К юбилею сотрудничества Михаэля Шумахера и Mercedes

В конце года Mercedes отметит круглую дату с начала сотрудничества с одним из лучших гонщиков в истории Формулы 1, Михаэлем Шумахером. Если вы думаете, что всё началось в 2009 году, то сильно ошибаетесь – их отношениям в этом году исполнится 30 лет.

В середине 80-х в Mercedes решили вернуться в большой автоспорт после 30-летнего перерыва. Для этого они нашли партнёра – команду Sauber, выступавшую в гонках на выносливость. Официально их сотрудничество началось в 1985 году, когда швейцарская команда выставила на старт «24 часов Ле-Мана» свой прототип C8 с немецким мотором.

В будущем ограничиваться ролью поставщика двигателей в Mercedes не собирались, но им нужно было время, чтобы накопить опыт в автоспорте высших достижений, не подмочив при этом свою репутацию. Команда Sauber обеспечила для них идеальное прикрытие и дала им хороший опыт. Следующее шасси, Sauber С9, было построено в 1987 году уже при поддержке Mercedes. Ещё через два года немцы окончательно сбросили маски – машина 1989 года официально называлась Mercedes-Benz C11.

Mercedes-Benz C11. Фото Daimler

В Mercedes не спешили рассказывать о своей программе, но спортпрототипами ограничиваться не собирались – в 1992 году планировался дебют в Формуле 1. Гонки на выносливость служили лишь стартовой площадкой, тестовым полигоном для Mercedes. Это значило, что стандартный подход при подборе пилотов в команду не подходил – обычно в чемпионат приглашали опытных гонщиков, но Mercedes нужны были как раз молодые, которых через несколько лет можно было бы посадить за руль машины Формулы 1.

Именно поэтому в Mercedes обратили своё внимание на молодёжные гоночные серии – в первую очередь на немецкую Формулу 3. В 1989-м там как раз доминировали три очень сильных молодых пилота – Карл Вендлингер, Михаэль Шумахер и Хайнц-Харальд Френтцен.

На тот момент 20-летний Шумахер оказался самым молодым пилотом серии, а Вендлингер уступал ему всего две недели. Даже 22-летний Френтцен считался всё ещё очень молодым пилотом, хотя в то же время определённо превосходил Карла и Михаэля в опыте. За его плечами было два года в Формуле Ford и сезон в Формуле Opel Lotus в молодёжной программе Йохена Масса (который тоже сотрудничал с Mercedes и в 1989-м, вместе с Мануэлем Рёйтером и Стэнли Диккенсом, выиграл «24 часа Ле-Мана» на C9).

Карл Вендлингер, Хайнц-Харальд Френтцен и Михаэль Шумахер. Фото Daimler

Формульная карьера Вендлингера началась на год позже, зато он уже успел провести один сезон в немецкой Формуле 3. «Багаж» Шумахера к тому моменту состоял всего лишь из одного сезона в немецкой Формуле Konig, где он, однако, выиграл девять гонок из десяти. Тем не менее, выступая в Ф3 за команду WTS Racing, принадлежавшую его будущему менеджеру Вилли Веберу, Михаэль ничуть не уступал конкурентам и так же, как и они, претендовал на титул. По итогам чемпионата троих пилотов разделит всего одно очко.

Осенью все трое получили приглашение на тесты Sauber-Mercedes на автодроме Поль-Рикар. Первый выезд на трассу закончился для Шумахера в гравии – он пытался опередить Porsche Йоахима Винкельхока, но вылетел. Однако затем дела пошли лучше, и трое молодых пилотов участвовали ещё в трёх сериях тестов – снова на Поль-Рикар, а затем в Хересе и в Хоккенхайме.

Интересно, что на первых порах лучшим из трёх пилотов руководитель гоночной программы Mercedes, Йохен Неерпаш, считал Френтцена. Хайнц-Харальд сразу же продемонстрировал свою природную скорость – хотя, конечно, не стоит забывать про его опыт. Михаэлю на то, чтобы освоиться, потребовалось больше времени, однако вскоре он уже не уступал Хайнцу-Харальду в скорости, а в умении работать вне трассы определённо его превосходил.

Михаэль Шумахер в Mercedes. Фото Daimler

«Из этих троих Хайнц-Хараль был самым быстрым, – вспоминает Неерпаш. – У него был природный талант, казалось, что ему всё даётся легко. Затем шли Михаэль и Карл – именно в таком порядке. Однако вскоре Шумахер сильно прибавил, он очень хотел учиться и сотрудничать с инженерами.

Френтцен талантлив, но в его голове было столько всего Шумахер же сосредоточился исключительно на своём деле, он не думал ни о чём, кроме гонок. Он был самым последовательным в работе, и помимо своего таланта, с первого дня продемонстрировал потрясающую волю и невероятную способность поглощать нужную ему информацию. Машина, технология, стратегия, поведение машины во время гонок – он впитывал всё, словно сухая губка, которую бросили в воду. За один год он узнал то, на что другим требовалось три».

Целью тестов была подготовка пилотов к выступлениям в чемпионате мира спортпрототипов, но в свободное плавание отпускать их никто не собирался. В 1990-м году они должны были по очереди выступать на Mercedes-Benz C11 в экипаже с Йохеном Массом, тогда как основной экипаж, с опытными Мауро Бальди и Жан-Луи Шлессером, боролся за титул.

Молодые пилоты Mercedes Шумахер, Вендлингер и Френтцен на презентации перед сезоном 1990 вместе с Йохеном Массом. Фото Daimler

Фактически всё получилось немного иначе. Френтцен подписал контракт с Эдди Джорданом на выступления в Формуле 3000 (тогда эта серия считалась последней ступенькой перед Формулой 1), но календарь этой серии постоянно пересекался с гонами на выносливость, так что Хайнц-Харальд вынужден был пропускать этапы. В первый рад ему удалось выступить в гонке на C11 только 2 сентября в Донингтоне, когда чемпионат уже заканчивался.

Пропущенные им этапы делили между собой Вендлингер и Шумахер. В итоге оба провели по четыре этапа. Как правило, их машина добиралась до финиша второй, позади основного экипажа команды, но оба смогли по одному разу победить – Вендлингер благодаря проблемам Балди и Шлессера в Спа, а Шумахер после дисквалификации первой машины в Мексике. Число очков у двух молодых пилотов тоже оказалось одинаковым, однако разговоры шли преимущественно о Михаэле.

Причиной тому стали два удивительных таланта Шумахера. Первый – умение ехать исключительно быстро, при этом экономя топливо. В то время в чемпионате спортпротипов количество топлива, которое мог потратить каждый из пилотов за свою смену, ограничивалось, что заставляло пилотов сбрасывать скорость. Уже в Дижоне Михаэль продемонстрировал своё умение ехать быстрее основного экипажа команды, при этом сохраняя больше топлива. Это же умение принесло ему победу – в Мексике экипаж Бальди и Шлессера дисквалифицировали именно за слишком большой расход топлива.

Михаэль Шумахер на трассе в Мехико. Фото Daimler

Второй талант Михаэля также проявился в Мексике. Гонка началась на сухой трассе, но затем на автодром в Мехико обрушился настоящий ливень. В таких условиях Шумахер проявил себя как нельзя лучше, и пилотаж, который он продемонстрировал, обсуждали далеко за пределами команды Mercedes и даже Германии. С этого момента в немецкой команде начали отдавать Шумахеру предпочтение.

В 1991-м Френтцен покинул программу, сосредоточившись на Формуле 3000, в Mercedes подготовили новую машину – C291. Формат выступлений также поменялся – Вендлингер и Шумахер теперь выступали в одном экипаже, а Масс присоединился к Шлессеру. К тому же, после двухлетнего перерыва в календарь чемпионата вновь входила знаменитая гонка «24 часа Ле-Мана», что давало шанс команде и пилотам войти в историю.

Однако изменения в регламенте заставили Mercedes создавать новый, 3,5-литровый атмосферный оппозитный 12-цилиндровый мотор (фактически это был V12 с углом развала цилиндров 180 градусов) взамен прежнего 5-литрового турбо V8. Сами по себе изменения устраивали Mercedes, ведь такие же моторы теперь использовались и в Формуле 1. Однако у немцев опыта создания таких моторов не было, так что на протяжении всего чемпионата их преследовали поломки и проблемы. Из восьми этапов Шумахер и Вендлингер не смогли закончить пять.

Jaguar преследует Mercedes Шумахера в Сильверстоуне, 1991 год

У первого экипажа дела шли немногим лучше, а доминировала в чемпионате команда Silk Cut Jaguar, которой управлял Том Уокиншоу. Компания Jaguar тогда принадлежала Ford, и британцы решили не городить огород, и просто установили на машины двигатель Ford HB V8, которые использовала команда Benetton в Формуле 1! Лишь обороты были немного снижены (с 13000 до 11500) для повышения надёжности, после чего мотор получил название Jaguar HB. Машина, на которую он устанавливался, называлась Jaguar XJR-14, и была спроектирована Россом Брауном.

Для Mercedes и Шумахера сезон обернулся катастрофой. Шансы на успех у них были только в Ле-Мане, где использовалась прежняя версия регламента. Немцы привезли туда C11 со своим пятилитровым турбомотором, и на этот раз продемонстрировать свою скорость им удалось – но не надёжность. Первый экипаж стартовал с поула, но до финиша не добрался. Второй смог пересечь линию финиша, но хотя Шумахеру удалось записать на свой счёт лучший круг, выиграл гонку экипажа Mazda, в состав которого входили Фолькер Вайдлер, Джонни Херберт и Бертран Гашо.

Впрочем, в Mercedes всё больше и больше смещали свой интерес в сторону Формулы 1, так что это поражение их не слишком расстроило. Они были уверены, что уже в следующем году дебютируют в Формуле 1 с собственной командой и молодыми пилотами, Михаэлем Шумахером и Карлом Вендлингером. Для постройки машины был нанят Харви Постлтуэйт, который привлёк к этому проекту молодого Майка Гаскойна, а в Mercedes тем временем искали возможность помочь своим пилотам получить необходимый опыт.

Михаэль Шумахер в Ле-Мане, 1991 год. Фото Daimler

Возможность эта, как известно, подвернулась благодаря всё тому же Бертрану Гашо, попавшего в тюрьму из-за нападения на таксиста. В Формуле 1 Гашо выступал за Jordan, и у Эдди Джордана было не так уж мало вариантов, однако в дело вмешался Неерпаш. За то, чтобы за руль вместо Гашо сел именно Михаэль, в Mercedes готовы были заплатить $300 тысяч. Джордан пытался внести в контракт пункт о возможности одностороннего продления его на 1992 год, но Неерпаш не позволил это сделать – Шумахер нужен был Mercedes. К тому же, уже было известно, что в 1992-м Jordan получит моторы Yamaha.

Не забыли в Mercedes и про Вендлингера – на два последних этапа сезона немцам удалось посадить Карла за руль машины Leyton House. Между двумя этими гонками Шумахер и Вендлингер в последний раз выступили за Mercedes в чемпионате спортпрототипов в Японии – и принесли команде единственную в том сезоне победу. Шумахер к тому моменту уже выступал за Benetton, но и здесь в его контракте была оговорка, что он покинет команду в случае прихода Mercedes в Формулу 1.

Шумахер и Вендлингер победители гонки в Автополисе, Япония. Оба к тому моменту уже выступали в Формуле 1. Фото Daimler

Дебют команды Mercedes в Формуле 1 казался уже практически неизбежным – Йохен Неерпаш по сей день считает, что если бы это произошло, то Шумахер смог бы стать чемпионом за рулём Mercedes уже в 1994-м или 1995-м годах. Однако, как мы знаем, всё вышло иначе. Убытки производителя бытовой техники AEG, входившей в состав Daimler AG, достигли таких размеров, что ей пришлось уволить 20 тысяч человек. Чтобы расплатиться с ними и удержать компанию на плаву, концерну пришлось сокращать расходы – и первой под нож пошла программа Формулы 1.

Так как большая часть работы уже была сделана, Петер Заубер воспользовался её осколками, чтобы дебютировать в Формуле 1 самостоятельно – только, конечно, не в 1992-м, а в 1993-м году. Одним из пилотов команды стал Вендлингер. Заубер пытался воспользоваться оговоркой в контракте Шумахера, чтобы заполучить его, но, разумеется, безуспешно. Карьера Шумахера пошла на взлёт, уже без всякой поддержки со стороны Mercedes. Их воссоединение всё же произошло, но лишь в 2010-м, почти 20 лет спустя.

Источник: f1news.ru