Шовлин и Медоуз ответили на вопросы о Гран При Испании

По традиции после каждой гонки в Mercedes комментируют наиболее важные моменты прошедшего уик-энда, и на этот раз об основных решениях, которые принимала команда в Барселоне, рассказали спортивный директор Рон Медоуз и главный гоночный инженер Эндрю Шовлин.

Вопрос: Почему Тото Вольфф во время гонок находится не на пит-уолл, а в гараже?
Эндрю Шовлин: Думаю, из-за того, что, как признал сам Тото, обычно он вмешивается в работу остальных. Когда он только пришёл в команду, он сказал: «Делайте что хотите, но не пускайте меня на пит-уолл». Мы просто выполняем его просьбу. Поэтому у нас тут всего пять мест – это было проще всего сделать.

Рон Медоуз: Раньше было шесть, но когда появился Тото, я один стул убрал.

Эндрю Шовлин: И теперь их всего пять, так что ему негде сесть. Кроме того, в гараже безопаснее.

Рон Медоуз: Тото, наверное, мог бы присоединиться к нам, но вдруг команда начнёт проигрывать гонки?

Вопрос: Но он ведь сидел рядом с вами на пит-уолл во время предсезонных тестов?
Эндрю Шовлин: Да, в какие-то моменты он был с нами.

Вопрос: Может быть, именно поэтому команда не лучшим образом выглядела на тестах?
Рон Медоуз: По-моему, причина в другом. Машина всегда была быстрой, поскольку наши инженеры знают, что делают. Но раскрыть её потенциал только мы смогли на седьмой или восьмой день тестов. В следующем году надо будет отдельно над этим поработать, возможно, более активно использовать симулятор до того, как мы приступим к работе на трассе.

Вопрос: Почему во время квалификации батарея на машине Льюиса Хэмилтона оказалась не полностью заряженной?
Эндрю Шовлин: Дело в том, что Льюис вернулся в гараж, когда на трассе появились жёлтые флаги. Хотя в обычной ситуации, чтобы полностью восстановить заряд батареи, круг возвращения в боксы нужно проехать в нормальном темпе. Поэтому нам пришлось выпустить его на трассу пораньше, чтобы он проехал круг и зарядил батарею.

Вопрос: Почему в финале квалификации ни Льюису, ни Валттери не удалось улучшить результаты в ходе заключительных попыток?
Эндрю Шовлин: На трассе было довольно много гравия; кроме того, асфальт понемногу остывал – возможно, его температура уже успела заметно снизиться. И в той ситуации скорости упали у всех, не тольк у наших машин.

Вопрос: Что произошло на старте со сцеплением на машине Валттери Боттаса?
Рон Медоуз: Мы не нашли никаких неисправностей в работе сцепления на машине Валттери. Мы подозреваем, что причиной неудачного старта стал низкий уровень сцепления с асфальтом в районе первой стартовой позиции. Во всех гонках по ходу уик-энда гонщики, стартовавшие 2-м и 4-м начинали гонку лучше тех, кто стартовал 1-м и 3-м.

Эндрю Шовлин: Это один из факторов. Также надо сказать, что кроме некоторой пробуксовки ведущих колёс может пробуксовать и сцепление, так что тут всё взаимосвязано. Мы ещё будем анализировать эту ситуацию со всех сторон, но в настоящий момент считаем, что проблема прежде всего была связана со сцеплением колёс с асфальтом, а не машиной.

Вопрос: Изначально в Mercedes говорили об одном пит-стопе, но в воскресенье было принято решение дважды поменять резину на обеих машинах – когда вы решили скорректировать тактику?
Эндрю Шовлин: Дело в том, что все остальные команды запланировали два пит-стопа. Мы считали, что схема с одним пит-стопом – неплохая тактика, и сначала всё к этому шло, но мы увидели, что все, кто позади нас, проводят два. Тогда мы слегка заволновались: а вдруг к концу гонки резина будет слишком сильно изношена, ведь это увеличивает риски?

Возможность без потерь провести второй пит-стоп появилась, когда ехавший позади Макс Ферстаппен отправился в боксы. Это означало, что Валттери тоже может провести пит-стоп, сохранив вторую позицию. А когда мы позвали на второй пит-стоп Льюиса, в этот момент появился автомобиль безопасности.

Вопрос: Если бы вы ограничились одним пит-стопом, то всё равно выиграли бы гонку?
Рон Медоуз: Нет, ведь на трассе появился сейфти-кар. Если бы мы не провели второй пит-стоп, то ехали бы впереди на изношенных шинах, а все, кто позади, уже получили бы свежую резину.

Вопрос: Если бы автомобиль безопасности не выехал, вы бы позвали Льюиса на второй пит-стоп?
Рон Медоуз: Он лидировал с большим преимуществом, так что мы бы всё равно провели второй пит-стоп.

Эндрю Шовлин: Мы уже готовились к нему, когда увидели, что какая-то машина вылетела с трассы, и тогда дождались появления автомобиля безопасности, ведь при этом вы меньше теряете времени.

Вопрос: Что вы думаете о соперничестве Льюиса и Валттери?
Рон Медоуз: Полагаю, оно будет продолжаться до самого конца сезона. Думаю, что в течение всего года мы будем свидетелями их противостояния, и это прекрасно, поскольку мотивирует обе бригады, работающие на обеих половинах гаража Mercedes. Нам всем придётся ещё быстрее принимать решения, вся команда должна работать максимально чётко и слаженно – это же здорово!

Источник: f1news.ru