервые выходишь в лидеры гонки, то чувствуешь огромную ответственность. Но Шарль в этот момент показал весь свой талант.

Вопрос: Расскажите о вашем первом сезоне в Ferrari. Сколько времени вам потребовалось, чтобы освоиться в команде из Маранелло?
Шарль Леклер: Я очень быстро адаптировался, ведь уже несколько лет был слушателем Гоночной академии Ferrari. Это была моя семья, но моё окружение сильно изменилось, и я стал работать с большим числом людей, и мы все стремились добиться максимально возможных результатов. Мне потребовалось, наверное, три или четыре гонки, чтобы привыкнуть к команде. Помогло знание итальянского языка и то, что меня окружали итальянцы. Они очень эмоциональные и делают всё, чтобы ты чувствовал себя как дома. Адаптация прошла очень быстро.

Жан Алези: Мы говорим о двух совершенно разных эпохах. У меня всё было по-другому. В моё время Ferrari напоминала закрытый монастырь. Сейчас она стала более открытой благодаря телевидению, масс-медиа, социальным сетям. Тогда ещё существовала эта культура секретов, которой больше нет.

Когда я первый раз пришёл домой к Энцо Феррари рядом с трассой во Фьорано, мне казалось, что я рядовой посетитель. Я приоткрыл дверь и скромно заглянул внутрь. Я был как маленький мальчик, которому дали разрешение войти, но он не имел права заходить, куда хочет. Следовательно, мне потребовалось на адаптацию больше времени, чем Шарлю. Но я сразу понял, что значит для тифози гонщик Ferrari.

Вопрос: Вспомним прошлогодний Гран При Бельгии 2019 года и этап в Канаде в 1995-м: какие эмоции вы испытывали после первой победы?
Шарль Леклер: В моём случае всё было необычно: я чувствовал моральное удовлетворение от первой победы и огромную грусть из-за гибели Антуана Юбера. Всё было неоднозначно. Я радовался, потому что ради этой победы работал много лет и реализовал детскую мечту. Но я не мог этим насладиться – настроения не было.

Жан Алези: Лично я насладился своей победой. Я не знаю, сколько километров я лидировал в гонках с тех пор, как дебютировал в Ferrari в 1991-м, но ни разу не пересёк финишную черту первым. Пожалуй, я лидировал более 1500 км, прежде чем победил! Я мог выиграть много гонок, но каждый раз сходил с дистанции за несколько кругов до финиша: то коробка передач сломается, то двигатель откажет!

Победа в том Гран При принесла мне облегчение. Особенно приятно, что я выиграл на острове Нотр-Дам, на трассе имени Жиля Вильнёва. Это немного напоминает победу Шарля в Монце – такое же масштабное событие. Монреаль – это тоже территория Ferrari, там любят Скудерию.

Вопрос: Шарль, что-то может сравниться с теми эмоциями, которые вы испытали, выиграв в Италии за рулём Ferrari?
Шарль Леклер: Не думаю, что в эмоциональном плане что-то может с этим сравниться. Но победа остаётся победой. Будь то победа в Монце, Монако или Монреале – за каждой из них огромная работа. На любой трассе мы выкладываемся на 200%. Конечно, выиграть в Монце несколько приятнее, но когда я выиграю Гран При Монако – этот день тоже станет особенным. Монако – тоже территория Ferrari.

Вопрос: Жан, вы по-прежнему считаете свой поул в Монце в 1994-м одним из самых ярких моментов в карьере?
Жан Алези: Да, тем более, я довольно быстро понял, что завоюю поул. Я видел, как оживились тифози на трибунах. Круг по Монце доставляет особые ощущения, потому что это одна из самых быстрых трасс в сезоне, и именно там болельщики ближе всего к машинам, ведь трибуны расположены совсем близко. Это здорово, но, к сожалению, я никогда не уезжал из Монцы с улыбкой, которая отражала бы то удовольствие, которое получаешь на этой трассе.

Вопрос: В Италии к гонщикам Ferrari относятся не так, как за пределами этой страны?
Шарль Леклер: Все итальянцы хранят в сердце Ferrari – возможно, именно в Италии эта страсть чувствуется наиболее ярко. Но сейчас у команды такая армия болельщиков по всему миру, что любовь к этой марке не имеет границ. В прошлом году у меня была возможность почувствовать эту поддержку в каждом Гран При.

Жан Алези: Хотел бы проиллюстрировать слова Шарля: если тебя останавливают итальянские полицейские, то сразу отпускают. В Японии и в других странах то же самое, но там иногда приходится представиться.

Вопрос: Шарль, на Гран При Монако и Франции появятся трибуны, названные вашим именем. Это создаёт какую-то особую связь с болельщиками?
Шарль Леклер: Такие трибуны для меня очень важны. Я мечтал получить что-то своё на трассах, которые для меня очень важны. Я очень рад, что мы договорились создать трибуны специально для моих болельщиков. В будущем мы собираемся развивать концепцию именных трибун, но я рад, что мы начали именно с этих трасс.

Вопрос: Ваши болельщики – это в первую очередь болельщики Ferrari или у вас появляется собственный фан-клуб?
Шарль Леклер: До перехода в Ferrari у меня было очень мало болельщиков, но после перехода в Скудерию их число существенно выросло, и я стараюсь их не огорчать.

Вопрос: Жан, в своё время вы были очень популярны. Вам хотелось бы, чтобы уже в те времена были социальные сети для общения с болельщиками?
Жан Алези: Мой ответ нет, и я объясню почему. Опять же, сложно сравнивать наши эпохи – они очень разные. Конечно, у нас не было всех этих инструментов, но в прежние времена Гран При транслировались на бесплатных каналах, и у них была широкая аудитория, не всегда состоявшая только из гоночных болельщиков.

Сейчас телекомпании отлично работают, но для ограниченной аудитории. У гонщиков есть своя преданная публика, и благодаря социальным сетям число их поклонников растёт. Их манера вести диалог с болельщиками может повысить их популярность. У меня было не так много контактов с болельщиками, но телетрансляции Формулы 1 – а это своего рода сериал, который показывали по воскресеньям – создавали другие связи. Тогда о пилоте говорили не только в контексте конкретной гонки или аварии – тогда следили за его развитием. Именно поэтому болельщики до сих пор меня помнят.

Вопрос: Поговорим о современности. У вас была возможность обсудить новую машину Ferrari?
Шарль Леклер: Мы пересеклись на презентации, но успели только поздороваться. В день презентации у меня был невероятно плотный график! Но даже если бы у нас было свободное время, я не знаю, о чём мы могли бы поговорить, кроме как о новом оттенке красного. Всегда сложно обсуждать новую машину, пока я её не протестировал.

Вопрос: Вы могли бы поговорить об Артуре Леклере и Джулиано Алези, ведь они оба стали слушателями Гоночной академии Ferrari. Это поможет им в развитии карьеры?
Жан Алези: Здорово быть слушателем любой академии, особенно если она непосредственно связана с командой Формулы 1. Благодаря Гоночной академии Ferrari мой сын будет видеть лучшие примеры. Джулиано присоединился к академии, когда Шарль еще был её слушателем, а теперь он выигрывает гонки.

Шарль Леклер: Я закончил эту академию и знаю, что она мне дала в плане знаний, развития гоночного мастерства, имиджа и работы со спонсорами. Я знаю, как повезло Джулиано и Артуру! Это очень важно, я даже скажу, что это главное – иметь поддержку крупной команды.

Вопрос: Одним из слушателей Гоночной академии является Мик Шумахер, а его отец установил рекорд по числу побед за рулём Ferrari. Что вы думаете о перспективах Льюиса Хэмилтона – в этом году он может превзойти его рекорд по числу побед и сравняться с ним по числу титулов?
Жан Алези: Моя первая мысль – как же быстро это произошло! Когда Михаэль завоевал 91-ю победу и седьмой титул, мы все были уверены, что повторить его достижения невозможно. А 14 лет спустя Льюис Хэмилтон показывает, что это возможно. Это значит, что нет предела совершенства.

Я восхищаюсь Льюисом. Можно сомневаться в правильности его поведения, но в дни гоночных уик-эндов он всегда на высоте. Он выигрывает не только Гран При, которые должен выиграть, но и те, которые вроде бы должен был проиграть. Если ему удастся сравняться с Михаэлем по числу титулов – браво! Он это заслужил. Но я не буду отрицать, что если он допустит несколько небольших ошибок, это упростит жизнь Шарлю и доставит мне удовольствие.

Вопрос: Шарль, вы считаете, что вы сможете ему помешать?
Шарль Леклер: Я постараюсь…

Жан Алези: Ну конечно!

Шарль Леклер (смеётся): Я сделаю для этого всё необходимое! Я полностью выложусь и сделаю даже больше. Мы достаточно хорошо знаем автоспорт, чтобы понимать, что это зависит не только от гонщика. Я сделаю всё необходимое, чтобы максимально осложнить ему жизнь. Но для этого нужна хорошая машина и безупречная работа команды.

Льюис – отличный гонщик, у него огромный опыт, он редко ошибается и очень быстрый как в квалификации, так и в гонке. Короче говоря, это очень стабильный гонщик, и он вынуждает вас показать всё, на что вы способны. Когда у вас такой соперник, у него можно только учиться. В прошлом году мы несколько раз показывали, что когда всё делаем идеально, мы можем его опередить. Мы знаем, что нам надо делать – работать как можно лучше в каждый гоночный уик-энд!

Вопрос: Можно ли сказать, что вам легче прогнозировать действия Макса Ферстаппена, потому что вы соперничаете со времён картинга?
Шарль Леклер: Это другая история. Я познакомился с Льюисом как с соперником только в прошлом году. Когда я выступал в Alfa Romeo, мы ездили по одной трассе, но я не сражался с ним, и у меня был другой подход к гонкам. Но после сезона в Ferrari и наших поединков я лучше понимаю, на что он способен.

А с Максом мы соперничаем с детства. Конечно, мы отлично друг друга знаем, но это не упрощает задачу. У Льюиса и Макса разные характеры, разный стиль пилотирования, к каждому из них надо привыкнуть. Да, мы с Максом боролись на картодромах, но это совершенно не помогает его опередить сейчас.

Вопрос: До начала сезона остаётся пара недель – это самый интересный период?
Шарль Леклер: Мы довольно долго не работали на трассе, но у всех нас одна цель – построить самую лучшую машину. При этом неизвестно, чего добились соперники. Следовательно, пока вопрос остаётся открытым – он одновременно интересный и тревожный. Надо оставаться реалистами и помнить, что предсезонные тесты – это только тесты. Именно об этом нам в жёсткой форме напомнил прошлогодний Гран При Австралии.

Жан Алези: Шарль хорошо сказал. Я добавлю только одно: я никогда не был поклонником начала сезона в Мельбурне – ни во времена выступлений, ни сейчас, когда я смотрю на происходящее на трассе со стороны. В Мельбурне нетипичная трасса. Конечно, иногда там бывают сюрпризы, но результаты там никогда не отражали расстановку сил. Гонка в Австралии никогда не утоляла моё любопытство.

Вопрос: И последний вопрос: теперь встретимся в Мельбурне?
Шарль Леклер: В любом случае я там буду.

Жан Алези: Я – нет. Я останусь в Париже, в студии Canal Plus, откуда буду комментировать эту гонку и, надеюсь, победу Шарля!

Источник: f1news.ru

Райкконен: Было бы здорово вновь выступить в ралли

В начале января мы писали об одном давнем увлечении Кими Райкконена, которое в последнее время по разным причинам отошло на второй план, но финский гонщик по-прежнему мечтает к нему вернуться. Речь о ралли.

В свои 40 лет Кими в отличной физической и гоночной форме – очередным тому подтверждением стала его скорость на тестах в Барселоне: в рейтинге лучших кругов он на третьей строчке, сразу после Валттери Боттаса и Льюиса Хэмилтона. Ничто не мешает ему после завершения карьеры в Формуле 1 вернуться за руль ралли-кара – впрочем, ещё неизвестно, когда это может произойти.

«У меня есть раллийный Fiat (на этом Abarth Grande Punto S2000 Кими в 2009 году одержал свою первую победу в ралли), но я давно уже на нём не ездил. Надо бы на нём покататься, но всё нет времени, или погода неподходящая, – рассказал пилот Alfa Romeo. – Всегда интересно попробовать что-то новое, поэтому мне бы хотелось проверить на ходу современные машины класса WRC. Они очень быстрые.

Было бы здорово когда-нибудь вновь выступить в ралли, однако поживём – увидим. Сейчас мне не до этого».

Но Райкконен продолжает внимательно следить за событиями в мире ралли, в частности, он высоко оценивает потенциал Калле Рованперя, в этом году дебютировавшего в WRC в составе заводской команды Toyota. В Rallye Monte-Carlo 19-летний финн занял 5-е место, на этапе в Швеции – уже третье.

«Калле отлично выступает, но, пожалуй, это меня не удивляет, – прокомментировал Кими. – Он уже давно за рулём, всегда показывает хорошую скорость и умеет удерживать машину на трассе. Плюс он выступает на Toyota, а это однозначно отличная техника. Сезон в чемпионате мира по ралли обещает быть интересным, несмотря на то, что одна из команд ушла из WRC».

Но есть ли машины каких-либо других гоночных классов, кроме WRC, которые Райкконену хотелось бы попробовать?

«Таких мыслей у меня нет, по крайней мере пока. Я гонялся на самой разной технике, и мне этого вполне достаточно», – ответил Кими.

Кроме картинга, мотокросса, гонок на снегоходах, ралли и Формулы 1, в 2011 году он также выступал в NASCAR, сначала на гоночных пикапах, а затем на более мощной машине класса Nationwide, и этот опыт тоже ему понравился.

Источник: f1news.ru

F3 Asian: Дуэн упустил титул, но одержал ещё одну победу

Последнюю гонку сезона азиатской серии Формулы 3 на таиландской трассе Бурирам выиграл Укио Сасахара, однако японец выступает вне зачёта, поэтому победа была формально присуждена Джеку Дуэну. Австралиец финишировал вторым, и это стало некоторым утешением после двух неудач подряд, из-за которых он упустил титул: в предыдущих гонках уик-энда он дважды получал проколы.

На подиум в очередной раз поднялась Джейми Чэдвик, заняв 2-е место, а также можно порадоваться за российского гонщика Михаэля Белова, дебютанта серии: он замкнул тройку призёров. Правда, на трассе он финишировал четвёртым, следом на Никитой Мазепиным, но унаследовал третье место, поскольку тот в очередной раз был оштрафован и откатился на 8-ю позицию.

Лучшие гонщики, выступавшие в F3 Asian, по итогам сезона получат баллы для суперлицензии FIA.

Джуй Алдерс – 18 баллов, Джек Дуэн – 14, Никита Мазепин – 12, Джейми Чэдвик – 10, Пьетро Фиттипальди – 6.

Источник: f1news.ru

Марк Хьюз о том, что дела Ferrari не так уж плохи

Британский эксперт Марк Хьюз проанализировал итоги первых трёх дней тестов в Барселоне и пришёл к выводу, что предсезонная форма Ferrari намного лучше, чем можно судить по скорости красной машины на одном быстром круге.

Предположение, что новой машине Ferrari не хватает скорости на одном быстром круге, расстроило болельщиков Скудерии, но не стоит переживать раньше времени. Сравнительный анализ данных, полученных в ходе имитаций гонки, которые в Mercedes провели в четверг, а в Ferrari и Red Bull Racing в пятницу, говорит о том, что SF1000 вполне конкурентоспособна.

Гонщики чемпионской команды Льюис Хэмилтон и Валттери Боттас проводили имитации гонки в четверг, при этом британец был заметно быстрее. Он проехал три отрезка, 15, 17 и 29 кругов, дважды поменяв шины – это лишь на пять кругов меньше, чем дистанция Гран При Испании (66 кругов).

В пятницу утром имитацией гонки занимался Мак Ферстаппен, но работу на трассе пришлось прервать из-за красных флагов после восьми кругов третьего отрезка. На его машину поставили свежий комплект резины, и он всё-таки довёл дело до конца, проехав в гоночном темпе 51 круг (без учёта 8 кругов прерванной попытки).

В Ferrari не проводили полной имитации гонки, но в первой половине дня в пятницу Себастьян Феттель проехал серию кругов, идентичную по продолжительности первому отрезку, что в ходе имитаций гонки преодолели Хэмилтон и Ферстаппен. Хотя сравнение результатов не будет идеальным, поскольку в последний день тестов состояние покрытия трассы было несколько лучше, чем в четверг.

Т.е. Ferrari и Red Bull Racing работали в более благоприятных условиях. Тем не менее, стоит обратить внимание на тот факт, что темп, показанный Феттелем в ходе серии из 15 кругов, был практически такой же, как на аналогичном отрезке у Хэмилтона днём ранее.

Стоит напомнить, что в ходе имитации гонки в бак машины наливается как раз столько топлива, сколько нужно, чтобы проехать полную дистанцию Гран При, а гонщик следует заранее оговорённому плану, в определённые моменты заезжая на пит-стопы.

Сравнительный анализ гоночного темпа Mercedes, Ferrari и Red Bull Racing на тестах, говорит о том, что Хэмилтон к моменту первого пит-стопа оторвался бы от Феттеля всего на одну секунду, если бы они реально соперничали на трассе. Себастьян в свою очередь опередил бы Ферстаппена на 9 секунд. Впрочем, назвать эти выкладки строго научными нельзя, поскольку гонщики работали на трассе в разных условиях, и нет точной информации о количества топлива в баках их машин.

В частности, мы не знаем, что Феттель начал свой отрезок в 16 кругов со 100 кг топлива. Но можно сравнить результаты, которые он показывал до этого. Свой лучший круг на тестах он проехал за 1 мин. 18,5 секунды. Если допустить, что тогда в баке его Ferrari было как минимум 30 кг бензина (что типично для тестов), то расчёты подсказывают следующее: в ходе имитации гонки он преодолел первый круг длинной серии за 1 мин. 21,78 секунды, т.е. на 3,28 секунды медленнее, чем в режиме квалификации – вполне возможно, что в начале отрезка в 16 кругов топливная нагрузка была на уровне 100 кг.

Правда, возникает другой вопрос. Почему в случае с Ferrari разница между лучшим кругом и первым кругом на машине с полными баками составляет 3,28 секунды, тогда как гонщики Mercedes и Red Bull Racing показали на коротких сериях гораздо более впечатляющие результаты?

Анализ данных GPS наводит на мысль о том, что в Ferrari включали на двигателях режимы ограниченной мощности, в том числе и когда проводили короткие серии кругов – она была меньше даже по сравнению с Alfa Romeo и Haas, клиентскими командами Скудерии. А для имитации гонки в Mercedes и Red Bull тоже понизили мощность своих силовых установок, поэтому темп всех трёх команд оказался на сравнимом уровне.

Всё сказанное позволяет предположить, что в Ferrari в первые три дня тестов занимались исключительно настройкой аэродинамики и никуда не торопились. Более детальный анализ гоночного темпа и его снижения по ходу длинных серий также даёт основания предположить, что SF1000 более экономно расходует резину, чем машина Mercedes. В случае со Скудерией падение темпа составило примерно 0,07 секунды на круге, в случае с Mercedes этот показатель был на уровне 0,115 секунды.

С одной стороны, серебристые машины пока в любом случае быстрее красных, с другой, у болельщиков Ferrari пока нет серьёзных оснований для паники. В любом случае на следующей неделе мы получим дополнительную информацию, которая позволит составить более полную картину.

Источник: f1news.ru

W Series проведёт тренировочные сборы в Лондоне

Организаторы женской W Series объявили о том, что программа подготовки ко второму сезону начнётся с четырёхдневных тренировочных сборов в Лондоне, на которых участницы чемпионата будут заниматься физической подготовкой под руководством известных британских спортсменов.

В тренерский коллектив войдут трёхкратная чемпионка мира и победительница лондонской Олимпиады легкоатлетка Джессика Эннис-Хилл, Ама Абгезе, в прошлом капитан сборной Англии по нетболу, и легендарный чемпион мира по снукеру Джимми Уайт. Они будут помогать гонщицам достичь необходимой формы в преддверии первого этапа сезона, который пройдёт в конце мая по Санкт-Петербургом на новом автодроме «Игора Драйв».

Кэтрин Бонд-Миур, исполнительный директор W Series: «Мы стремимся добиться, чтобы наши гонщицы стали лучшими в мире, а это значит, что необходимо инвестировать в программу повышения их мастерства и подготовку.

Мы верим, что поможем им в полной мере реализовать свой потенциал и подготовить к выступлениям в элитных классах автоспорта, возможно, со временем и в в Формуле 1».

В программу лондонских сборов входят занятия по физической и психологической подготовке, обучение правильному спортивному питанию, а также работе с прессой.

Источник: f1news.ru

Росберг: Мы присутствуем при смене поколений в Формуле 1

Нико Росберг, чемпион мира 2016 года, рассказал, как можно опередить Льюиса Хэмилтона, что он ждёт от нового сезона, а также от будущего Формулы 1.

Вопрос: В этом году Льюис Хэмилтон может завоевать седьмой титул. Вы опередили его за рулём такой же машины. Нет ли у вас чувства досады, что теперь Хэмилтон может сравняться с Михаэлем Шумахером?
Нико Росберг: Чем больше он побеждает, тем больше значимости приобретает тот факт, что мне удалось его опередить за рулём такой же машины. Выигрывая новые гонки и титулы, Льюис работает не только на себя, но и на меня. Чем больше успехов он добьётся, тем в большей степени мои выступления в 2016-м будут восприниматься как подвиг.

Глядя на его достижения, я понимаю, на какой уровень я поднялся сам. Участвуя в гонках, я этого не замечал. Такое же чувство испытывает альпинист, который, спустишись с горы, смотрит на её вершину и с трудом осознаёт, что был там наверху. В 2016-м я поднялся на свой Эверест.

Вопрос: Но есть и другие вызовы! Вы когда-нибудь говорили себе, что слишком рано завершили карьеру?
Нико Росберг: Никогда! Я добился того, чего должен был добиться. Я не чувствую внутри пустоту – это самое главное. Кроме того, я рад, что остановился в правильный момент. Я не хотел бы уйти так, как это сделали Баттон или Алонсо. Я рад, что ушёл на пике славы. Это придаёт мне силы. Силы жить! Это заставляет двигаться вперёд, и так будет всегда. Моё последнее воспоминание о карьере в автоспорте связано с успехом, и оно никогда не поблекнет. Оно как маяк, который будет светить до конца жизни.

Вопрос: Какие у вас остались воспоминания о Гран При Абу-Даби 2016 года?
Нико Росберг: Я вспоминаю эту гонку каждый раз, когда оказываюсь в паддоке. Это один из лучших моментов в моей жизни, наряду со свадьбой и с рождением дочери. Один из самых эмоциональных дней, учитывая и то, как складывался тот сезон. Я проиграл в 2014 и 2015-м – это было очень тяжело в эмоциональном плане. В последних Гран При я испытал редкий эмоциональный подъём, это были очень волнующие гонки. Я должен был пилотировать на пределе возможностей до последнего поворота финального круга. Дождь в Бразилии, прессинг со стороны Red Bull Racing, падающий темп Льюиса…

Вопрос: Как вам удалось в какой-то момент получить преимущество над Хэмилтоном?
Нико Росберг: Всё это благодаря многолетнему опыту сражений, прежде всего с Михаэлем Шумахером. Я мобилизовал всё, что нужно, оставив в стороне то, что не было важно. Я на несколько месяцев забыл об обычной жизни. В 2016-м я не позволял себе ничего, что могло бы меня отвлечь. Я уделил много времени психологической подготовке: через день я по два часа занимался с психологом, чтобы стать жёстче, всё визуализировать. Разница между нами с Льюисом была настолько маленькой, то малейшая деталь могла сыграть решающую роль.

Вопрос: Вы решили уйти из спорта, потому что в тот год отдали всё Формуле 1?
Нико Росберг: Да, в том числе и поэтому. Многие обстоятельства оставили свой отпечаток, и в итоге я принял решение остановиться. Тот сезон был настолько напряжённым, что у меня не было сил прожить нечто подобное заново. Я не смог бы этого сделать, даже если бы хотел. Я взлетел так высоко, что обжёг себе крылья. Невозможно год за годом настолько выкладываться, а это нужно, чтобы получить шанс опередить Хэмилтона. Я говорю только о том, чтобы получить шанс – нет гарантий, что всё получится. Кроме того, я исполнил давнюю мечту – стал чемпионом мира! Я нашёл свой священный Грааль.

Вопрос: Чтобы опередить Льюиса, надо было его вывести из равновесия…
Нико Росберг: Это единственный возможный путь. По крайней мере, я не видел других. В Сузуке я понял, что его защита дала трещину, когда во время пресс-конференции он стал развлекаться в Snapchat. На следующий день он плохо стартовал. Всё это играет роль. Это может показаться чем-то незначительным, но это способно выбить вас из колеи.

Вопрос: Валттери Боттас должен следовать вашему примеру, чтобы иметь хотя бы надежду опередить Хэмилтона?
Нико Росберг: Всё не так просто. Если говорить о Льюисе, надо понимать, что чем больше его атакуешь, чем агрессивнее действуешь по отношению к нему, тем сильнее он становится. Надо занять противоположную позицию, не атаковать его в лоб. Надо захватить его мысли, а это непросто. Надо заронить зерно сомнения в его голову. Даже если оно будет небольшим, оно всегда усилится. Валттери должен постоянно быть рядом, быть невозмутимым соперником и выступать стабильно. Льюис должен чувствовать его присутствие. Оно должно стать навязчивым.

Вопрос: Вы не планировали заранее завершить карьеру: жизнь после Формулы 1 показалась вам сложной?
Нико Росберг: Конечно. Я несколько месяцев полностью выкладывался и внезапно почувствовал опустошение. Мне пришлось заново учиться жить, в буквальном смысле. У меня больше не было вызовов, цели.

К счастью, у меня осталось самое важное – семья. Именно она помогла мне снова встать на ноги. Мне потребовалось немного времени, чтобы найти свой путь, но я доволен результатом. Я не жалею о времени, которое посвятил встречам и разговорам с другими людьми. Я многое открыл для себя, и это помогло мне сделать выбор. Я нашёл для себе новые интересные вызовы.

Вопрос: Как появилась идея вашего канала в Youtube?
Нико Росберг: Меня всегда интересовал кинематограф. Это искусство. Искусство развлечения. Завершив гоночную карьеру, я спросил себя, какие люди меня привлекали, кого мне было бы интересно собрать вместе. Пока я об этом думал, я увидел несколько очень интересных видеоблогеров и сказал себе, что хотел бы стать такими, как они. Я понял, что хочу пойти в этом направлении, и запустил свой канал.

Кроме того, я понял, что социальные сети играют важную роль в любом проекте. Это его необходимая составляющая. Я в этом убедился, когда провёл в Берлине в рамках этапа Формулы E фестиваль эко-технологий. Благодаря социальным сетям, на него пришли 30 тысяч посетителей.

Вопрос: Вернёмся к разговору о Формуле 1: в Williams впервые пригласили вас на тесты, когда вам исполнилось 17 лет. Именно в этой команде вы дебютировали в Гран При. Вас огорчает ситуация, в которой она оказалась сейчас?
Нико Росберг: Это очень печально. Williams – одна из легендарных команд Формулы 1, но она допустила слишком много ошибок. Я как-то записывал подкаст с Клэр Уильямс – и увидел, как она изменилась. Она стала сильной и целеустремлённой. Надеюсь, что в Williams найдут выход из сложившейся ситуации. У них выступает Джордж Расселл, а это важный козырь.

Вопрос: Но они потеряли Роберта Кубицу, которому вы помогали вернуться в Формулу 1. Это плохая новость…
Нико Росберг: Роберт знает лучше всех, что для него хорошо. После его последних гонок в прошлом году я буду осторожен с заявлениями. Я удивлён, что он не смог приблизиться к Расслеллу. У него огромный талант, и меня удивила разница между ними. По таланту, целеустремлённости и погружённости в работу Роберт никогда не уступал Хэмилтону. Но в своих надеждах болельщика – а я всегда был его поклонником – я не учёл влияния восьмилетнего перерыва. Представьте себе, что Роджер Федерер восемь лет не играл бы в теннис, а затем вернулся в большой спорт.

Но Роберт всё равно заслуживает уважения. Справиться с последствиями аварии, вернуться в гонки, заработать одно очко в самой трудной гонке сезона за рулём самой сложной в управлении машины – это не пустой звук. Я им восхищаюсь.

Вопрос: Вы так же восхищались Михаэлем Шумахером, когда были его напарником в Mercedes?
Нико Росберг: Это боец! У него была такая страсть к пилотированию и спорту, которую я не видел ни у кого другого. Михаэль такой человек, который на следующий день после завоевания седьмого титула снова приехал на базу, а через день сел за руль, чтобы продолжить работу. Кто на такое способен? Никто, кроме него. Я не знаю другого такого человека.

Льюис, и я его понимаю, на следующий день после Гран При Абу-Даби полетел развеяться в Лос-Анджелес или куда-то ещё. Это нормально. Михаэль же черпал силы в своей страсти. Меня впечатлило, как он работал с командой, чтобы она стала единым целым с ним. Он находил время, чтобы подумать, как лучше всего разгромить своего напарника. Впрочем, это не требовало особых усилий – у него это получалось само собой.

Вопрос: Хэмилтон сможет превзойти рекорд Шумахера по числу побед и титулов?
Нико Росберг: Думаю, да, и это невероятно! Но с таким соперником, как Ферстаппен, Льюису будет непросто. Макс – очень сильный гонщик. Он следующий, кто будет доминировать в нашем спорте. Он станет новым лицом Формулы 1, и уже всё готово к его будущему царствованию. Даже если Льюис сможет завоевать седьмой титул, этот сезон станет поворотным моментом, потому что именно сейчас происходит смена поколений.

Мы видели, как Шумахер потеснил Сенну, затем Алонсо опередил Шумахера, а Хэмилтон – Алонсо. А теперь мы видим, как на смену Хэмилтону идёт Ферстаппен. Это естественное течение жизни. На самом деле, будущее уже наступило.

Нельзя также забывать, что Леклер сейчас старается затмить Феттеля. За последние два года Себастьяну пришлось приложить огромные усилия, чтобы вернуться в борьбу после непростой первой половины сезона. Не думаю, что он будет долго сопротивляться столь сильному напарнику как Леклер. Себастьян попробует это сделать, но я сомневаюсь, что справится с ним.

Вопрос: Можно ли сказать, что у нас уже есть будущая звезда Формулы 1?
Нико Росберг: Наш монегаск отлично выступает! Шарль станет чемпионом мира. Я в этом уверен. Поединок между Ферстаппеном и Леклером за титул станет главным сюжетом в Формуле 1 нового десятилетия.

Вопрос: Формула 1 находится на развилке. Вы думаете, что технический регламент в 2021 году станет глотком свежего воздуха для чемпионата?
Нико Росберг: Я в этом уверен. Росс Браун и его люди отлично поработали. Сейчас машина теряет 50% прижимной силы, когда гонщик вплотную преследует соперника, а в будущем этот показатель уменьшится до 10%. Это огромный шаг вперёд. Отличное достижение, и слово «обгон» снова обретёт смысл.

Кроме того, ограничив свободу инженеров, мы увидим, как отрывы в пелотоне уменьшатся – это крайне важно для небольших команд, чтобы они тоже смогли показать, на что способны. Они получат шанс время от времени подниматься на подиум, а это крайне важно для устойчивого развития Формулы 1. Ту же самую роль сыграет ограничение бюджета, которое, наконец, удалось навязать командам.

Вопрос: Вы всё ещё чувствуете потребность иногда садиться за руль гоночной машины?
Нико Росберг: Честно говоря, в этом нет необходимости. Я всю жизнь пилотировал машины – я ещё в детстве сел за руль. Но меня больше мотивировало не само пилотирование, а участие в состязании. Я боец. Теперь я в бизнесе утоляю страсть к соперничеству. Организовать фестиваль эко-технологий в Берлине – для меня меня это тоже вызов. В нашей команде 12 человек, и у нас много проектов. Можно сказать, что я продолжаю выступать, но на других трассах.

Источник: f1news.ru

Финал сезона в Абу-Даби могут перенести на неделю

Перенос Гран При Китая на неопределённый срок из-за эпидемии коронавируса привёл к тому, что в календаре чемпионата образовалась четырёхнедельная пауза, которая будет тянуться почти весь апрель.

Ситуацию вокруг городской гонки в столице Вьетнама, запланированной на 5 апреля, тоже не назовёшь безоблачной, но по крайней мере пока она, как нас уверяют, под контролем, и в Ханое продолжают готовиться к дебютному Гран При. Но голландский этап в Зандфорте пройдёт только 3 мая.

Мы писали о том, что руководство итальянского автодрома имени Энцо и Дино Феррари официально обратилось к организаторам чемпионата с предложением провести гонку в Имоле вместо Шанхая, однако сделать это в апреле всё равно малореально по многим причинам.

Позиция Liberty Media в сложившихся условиях понятна: приоритетная задача состоит в том, чтобы найти возможность всё-таки провести гонку в Китае, поскольку эта страна считается очень важным рынком для Формулы 1.

Организаторы чемпионата стараются перенести шанхайский этап на конец сезона, хотя понятно, что его перспективы зависят прежде всего от того, насколько успешно будет продвигаться борьба с коронавирусом и всеми последствиями, связанными с его вспышкой.

О том, что Гран При Китая могут перенести на ноябрь, мы тоже рассказывали, хотя понятно, что руководству Формулы 1 придётся приложить немало усилий, чтобы убедить команды в необходимости скорректировать календарь чемпионата, уплотнив его последнюю четверть и вставив в неё ещё один этап.

Об одном из возможных сценариев на днях рассуждал Франц Тост, руководитель AlphaTauri: «Поскольку в Абу-Даби, насколько мне известно, должна проходить финальная гонка сезона, и это записано в контракте, то, может быть, получится её передвинуть на более позднюю дату.

Главное, чтобы ситуацию с коронавирусом взяли под контроль, а какое-то приемлемое решение по Гран При Китая будет найдено».

По информации RaceFans, именно эту идею в настоящее время рассматривают в Формуле 1. Если провести этап в Абу-Даби с 4 по 6 декабря, то гонка в Шанхае могла бы пройти за неделю до этого, что позволило бы избежать варианта с тремя Гран При подряд (Бразилия, Китай, Абу-Даби), разделёнными лишь недельными интервалами, крайне сложный в плане логистики.

Правда, здесь тоже есть нюанс: традиционная гала-церемония FIA тоже запланирована на первый уик-энд декабря, но, вероятно, в Liberty Media смогут договориться с федерацией о корректировке планов, если такой сценарий окажется единственно возможным.

Источник: f1news.ru

В Renault представят ещё одну версию мотора в 2020-м

С одной стороны, в Renault планируют свести к разумному минимуму модернизацию машины 2020 года, сделав ставку на максимально качественную подготовку к 2021-му и бросив на это все ресурсы. С другой стороны, новая машина R.S.20, которую заводская команда французского концерна привезла на первые тесты в Барселону, заметно отличается от прошлогодней.

В частности, у неё довольно узкий носовой обтекатель, по стилю напоминающий разработки Mercedes или McLaren. По количеству кругов, пройденных за первую половину предсезонных тестов, Renault оказалась на 6-м месте, но при этом в рейтинге лучших кругов по итогам трёх дней Эстебан Окон занимает 4-ю строчку, уступая только гонщикам Mercedes и Кими Райкконену из Alfa Romeo.

И Окон, и Даниэль Риккардо уверяют, что первые впечатления от новой машине вполне позитивные. Безусловно, это связано и с силовой установкой Renault, хотя Реми Таффен, главный моторист гоночного подразделения французской компании, подтвердил, что по ходу сезона не стоит ждать какого-то значительного прогресса, поскольку основная задача, которую решают в Вири, тоже связана с подготовкой к 2021 году.

«Это будет последний сезон для семьи двигателей, представленной нами два года назад, – подчеркнул Таффен. – Следовательно, пока продолжается работа, которую мы вели в 2019-м. В течение года будет не так много обновлений силовой установки, поскольку мы хотим пораньше сконцентрироваться на разработке двигателя для 2021 года.

Большинство усовершенствований, которые мы внесли в прошлом сезоне, реализованы в первой спецификации силовой установки 2020 года, но по ходу чемпионата будет и вторая её версия, которая должна отличаться повышенной надёжностью».

По мнению французского специалиста, который работает в Renault уже более 20 лет (Реми Таффен был одним из инженеров Фернандо Алонсо в 2005-2006 гг., когда испанец дважды становился чемпионом мира), даже после перехода на лимитированные бюджеты в 2021 году в Формуле 1 продолжится процесс интенсивного поиска инновационных решений.

«Дороже всего обходится быстрое воплощение идей, когда вы хотите поскорее внедрить то или иное решение и проверить его на трассе, – пояснил Таффен. – Если же потратить в десять раз больше времени, то вы сможете реализовать его не за неделю, а, например, за три месяца.

Переход на лимитированные бюджеты заставит нас работать более эффективно, но он не ограничит инженерный поиск. Нам придётся выбирать, на что тратить имеющиеся ресурсы, но мы не прекратим инновационные процессы».

Источник: f1news.ru

F3 Asian: Чэдвик выиграла гонку, Алдерс – титул

Финал азиатской серии Формулы 3 проходил в Таиланде на автодроме Бурирам, и его сценарий оказался несколько неожиданным.

Титул достался 20-летнему голландцу Джую Алдерсу, одержавшему по ходу сезона пять побед в 14-ти гонках. Столько же побед было на счету австралийца Джека Дуэна, но под конец чемпионата ему изменила удача: в субботней гонке уик-энда он занял только 8-е место, хотя лидировал до последнего круга, но потеря несколько позиций из-за прокола колеса, который он получил буквально перед самым финишем.

Как ни странно, но такая же история произошла с ним и сегодня. В заключительной гонке сезона он вновь получил прокол, но на этот раз не смог закончить дистанцию.

В итоге Алдерс уже набрал 258 очков, что гарантирует ему чемпионский титул. Дуэн останется вторым, а третье место по итогам сезона в F3 Asian гарантировано российскому гонщику Никите Мазепину, на его счету ни одной победы, но четыре подиума, что тоже неплохо.

Приятное удивление вызывают успехи Джейми Чэдвик, чемпионки W Series: она заняла 4-е место по итогам сезона в азиатской Формуле 3, и сегодня открыла счёт победам. В воскресенье первым линию финиша на таиландской трассе пересёк японец Укио Сасахара, но он выступал вне зачёта, а вторым был Пьетро Фиттипальди, но внук легендарного бразильского чемпиона был оштрафован, а это автоматически означало, что Джейми, финишировавшей третьей, досталась победа.

Кстати, британская гонщица получила очки за 2-е место в субботней гонке тоже после штрафа, наложенного на Никиту Мазепина. Стюарды сочли, что его действия на трассе привели к инциденту, которого можно было избежать, и прибавили к результату 5 секунд. В итоге Никита вчера был классифицирован только пятым.

Сегодня, во второй гонке уик-энда, он занял 8-е место, зато пятым финишировал другой российский гонщик, Михаэль Белов, принимающий участие только в заключительном этапе серии.

Источник: f1news.ru

Ферстаппен: Риккардо по-прежнему один из самых быстрых

По мнению Макса Ферстаппена, Даниэль Риккардо остаётся одним из самых быстрых гонщиков, несмотря на то, что в прошлом году, когда он уже выступал за Renault, ему ни разу не удалось подняться на подиум.

Ферстаппен и Риккардо были напарниками в Red Bull Racing, после чего австралиец решил перейти в Renault, поскольку понимал, что в команде делают ставку на молодого и перспективного голландца. Хотя результаты они показывали вполне сравнимые.

Когда Ферстаппена спросили, не обеднела ли Формула 1 после того, как Риккардо выбыл из группы претендентов на подиумы и победы, Макс ответил так: «Выиграл бы от этого наш спорт, особой роли не играет, но Даниэль точно бы выиграл, если бы сражался в первых рядах.

Он много улыбается, у него всегда хорошее настроение, но я думаю, что он улыбался бы ещё больше, если бы одерживал победы и поднимался на подиум. Я знаю Даниэля, он очень быстрый гонщик, поэтому могу представить, что в прошлом году ему было нелегко.

Сравнивать его с кем-то уровня Льюиса Хэмилтона сложно, потому что это будет некорректно. Но Даниэль был быстрее Себастьяна Феттеля в 2014-м, когда они были напарниками в Red Bull, да и я достаточно долго с ним гонялся, так что знаю, насколько он быстрый.

Когда я только перешёл в Red Bull Racing, у меня было мало опыта, но со временем я становился сильнее, крепли мои связи с командой, а он был хорошим напарником, и мы очень активно друг друга подгоняли. Это шло на пользу команде, ведь, сражаясь друг с другом, мы старались найти ту самую последнюю десятую, и это поднимало настрой всему коллективу. С ним было приятно работать, это было хорошее время».

Источник: f1news.ru