Эллисон: Это самая быстрая машина Mercedes в истории

Технический директор Mercedes F1 Джеймс Эллисон в интервью пресс-службе команды рассказал о том, как создавалась новая машина, Mercedes-AMG W11 EQ Performance, и каким образом будет строиться работа инженеров и конструкторов в этом году, когда часть сил придётся тратить на проект 2021 года.

Вопрос: Джеймс, сегодня мы представляем нашу новую машину Формулы 1, Mercedes-AMG W11 EQ Performance. На чём вы сосредоточились при работе над этим проектом?
Джеймс Эллисон: В этом году регламент практически не изменился, так что нашей главной задачей было убедиться в том, что нам по-прежнему удаётся улучшать ту машину, что очень неплохо отработала в прошлом году. Если бы мы просто продолжали работать над тем, что у нас было в 2019-м, то смогли бы добиться некоторого прогресса, но, вероятно, эффективность этой работы к настоящему моменту уже бы начала падать. Мы хотели изменить некоторые аспекты в концепции машины – те аспекты, что невозможно поменять по ходу сезона – чтобы получить в новом сезоне более перспективную платформу. Мы попытались внести несколько тщательно обдуманных изменений, чтобы сохранить темпы развития даже несмотря на то, что нынешний регламент действует уже достаточно давно.

Вопрос: Где именно были сделаны эти изменения?
Джеймс Эллисон: В дополнение к обычной программе развития, что мы реализуем зимой, мы внесли изменения в трёх областях: одно спереди, одно посередине, и одно сзади. Спереди мы внедрили более сложную со структурной точки зрения конструкцию в районе стоек и колёсных дисков, чтобы добиться более высокой эффективности шасси в целом. В середине машины мы последовали тенденции, распространённой среди других команд, переместив нашу верхнюю боковую защитную структуру на более низкую позицию, что позволило добиться определённого преимущества в работе аэродинамики. В задней части машины мы выбрали смелое расположение подвески, чтобы освободить место для развития аэродинамики. Все три изменения должны принести пользу сами по себе, но их реальный эффект заключается в том, что они позволяют получить массу вторичных аэродинамических преимуществ как этой зимой, так, мы надеемся, и по ходу сезона.

Вопрос: Что ещё мы сделали для улучшения новой машины?
Джеймс Эллисон: Как и всегда, мы работали над каждым квадратным миллиметром машины, чтобы попытаться найти возможность для улучшения в рамках этих стабильных правил. Мы были вознаграждены за это дополнительной прижимной силой, которую смогли найти за время, прошедшее с последней гонки, что даёт нам уверенность в том, что три изменения, о которых я говорил, обеспечат нам хорошую основу для дальнейшего прогресса, что было бы невозможно с машиной 2019 года.

Вопрос: В прошлом году широко обсуждалась тема аэродинамической эффективности. Какие шаги мы предприняли в этом направлении?
Джеймс Эллисон: Аэродинамическая эффективность – одна из самых важных тем в любом сезоне. Самая аэродинамически эффективная машина на каждой отдельной трассе – та, чья форма позволяет ей показать лучшее время на круге. В прошлом году термин «аэродинамическая эффективность» иногда использовался неверно, подразумевая, что речь идёт только о скорости на прямых. Истинная эффективность обеспечивается всеми компонентами вместе, обеспечивая самый большой уровень прижимной силы при корректном уровне лобового сопротивления.

Наша работа над аэродинамикой, основанная на моделированиях трасс, ориентирована на то, чтобы добиться этого, и мы приезжаем на каждую трассы с той конфигурацией, которая, как мы считаем, наиболее аэродинамически эффективна для неё. Так как регламент практически не изменился, в этом году наша машина будет иметь очень близкий к прошлогоднему уровень аэродинамического сопротивления. Что изменилось – это то, что наши усилия за эту зиму позволили увеличить аэродинамическую эффективность машины, благодаря чему мы получаем гораздо больше прижимной силы при том же уровне лобового сопротивления.

Вопрос: У прошлогодней машины возникали сложности в жарких условиях. Что мы сделали, чтобы нивелировать этот эффект?
Джеймс Эллисон: Мы улучшили охлаждающие системы. Мы увеличили площадь охлаждаемой поверхности – это трудно сделать по ходу сезона, не подвергаясь значительным штрафам. Но в межсезонье вы можете это сделать, и это приведёт лишь к небольшому увеличению веса. Кроме того, нам помогает работа, проделанная HPP (подразделение, ответственное за разработку силовых установок – прим. F1News.ru). Они смогли поднять рабочую температуру двигателя, что уменьшает нагрузку по его охлаждению, потому что чем выше температура жидкостей, тем меньших размеров радиаторы вы можете использовать, чтобы их охладить.

Вопрос: В 2021 году мы увидим самое большое изменение в регламенте в истории Формулы 1. Повлияет ли это на развитие нынешней машины?
Джеймс Эллисон: Ни одна из команд не может игнорировать масштаб перемен, что ждут нас в 2021-м. За последние несколько лет мы увидели необычно большое количество существенных изменений в регламенте, но по сравнению с тем, что нас ждёт, все они были крохотными. Так что мы обязательно потратим немало сил, стараясь найти наилучший способ атаковать в 2021-м, но в то же время нужно будет убедиться, что мы продолжим эффективно выступать и в 2020-м. Управление этими конкурирующими процессами обещает стать одной из самых сложных задач в этом году. Так или иначе, любая команда Формулы 1 сталкивается с этой дилеммой каждый год, но в 2020-м она усилится из-за масштабных изменений, навязанных нам регламентом 2021 года.

Вопрос: Какое влияние на подготовку к сезону окажут более короткие зимние тесты?
Джеймс Эллисон: Если мы хорошо поработали над нашими проектами и хорошо справились со стендовыми испытаниями, то за шесть дней тестов сможем выполнить всю программу подготовки. Но если возникнут сложности из-за проблем с надёжностью, то мы быстро выбьемся из графика, и перед Мельбурном у нас будет очень мало опыта. Это заставило нас приложить ещё больше усилий, чтобы как можно лучше отработать на базе в это межсезонье и гарантировать, что когда мы приедем на трассу, всё будет работать хорошо. Мы все очень хорошо знаем, что 12 месяцев назад смогли проявить себя только в восьмой день тестов из восьми, и постараемся не повторить этот опыт!

Вопрос: Какую роль в таких условиях играет обкатка машины?
Джеймс Эллисон: Обкатка всегда была важна, но в этом году особенно. Это наш последний шанс перед началом зимних тестов убедиться, что всё в порядке. Если по ходу обкатки всё пройдёт как надо, то в Барселоне у нас будет хорошая возможность уже в 9 утра выкатить машину из боксов и начать наматывать круги. Так как тесты в этом году короче, важность обкатки пропорционально возрастает, так что мы намерены выжать из неё каждую каплю!

Вопрос: Не видя других машин на трассе, сложно что-то сказать об уровне конкуренции в этом году. Но всё же, каков ваш прогноз на этот счёт?
Джеймс Эллисон: В прошлом году нам удался идеальный старт, мы смогли обеспечить уверенное лидерство в чемпионате. Из-за этого соперникам было очень трудно настичь нас на более поздней стадии чемпионата – хотя с точки зрения конкурентоспособности Ferrari и Red Bull Racing во второй половине сезона нас догнали. Мы ожидаем, что 2020-й начнётся так же, как закончился 2019-й, с борьбой трёх команд с самого начала. У нас не будет места для ошибок.

Вопрос: В прошлом году машина, которую мы представили изначально, сильно отличалась от той, что мы привезли на вторую неделю тестов в Барселоне. Мы увидим подобную эволюцию и в случае W11?
Джеймс Эллисон: Нет, в этом году всё пройдёт по более стандартной схеме. Мы привезём обновления для Мельбурна на вторую неделю тестов, но мы не будем вводить новую машину, как в 2019-м. В прошлом году правила достаточно сильно изменились, и решение об этом было принято очень поздно. В таких обстоятельствах презентация одной машины и запуск другой ко второй неделе тестов позволили нам получить максимум информации перед Мельбурном. В этом году регламент практически не поменялся, мы можем отталкиваться от машины 2019 года, и использовать прошлогодний подход не имело бы смысла.

Вопрос: Новый Mercedes-AMG F1 W11 EQ Performance станет самой быстрой машиной Mercedes в Формуле 1 за все времена. Что это значит для инженеров?
Джеймс Эллисон: Я люблю, когда машины устанавливают новые рекорды в каждом сезоне. Мы очень нравится тот факт, что рекорды, стоявшие много лет, за последние два года были побиты, и машины Формулы 1 нынешнего поколения превзошли все прежние достижения. Мне немного грустно думать, что в этом смысле 2020 год, вероятно, станет наивысшей точкой на ближайшие несколько лет, но пока он идёт, я буду этим наслаждаться.

Источник: f1news.ru