Расселл: Я сначала надеялся, но потом смирился

Джордж Расселл рассказал, что мотивировало его в Williams, и почему он рад за своих бывших соперников в молодёжных сериях

Вопрос: Как вы оцениваете итоги дебютного сезона в Формуле 1?
Джордж Расселл: Я поставлю себе 7 из 10 баллов. У меня было несколько отличных гонок, несколько неудачных. Каждый Гран При чему-то меня научил, неудачные гонки дают больше поводов для размышления, чем хорошие.

Вопрос: Сложно ли оценить свои выступления, когда ваша машина уступает около секунды остальным?
Джордж Расселл: Гонщик всегда знает, насколько хорошо он выполнил свою работу, хорошо ли проехал круг в квалификации, обошёлся ли без ошибок. По этим аспектам я судил о себе. При относительно одинаковых результатах одними гонками я доволен, другими – нет.

Вопрос: Помимо времени на круге, у вас есть какие-то другие ориентиры?
Джордж Расселл: Очевидный ориентир – напарник, но всегда нужно смотреть на ситуацию в целом. Например, в Венгрии я квалифицировался 16-м, и все меня хвалили за отличную работу, но я отработал не лучше, чем обычно. Просто там наша машина поехала быстрее.

В Монреале Даниэль Риккардо квалифицировался четвёртым. Отличная работа, но я уверен, что его круги на других трассах были ничуть не хуже, но результат получался хуже, потому что на той или иной трассе машина была не настолько быстра, и в тех квалификациях он показал лишь 11 время или даже не прошёл во вторую сессию.

Всегда надо смотреть на ситуацию в целом: команда, машина, гонщик. Но все оценивают только результат. Я тоже так делал, когда был обычным зрителем. Но когда сам начинаешь в этом участвовать, то понимаешь разницу. Я знаю, когда хорошо поработал, в Williams и в Mercedes это тоже знают. И только это имеет значение.

Вопрос: Вы когда-нибудь говорили себе, что за рулём McLaren добились бы более высоких результатов, а в Mercedes – ещё лучших
Джордж Расселл: Нет. Зачем? Это лишь усугубит ситуацию. Я смирился с машиной Williams. Я должен был пилотировать именно эту машину и сделать всё, что от меня зависит.

Вопрос: Сколько времени вам потребовалось, чтобы смириться с ситуацией?
Джордж Расселл: Это произошло примерно к Гран При Испании. До этого оставалась тайная надежда, что мы внезапно что-нибудь узнаем о машине, что поможет нам сделать её быстрее. Довольно быстро я понял, что всё в Формуле 1 требует времени. По работе в аэродинамической трубе я вижу, как мы закладываем основы на будущее. Постепенно мы будем отыгрываться. Мы выбрали правильное направление на следующий год.

Вопрос: Чего вы ждёте от следующего сезона?
Джордж Расселл: Сложно сказать, ведь я не могу судить о прогрессе остальных команд.Если зимой остальные будут стоять на месте, мы сможем побороться за позиции в середине пелотона.

Вопрос: Напарник всегда остаётся ориентиром для любого гонщика. Насколько конкурентоспособен Роберт Кубица в этом году?
Джордж Расселл: Роберт – отличный гонщик. Он был для меня сильным соперником. Возможно, это не видно по результатам, и все думают, что я легко с ним справился, регулярно опережая в квалификациях. Но это не так. Пилотировать нашу машину было очень сложно.

Роберт всегда атакует. Иногда такой подход даёт результаты, но иногда – нет. Я работал с шинами Pirelli три последних года – у них свои особенности. Существуют определённые правила, как прогревать шины, как контролировать их износ в гонке, как лучше подготовить к быстрому кругу. Нельзя перегружать эту резину, нельзя скользить, нельзя слишком сильно атаковать – это может обернуться против тебя.

Вопрос: Какой самый важный вывод вы сделали в этом году?
Джордж Расселл: Я понял, какую информацию должен сообщать команде, чтобы добиться более эффективной работы машины, какую роль это играет. 60 человек в команде должны как-то отреагировать – изменить настройки или учесть при доработке машины. Надо тщательно подбирать слова. Каждое неправильное или неточное слово может иметь катастрофические последствия.

Вопрос: Вы привыкли побеждать, подниматься на подиумы и зарабатывать очки. Как вы мотивировали себя в Williams перед каждым Гран При?
Джордж Расселл: Когда я смирился с ситуацией, это перестало быть проблемой. Я старался сосредоточиться на своей гонке. Моим соперником была машина, я хотел показать, на что она способна.

Цели меняются в зависимости от скорости машины. В следующем году я хочу зарабатывать очки в каждой гонке. Затем – бороться за подиумы, победы и титулы.

Вопрос: В этом году три гонщика из Формулы 2 дебютировали в Формуле 1. Вы когда-нибудь завидовали Ландо Норрису и Александеру Элбону, которые уже добились успехов за рулём более конкурентоспособных машин?
Джордж Расселл: Не вполне. Я рад, если они отлично поработали. Прежде всего, они мои друзья. Во-вторых – я рад за них, потому что они добились более высоких результатов. Я опережал их в Формуле 2, и чем лучше они выступают сейчас, тем лучше я выгляжу на их фоне. Кроме того, окружающие считают, что я могу выступить не хуже, а возможно, даже лучше них.

Вопрос: Почему молодое поколение гонщиков настолько сильное?
Джордж Расселл: Мы с 13 лет постоянно боролись между собой и вместе делали карьеру: Александер, Ландо, Макс, Эстебан, Шарль и я. Мы понимали, что в итоге останутся сильнейшие, стремились опережать друг друга. В картинге мы выступали на высоком уровне. Все мы жаждаем побед, готовы идти на жертвы, чтобы реализовать свою мечту в Формуле 1. Для меня не было проблемой после школы отправиться не на вечеринку, а на тренировку, каждый день работать с командой. Для меня это нормально. И это было нормально для Шарля, Ландо и остальных.

Вопрос: Во время летнего перерыва в Mercedes должны были определиться с напарником для Льюиса Хэмилтона в следующем сезоне и выбирали между Боттасом и Оконом. Тото Вольфф не включил вас в список кандидатов, считая слишком молодым, чтобы бороться с Хэмилтоном. Что он имел в виду?
Джордж Расселл: Если бы мне пришлось выступать в одной команде с Льюисом, то первые полгода получились бы невероятно сложными. Это главная проблема. Но я верю, что когда-нибудь смогу выступать на его уровне. Пока, конечно, нет. Посмотрите на Макса Ферстаппена. Он очень быстро оказался в Red Bull Racing и отлично справился. Но сейчас он выступает лучше, чем в 2016-м. Это же относится ко мне. С каждой гонкой я становлюсь лучше.

Формула 1 стала настолько сложной, что вы постоянно приобретаете опыт, узнаёте что-то новое о работе с инженерами, о шинах, о балансе тормозов, настройках двигателя, дифференциала. Льюис семь лет выступает в Mercedes, работает с теми же инженерами. Они понимают друг друга с полуслова. Если Тото сказал, что мне нужно время, я ему верю. Он дольше работает в этом спорте, чем я.

Вопрос: У вас огромный талант, но смогли бы вы пробиться без поддержки крупного автопроизводителя?
Джордж Расселл: Совершенно точно, я не смог бы попасть в Формулу 1. В Mercedes пригласили меня, поверив в мои силы. Но если на тебя не обратили внимания, то у тебя проблемы. Я никогда не смог бы выступать в Формуле 3 или Формуле 2 без чьей-либо поддержки. Но дело не только в деньгах. Я многому научился в Mercedes. Опыт невозможно купить.

У меня есть преимущество: мой старший брат начал выступать в картинге за 10 лет до меня, на его опыте отец научился. Когда я дебютировал в картинге, он уже знал, что нужно. Но когда я сел за руль настоящих гоночных машин, стало ясно, что без посторонней помощи я не смогу продолжить карьеру.

Источник: f1news.ru