Гран При Испании: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью после финиша

Вопрос: (Дэвид Култхард) Льюис, вы снова выиграли в Испании! В субботу для вас всё сложилось не вполне удачно, но сегодня результат безупречный, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Этой победой я обязан нашей замечательной команде! Мы творим историю, выиграв дублем уже пять этапов подряд – я горжусь быть её частью! Сотрудники на трассе и на базе проделали колоссальную работу. Первые четыре гонки были невероятно сложными. Да, у нас отличная машина, но мне не всегда удавалось добиться от неё максимума. Хорошо, что сегодня мне удался отличный старт, я контролировал отрыв и сейчас очень рад такому результату!

Вопрос: (Дэвид Култхард) В Баку вы оставили Валттери больше места, чем оставили бы любому другому сопернику, а сегодня действовали более агрессивно – в какой-то момент Валттери оказался буквально зажат между вами и Себастьяном! Похоже, вы изо всех сил старались перехватить лидерство, и вам это удалось!
Льюис Хэмилтон: Борьба на первых метрах получилась интересной! Я видел, как нас обоих пытается опередить кто-то из гонщиков Ferrari, сложно было предугадать, как всё получится в первом повороте. Я понимал, что Валттери постарается затормозить максимально поздно – к счастью, в отличие от ситуации в Баку я всё же перехватил лидерство.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Вам удалось заработать дополнительное очко за лучший круг – после рестарта вы проехали его практически в квалификационном режиме, на две секунды быстрее любого из соперников! Вы целенаправленно ехали на лучший результат или просто пытались создать отрыв, не позволяющий использовать DRS?
Льюис Хэмилтон: Да, я старался оставить за собой лучший круг гонки. Мы как раз провели пит-стоп, за машиной безопасности я старался держать шины в рабочем диапазоне, поскольку знал, что на первых двух кругах после рестарта у меня будет шанс показать лучшее время. Мне с начала года не удавалось проехать быстрейший круг в гонке, но я знал, что это лишь вопрос времени!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Что ж, поздравляю с победой! Валттери, борьба в первом повороте получилась предельно напряженной – вам пришлось точными движениями руля ловить машину, чтобы не врезаться в Себастьяна и Льюиса. Вы оказались буквально зажаты между соперниками, не так ли?
Валттери Боттас: Ситуация в первом повороте была довольно острой, но я проиграл уже на старте. Сцепление сработало каким-то странным образом, оно то схватывало, то снова выключалось, то схватывало, то выключалось – с таким его поведением я раньше не сталкивался. В общем, из-за этого и проиграл.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Наверняка после вчерашнего поула вы недовольны вторым местом, однако вы по-прежнему сражаетесь за титул, и впереди вас ждут трассы, которые традиционно вам подходят. Чем запомнится этот уик-энд кроме второго результата?
Валттери Боттас: Наша команда добилась невероятного результата, пятый победный дубль подряд – это здорово! Я заработал много очков, в этом году они мне ещё пригодятся – это тоже хорошо. Мне просто хочется выяснить, почему старт получился таким неудачным, с чем связан этот сбой.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Макс, болельщики назвали вас «Гонщиком дня», по итогам этого уик-энда вы поднялись на третье место в личном зачете! Похоже, ваша скорость – еще одна проблема, с которой приходится иметь дело Ferrari.
Макс Ферстаппен: В первом повороте борьба была хаотичной. Я немного сбавил темп, но в итоге оказался в выгодной для себя ситуации после трёх первых поворотов. Машины Mercedes были слишком быстры для нас сегодня, но я мог без проблем ехать в своём темпе впереди Ferrari. Мы конкурентоспособны. Я рад подняться на подиум.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Мы заметили, как вы рассматривали машины Mercedes – что вы пытались для себя выяснить?
Макс Ферстаппен: Не знаю, я просто пытался понять, чем эти машины отличаются от моей.

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, поздравляем с очередной блестящей гонкой! Многое решилось уже на старте, и, похоже, вам не помешал тот факт, что вы находились на грязной стороне трассы
Льюис Хэмилтон: Я наблюдал за гонками поддержки и понял, что уровень сцепления на обеих сторонах трассы почти равный. Когда погасли стартовые огни, мне удалось здорово сорваться с места, мы с Валттери бок о бок помчались к первому повороту, где Себастьян Феттель попытался пройти нас обоих. Это было отличное сражение и, пожалуй, решающий момент гонки.

Испанская трасса, безусловно, замечательная, но после первого поворота здесь очень сложно удержаться вплотную за соперником – не знаю, предпримут ли организаторы какие-то изменения, чтобы это исправить. Как только мы преодолели первый поворот, я сосредоточился на собственном темпе и старался максимально быстро проезжать каждый круг.

Потрясающий день для всей нашей команды! Коллектив на базе Mercedes работал изо всех сил, чтобы подготовить по-настоящему эффективные новинки – я горжусь усилиями каждого сотрудника. Если говорить о гоночной бригаде, она тоже действует безупречно – огромное спасибо!

А еще сегодня с нами на подиум поднялся доктор Дитер Цетше – именно Цетше, а не «Зитше», как его дважды назвали! Этот человек поддерживал меня с тех пор, как мне было тринадцать лет – от его мнения, в том числе, зависело то, буду ли я выступать «под крылом» Mercedes.

Когда я стал сотрудничать с McLaren, доктор Цетше был одним из тех, кто принял решение о моем дебюте в Формуле 1 в 2007 году. Позднее он согласовал мой переход в заводскую команду Mercedes и все последующие контракты с ней. В этот уик-энд доктор Цетше в последний раз присутствовал в боксах нашей команды в должности председателя совета директоров Mercedes, я безмерно благодарен ему за всё, что он для нас сделал.

Вопрос: Похоже, сегодня поведение машины вас устраивало больше, чем в субботу?
Льюис Хэмилтон: Да, в субботу баланс машины был ужасным. Но на длинной дистанции наша машина обычно ведет себя лучше, я чувствовал себя комфортно и в предыдущих гонках. На пути к стартовой решетке я был не вполне доволен балансом, потому немного изменил регулировки и постарался скорректировать свой стиль пилотирования – хорошо, что в гонке это сработало.

Не знаю, почему на одном быстром круге ощущения были хуже – видимо, потребуется больше времени, чтобы разобраться. Обычно мне удается выжимать из шин максимум, но в нынешнем сезоне с этим есть некоторые сложности. Не то чтобы я совсем не мог заставить резину работать, просто нужно понять, как делать это каждый уик-энд и с меньшими усилиями.

Вопрос: Валттери, судьба гонки сегодня во многом решилась на старте. Вы говорили о странной работе сцепления – наблюдалось ли нечто подобное при уходе на прогревочный круг?
Валттери Боттас: Нет, я впервые почувствовал странную вибрацию только в момент старта, поэтому не лучшим образом сорвался с места. Сцепление то схватывало, то выключалось, причем с высокой частотой. Досадно, что вся работа по ходу уик-энда в итоге пошла насмарку, но я не намерен кого-то обвинять. У нас сильная команда, мы разберемся в причинах и сделаем всё, чтобы заминка не повторилась.

Конечно, мне обидно, что всё так сложилось, но могло быть и хуже. Как команда мы вновь выступили на недосягаемом уровне, я очень признателен сотрудникам на базе и на трассе. Поздравляю Льюиса с победой, он продемонстрировал отличный темп, ну а вместе мы обеспечили команде превосходный результат.

Вопрос: Гонка сложилась не в вашу пользу, но добавит ли уверенности в Монако тот факт, что здесь машина Mercedes очень сильна в медленных поворотах?
Валттери Боттас: Приятно, что с подготовленными доработками машина стала еще конкурентоспособнее. Но трасса в Монако абсолютно уникальна, на ней невероятно сложно вывести шины в рабочий диапазон. Каждый год там на многих участках полностью меняют асфальт, и создать необходимую нагрузку на резину становится еще труднее.

Кроме того, многочисленные изломы и кочки требуют особых настроек шасси. Не представляю, насколько быстра окажется наша машина, но надеюсь, что для борьбы за высокий результат её скорости хватит. Я живу в Монако уже пять лет, причём недалеко от линии старта – было бы здорово выступить успешно на практически домашней трассе!

Вопрос: Спасибо за гонку, вы сработали здорово! Макс, для вас это уже второй подиум в нынешнем сезоне. Насколько вы были уверены в том, что сегодня сможете финишировать в первой тройке?
Макс Ферстаппен: 100% уверенности в результате никогда нет, но я знал, что нам по силам побороться с Ferrari, ведь в квалификации разница была минимальной. Для меня тоже всё решилось на первом круге, когда я смог объехать Себастьяна Феттеля по внешнему радиусу в третьем повороте – это было очень важно, так как далее я смог вести гонку в своем темпе.

Позднее я пытался угнаться за Льюисом и Валттери, но гонщики Mercedes здесь слишком быстры. Тем не менее, я рад своему подиуму и тому, что вернулся на третье место в личном зачете!

Вопрос: Как вы заметили, Mercedes в этот уик-энд продемонстрировали впечатляющий темп. Что можно сказать о прогрессе Red Bull Racing?
Макс Ферстаппен: Прогресс неплохой, но не такой впечатляющий, как у Mercedes. Нам явно нужно работать интенсивнее и готовить более эффективные модификации. Но хорошо, что мы сумели сократить отставание от Ferrari – я этому очень рад!

Вопросы с мест

Макс Ферстаппен

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, в Баку и Барселоне ваша команда выглядела очень уверенно. Можно ли ожидать, что Red Bull Racing будет на равных соперничать с Ferrari на всех трассах? А если говорить о Монако, где ваша команда традиционно очень сильна, там скорости хватит, чтобы побороться с Mercedes?
Макс Ферстаппен: Да, в Баку у нас был отличный гоночный темп. В Барселону все команды привезли доработки, мы еще немного отстали от Mercedes, но, похоже, приблизились к Ferrari.

Что касается Монако, судя по скорости Mercedes в медленных поворотах нас вряд ли можно считать фаворитами – не думаю, что повторится прошлогодняя ситуация, когда на улицах Княжества мы были невероятно конкурентоспособны.

Вопрос: (Ливио Орихио) Льюис, считаете ли вы, что гонка была выиграна уже на старте? Валттери, считаете ли вы, что проиграли уже на старте?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, что вам ответить. Вы же видели гонку, верно? Не думаю, что победа была добыта в конкретный момент или в каком-то определенном месте трассы. Cегодня у меня был отличный темп, и в какой-то момент я опережал Валттери на двенадцать секунд. Впрочем, даже если бы напарник ехал непосредственно позади, ему было бы непросто меня обогнать. С другой стороны, если бы я сам ехал вторым, мне было бы ничуть не легче провести атаку, так что в этом плане многое решил старт.

Валттери Боттас: В испанской гонке 66 кругов, нужно оптимально проходить каждый поворот, притом с нынешними машинами, если атакуешь на пределе, легко допустить ошибку. Судьба гонки никогда не решается в первом повороте, всегда есть возможности по ходу дистанции, и ты должен верить в свой шанс. Сегодня шанс не представился, Льюис с первых метров действовал безупречно – даже с машиной безопасности у меня не оказалось реальной возможности навязать борьбу. Да, сейчас понятно, что я проиграл уже на старте, но в кокпите мы никогда так не думаем и продолжаем выкладываться до самого финиша.

Вопрос: Валттери, расскажите о рестарте. Вы надеялись атаковать Льюиса?
Валттери Боттас: Я пытался подобраться к нему максимально близко, но перед первым поворотом уступал чуть менее пятидесяти метров – то есть, реальной возможности атаковать не было. Второй и третий повороты в Барселоне скоростные, в них невозможно держаться вплотную – в общем, Льюис сразу создал отрыв. Потом я перевел силовую установку в режим накопления энергии, а через пару кругов, подзарядив батарею, попытался показать лучший круг. Наверное, следовало сделать это кругом ранее, но лучший результат всё равно остался за Льюисом.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, в Баку вы сказали, что на первом круге действовали излишне осмотрительно. Тот уик-энд повлиял на ваше стремление выйти лидером из первого поворота сегодняшней гонки?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я не думал о предыдущем этапе в Баку, просто пытался отыграться после неудачной квалификации. Мне хотелось продолжить борьбу равных соперников, которую мы с Валттери ведем уже не первый год, и о которой не раз говорили мы оба и руководство команды. Пожалуй, у Mercedes лучший состав во всем пелотоне, ведь такого взаимного уважения, наверное, нет ни в одной другой паре гонщиков.

Кроме того, сегодня я ощущал особенную внутреннюю потребность победить. Меня вдохновил парнишка по имени Гарри, который отправил мне сообщение.

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Льюис, прошу прощения, если вы уже рассказывали эту историю. Какое сообщение вы получили от Гарри, и почему оно вас вдохновило?
Льюис Хэмилтон: Я написал об этом в Instagram, разве вы не читали? Похоже, вам следует уделять больше внимания социальным сетям! Речь идет о трогательном сообщении от парнишки, который сражается с тяжелой болезнью – мы отправили ему открытку и командную кепку, а перед гонкой я получил ответ с благодарностью. Я чувствовал себя довольно расслабленно, но мне хотелось вдохновения, дополнительной мотивации, и свою победу я посвятил этому мальчику Гарри. Часто хочется порадовать успехом конкретного человека, не всегда это получается, но сегодня всё сложилось удачно – надеюсь, Гарри смотрел гонку, а после этой пресс-конференции я ему сам напишу.

Вопрос: (Люк Смит) Льюис, по ходу гонки вам удалось создать солидный отрыв от Валттери, но этот отрыв исчез с выездом машины безопасности. Испытали ли вы чувство беспокойства, увидев машину безопасности? После рестарта вам удалось очень быстро создать преимущество – расскажите, пожалуйста, и об этом
Льюис Хэмилтон: Конечно, когда подолгу стараешься создать отрыв… У нас был довольно продолжительный первый отрезок, я смог обеспечить себе достаточное преимущество. После пит-стопа отрыв оставался комфортным, потом стало ясно, что мы проведем гонку не с одним пит-стопом, а с двумя – соответственно, появилась возможность агрессивнее нагрузить шины, но затем на трассу выехала машина безопасности.

Лично я предпочел бы режим виртуального сейфти-кара – реальный ехал слишком медленно, из-за чего было невероятно трудно поддерживать рабочую температуру шин. Но я старался сохранять спокойствие и готовился к продолжению борьбы. На рестарте проблем не возникло, спустя пару кругов я опережал Валттери уже на пять секунд, после чего немного сбросил темп, чтобы дать шинам остыть перед попыткой показать быстрейший круг гонки. Я чувствовал, что могу проехать еще быстрее, но команда попросила перевести мотор в щадящий режим, чтобы гарантировать победный дубль. Хорошо, что на тот момент за мной уже числился лучший результат, и не было явной необходимости атаковать.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, в этот уик-энд Тото Вольфф сказал, что вы с ним открыто обсуждали возможность перехода в Ferrari в определенный момент вашей карьеры. После столь успешного начала сезона могут ли у вас в принципе быть причины для ухода из Mercedes?
Льюис Хэмилтон: Не помню, о чем именно говорил Тото, но когда вы ведете переговоры о контракте, всегда уместно упомянуть Ferrari!

Макс Ферстаппен: Так вот как ты получил лучшие условия!

Льюис Хэмилтон: На самом деле, Тото Вольфф – очень умный человек, с ним очень приятно беседовать и вести переговоры, а я сотрудничаю с Mercedes с тринадцати лет, и мне сложно представить себя в другом коллективе. Опять же, я никогда не скрывал, что был болельщиком Ferrari, и что мне нравятся машины этой марки, но намерен ли я выступать в другой команде – не знаю. Я пока не определился с планами на будущее.

Сейчас я наслаждаюсь работой в Mercedes, мне безумно нравится прогрессировать с этим коллективом. Потрясающе, чего нам удалось добиться за минувшие шесть или семь лет, но я хочу помочь команде стать самой успешной в истории, такова моя цель.

Вопрос: (Хейкки Культа) Валттери, теперь у вас 35 подиумов – столько же, сколько было у Хуана Мануэля Фанхио! Что вы об этом думаете?
Валттери Боттас: Честно говоря, я не испытываю по этому поводу каких-то особенных эмоций. Надеюсь, через пару недель одним подиумом и победой станет больше.

Вопрос: (Джо ван Бьюрик) Вопрос ко всем. Как вам кажется, на каких трассах нынешнего сезона Red Bull Racing будет особенно конкурентоспособна?
Макс Ферстаппен: Я бы назвал трассы в Монако, Сингапуре и Мексике – нам они, как правило, подходят чуть лучше прочих.

Вопрос: Макс, прежде чем мы передадим слово Льюису и Валттери, скажите, в чем сильные стороны вашей машины?
Макс Ферстаппен: По сравнению с чем?

Вопрос: Вопрос скорее общий, в чем машина особенно хороша?
Макс Ферстаппен: На данный момент машина Mercedes эффективнее нашей во всех типах поворотов, на знаю, что вам ответить. Да, RB15 в целом неплоха, но Mercedes немного быстрее. В среднескоростных и скоростных поворотах мы примерно равны, но, опять же, это зависит от настроек аэродинамики в конкретный уик-энд, выводы делать сложно. Здесь, в Барселоне, Льюис и Валттери были особенно сильны в медленных поворотах – значит, в Монако они тоже будут вполне конкурентоспособны.

Вопрос: Льюис, на какой из трасс Red Bull Racing смогут побороться с вами за победу?
Льюис Хэмилтон: Не знаю. В этом году Red Bull Racing удалось добиться серьезного прогресса: в Honda предоставили им отличную силовую установку, и по скорости на прямых они ничуть нам не уступают, а иногда даже превосходят. Похоже, впервые за все годы им нужно работать не над мотором, а над шасси.

Забавное наблюдение: в Формуле 1 инженеры невероятно умны, но они зачастую придерживаются определенной философии работы над машиной и отказываются менять подход, даже если их коллеги в других командах уже сосредоточились на иных аспектах. Но я уверен, что в Red Bull Racing продолжат прогрессировать. Как заметил Макс, в Монако их команда всегда была очень конкурентоспособна, да и в Мексике и Сингапуре они наверняка будут сильны. Надеюсь, у них получится не просто немного сократить отставание, но навязать по-настоящему плотную борьбу, ведь нам это очень нравится! Было бы здорово, если бы Mercedes, Red Bull Racing и Ferrari сражались на равных.

Вопрос: Валттери, желаете что-то добавить?
Валттери Боттас: Нет.

Вопрос: Льюис, когда на трассу выехала машина безопасности, гонщикам оказалось непросто держать шины в рабочем диапазоне. Впереди этап в Монако – не кажется ли вам, что там добиться необходимой эффективности шин будет еще труднее?
Льюис Хэмилтон: Я об этом не думал. Как мне кажется, в этом сезоне шины более жесткие, чем в предыдущем, притом рабочий диапазон у них более узкий. Уже в прошлом году прогреть резину было довольно трудно, но в Red Bull Racing с этой задачей справлялись неплохо – полагаю, и в этот раз в Монако у них не возникнет сложностей.

Кажется, в этот раз в Монако у нас не будет состава Hyper Soft, верно? Ах, будет… Но по ощущениям это как прошлогодний Super Soft, только более жесткий. Нам нужно больше пит-стопов по ходу гонки, но притом шины не должны перегреваться – об этом мы говорим уже несколько лет. Мы хотим, чтобы шины позволяли атаковать и вести плотную борьбу, и чтобы нам не приходилось сбрасывать темп с целью охладить резину – только так гонки станут интереснее. В Монако сражение наверняка будет непредсказуемым, но, опять же, там очень сложно вплотную преследовать соперника и практически невозможно обогнать – тем более с нынешними более широкими машинами. Притом заново вывести шины в рабочий диапазон в случае рестарта будет хоть и интересной, но довольно непростой задачей.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Валттери, до пятнадцатого круга вы уступали Льюису не более 3,5 секунд, тогда как на следующих десяти кругах серьезно отстали. Возникли какие-то проблемы, или вы просто смирились с мыслью, что не сможете навязать борьбу? После пятничной утечки масла были ли у вас опасения насчет надежности силовой установки?
Валттери Боттас: В начале гонки я держался довольно близко к Льюису и ждал возможности атаковать, притом на здешней трассе достаточно подъехать к сопернику менее чем на четыре секунды, чтобы машина уже начала сильно скользить. Мне доводилось лидировать в гонках, и я знаю, насколько проще беречь резину, когда впереди никого нет. Почему вырос отрыв? Мне пришлось обгонять отстающих на круг гонщиков, а вдобавок шины стали терять эффективность. По ходу первого отрезка моя машина скользила больше, чем машина Льюиса, шины износились быстрее – видимо, поэтому напарнику удалось увеличить преимущество.

Что касается пятничной утечки масла, никаких опасений у меня и команды не было. Тот инцидент не имел никакого отношения к самому мотору, просто ослабло крепление одного из маслопроводов.

Вопрос: (Гуннар Леесте) Макс, в этот уик-энд в Формуле 3 выступало сразу трое гонщиков молодежной программы Red Bull. Удалось ли вам посмотреть гонку, и если да, какое впечатление произвели на вас эти ребята?
Макс Ферстаппен: Да, я урывками наблюдал за гонкой – парни сработали неплохо, но можно и лучше. Впрочем, для них это только первые шаги. Хельмут Марко беседует с ними после каждого уик-энда, уверен, молодые гонщики будут стараться изо всех сил!

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, насколько было важно избежать суеты в первом повороте и отыграть позиции в следующих? И еще, о чем вы подумали, когда увидели на трассе машину безопасности?
Макс Ферстаппен: Льюис, Валттери и Себастьян практически одновременно вошли в первый поворот – вряд ли там нашлось бы место для четвертой машины! Я решил не рисковать, и это сработало, поскольку в третьем повороте я оказался на оптимальной траектории и получил шанс зацепиться за подиум.

Что касается машины безопасности, решение выпустить её на трассу было правильным, поскольку асфальт был усыпан гравием, а вдобавок требовалось эвакуировать две машины. Но, как мне кажется, рестарт можно было объявить на пару кругов раньше, тогда и с прогревом шин было бы меньше сложностей.

Вопрос: (Пилар Селебровски) Льюис, вы сказали, что были бы рады соперничеству с Red Bull Racing, но разве вы не испытываете чувство облегчения от того, что в Ferrari не наступают вам на пятки? Разве большое преимущество в обоих зачетах чемпионата не позволяет вам чувствовать себя более расслабленно?
Льюис Хэмилтон: Скажу честно – нет, не позволяет. Мы по-прежнему стараемся взять максимум от каждого уик-энда, поскольку мы не можем заранее знать, что у нас будет преимущество. Кроме того, у нас есть ограниченное число силовых установок на сезон, от проблем с надежностью никто не застрахован – следовательно, нужно сохранять сосредоточенность и каждый раз добиваться результата.

Что касается соперников, я испытываю гораздо больше удовольствия, если борьба с ними предельно плотная – как было в Бахрейне, где Ferrari достался весь первый ряд. Мне нравится, когда расклад сил меняется от уик-энда к уик-энду: Mercedes быстрее Ferrari, Ferrari быстрее Mercedes. В предыдущие годы именно так и было, причем и гонщикам, и команде приятнее сражаться с внешним конкурентом. Соперничество между напарниками получается менее захватывающим, но это не означает, что для меня или Валттери задача упрощается – мы по-прежнему должны выжимать из машины максимум.

Источник: f1news.ru