Энди Палмер о сделке Aston Martin с Лоуренсом Строллом

В пятницу в Aston Martin подтвердили, что консорциум инвесторов во главе с Лоуренсом Строллом приобрёл 20% акций компании, а канадский бизнесмен войдёт в её правление и займёт пост исполнительного председателя совета директоров. Нынешний глава Aston Martin Энди Палмер рассказал о деталях сделки и о планах на будущее.

Вопрос: Когда вы завершили переговоры?
Энди Палмер: Я уже не в том возрасте, чтобы работать всю ночь, но скажем так: они завершились накануне поздно вечером. Переговоры шли долго, но теперь финансирование Aston Martin станет лучше, чем когда-либо раньше, ведь планы на второе столетие со времени основания компании предполагают создание привлекательного модельного ряда, а также разработку собственного гибридного двигателя V6. Всё серьёзно.

Вопрос: Вероятно, у вас были и другие предложения. Почему вы выбрали Лоуренса Стролла?
Энди Палмер: Лоуренс и его консорциум – это группа известных людей, и если они инвестировали в нашу компанию, значит, они верят в Aston Martin и в наши планы. У них богатый опыт работы с люксовыми брендами, а помимо всего прочего теперь у нашей компании и лично у меня появится группа кураторов, с которой мы будем взаимодействовать.

Если говорить о личном, то Лоуренс разделяет многие мои идеи и увлечения. Он считает, что нужно развивать планы, связанные со спорткарами среднемоторной компоновки. Лоуренс увлечён Формулой 1 и её способностью продвигать продажи автомобилей. Кроме того, он понимает ценность гибридных двигателей V6. Наконец, он просто любит машины – он из тех инвесторов, которые хотят участвовать в работе, ведь нет ничего хуже незаинтересованного инвестора.

Вопрос: Объём инвестиций достаточный, чтобы реализовать ваши планы?
Энди Палмер: В этом плане да. Теперь мы можем заняться важными делами, главное из которых – научиться контролировать спрос и предложение так же эффективно, как это делают в Ferrari. Раньше балансовый отчёт заставлял нас продвигать оптовые продажи, чтобы расплатиться по счетам. Теперь мы можем его пересмотреть, сократить объём производства и начать нормально работать.

Вопрос: Разве вы не должны были это сделать раньше?
Энди Палмер: В первую очередь мы были обязаны расплатиться по счетам, связанным с новым заводом. Решение о его строительстве было принято в 2016 году, когда всё шло неплохо, и мы работали в этом направлении. Нельзя открыть новый завод и создать новый кроссовер, отражающий наши ценности, максимально на всём экономя. Расходы были зафиксированы, исходя из оптимистического прогноза развития ситуации, но в итоге рынок рухнул.

Вопрос: Насколько неудачным стал прошлый год?
Энди Палмер: Крайне неудачным. Наши розничные продажи выросли на 12%, мы расширили присутствие на многих рынках, однако доля Aston Martin сокращалась на глобальном рынке в целом сокращалась, и рентабельность продаж оказалась недостаточно хорошей. Список можно продолжать. В общем, в этом году дела шли неважно.

Вопрос: Вы должны взять на себя ответственность за это?
Энди Палмер: Да. Я исполнительный директор. Я несу ответственность за то, что произошло, и за ту ситуацию, в которой мы находимся. Конечно, некоторые факторы были за пределами моего влияния, а они отразились практически на всех производителя люксовых автомобилей, но я также в ответе за то, чтобы мы выбрались из этой ситуации.

Вопрос: Что могло произойти, если бы не новые инвестиции?
Энди Палмер: Нам бы пришлось ещё больше погрязнуть в долгах. Когда надо выплатить 100 миллионов долларов под 15%, это вызывает тревогу, и обязательно создало бы проблемы. Никто не хочет оказаться в подобной ситуации, потому что это «токсичная задолженность», но я не стал бы утверждать, что такой сценарий стал бы для нас концом света – это просто проблемы, с которыми надо разбираться в оперативном ключе. К счастью, мы нашли решение, которое я считаю очень позитивным как для текущего момента, так и на долгосрочную перспективу.

Вопрос: Расставание с Red Bull повлияет на проект по разработке новейшего гиперкара Valhalla?
Энди Палмер: Мы всегда самостоятельно работали с Valhalla и продолжим это делать. То же самое касается нашего гибридного двигателя V6.

Вопрос: Будет ли возможность у инженеров команды Racing Point, а после переименования – Aston Martin Racing, заниматься разработкой ваших серийных моделей?
Энди Палмер: В настоящий момент это не вполне ясно, но такое возможно.

Вопрос: Допускаете ли вы продолжение сотрудничества с Red Bull Technologies в будущем?
Энди Палмер: Я ничего не исключаю.

Вопрос: Вас не тревожит, что вместо команды Формулы 1, сражающейся за победы, теперь вы связаны с командой-середняком?
Энди Палмер: Это вызов для нас, и если вы поговорите с господином Строллом, то поймёте, что он не просто так появился в паддоке. Он инвестирует в команду, чтобы она смогла бороться за победы. Кроме того, мы не захотели бы сотрудничать с командой, не имеющей шансов даже подняться на подиум.

Вопрос: Каким вы видите своё будущее в Aston Martin?
Энди Палмер: Я надеюсь, всем запомнится, что в Aston Martin у меня было четыре успешных года и только один неудачный. Я знаю, что у людей короткая память, и что я сам отвечаю за свою судьбу, но я верю, что меня поддержат Лоуренс Стролл, его инвесторы и все наши акционеры.

Это сложная индустрия, но я проработал в ней 40 лет и надеюсь, люди согласятся, что у меня хорошо получается использовать инновационные решения в новых автомобилях, выводить эти инновации на рынок, а затем успешно их продвигать. Прошлый год был крайне неудачным для всей нашей отрасли. Моя работа руководителя заключается в том, чтобы преодолевать трудности, и я уверен, что благодаря новым инвестициям нам это удастся.

Источник: f1news.ru