Гран При Китая: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Себастьян Феттель (Ferrari)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, примите поздравления! Ранее вы выиграли девятисотую гонку в истории Формулы 1, а сегодня победили в тысячной! Вы контролировали ситуацию от старта до финиша, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Уик-энд выдался непростым, но наша команда вновь добилась фантастического результата, парни сработали по-настоящему здорово!
Отправляясь в Шанхай, мы не знали, каким будет расклад сил между нами и Ferrari, ведь они были очень быстры в Бахрейне. Но нам удалось прибавить, Валттери сегодня сработал блестяще, победный дубль в тысячной гонке – особенное достижение! Всё решилось уже на старте, после этого мы просто контролировали ситуацию.

Вопрос: (Мартин Брандл) Для вас это уже 75-я победа в карьере! Сегодня команда одновременно позвала на пит-стоп вас и Валттери, чтобы избежать риска потерять позиции в случае выезда машины безопасности – это был один из ключевых моментов гонки!
Льюис Хэмилтон: В первых трех Гран При сезона наши стратеги сработали безупречно, нужно продолжать в том же духе. Борьба по-прежнему плотная, я не знаю, как сложится следующая гонка, но очень её жду.

Спасибо моим болельщикам! Они здорово поддерживали меня весь уик-энд, встречали в аэропорту и у отеля – я благодарен каждому из них! И спасибо моей семье, сегодня я очень счастлив!

Вопрос: (Мартин Брандл) Валттери, для победы вам немного не хватило скорости, но вы всё же финишировали вторым
Валттери Боттас: Я проиграл старт, но в остальном машина вела себя отлично. Мы с Льюисом ехали в одном темпе, разве что из-за возмущенного потока воздуха я не мог вплотную преследовать его на первом отрезке гонки.

Я расстроен стартом – на белой линии старт-финиш возникла пробуксовка, и я уступил позицию.

Вопрос: (Мартин Брандл) Это лишь доказывает, насколько сложно вести борьбу, не так ли? Любая мелочь может предопределить результат
Валттери Боттас: Да, незначительные факторы могут сыграть важную роль, но сезон только начался, и всё выглядит неплохо. Я горжусь командой: мы идеально провели три уик-энда подряд. Это здорово!

Вопрос: (Мартин Брандл) Впервые с начала сезона вы отдали лидерство в личном зачете – планируете его вернуть?
Валттери Боттас: Жаль, что я упустил лидерство в личном зачете, но я отыграюсь.

Вопрос: (Мартин Брандл) Себастьян, как прошла гонка?
Себастьян Феттель: Я рад, что поднялся на подиум, но гонка была трудной. Мы пытались удержаться за Mercedes, но просто не могли – они были быстры с самого старта. Потом у меня была интересная дуэль с Максом Ферстаппеном – я получил удовольствие. Разумеется, главная задача состояла в том, чтобы догнать Mercedes, но сегодня у них слишком высокая скорость. Так что Льюис и Валттери – молодцы!

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы здорово сражались с Максом, практически оттеснили его на траву – за этим было очень интересно наблюдать!
Себастьян Феттель: Если говорить о сражении с Максом, то я видел, как он приближается, и понимал, что в конце прямой разница в скоростях в этом году довольно существенная. Я знал, что он предпримет попытку атаки, предвидел, что он постарается занять внутреннюю траекторию, поэтому попытался принять контрмеры, и у меня получилось.

В этот момент я едва не потерял контроль над машиной, мне пришлось её «ловить», но это было даже хорошо, ведь в итоге мне удалось оказаться впереди Макса почти на длину корпуса машины. Это было довольно весело! Хотя, повторюсь, нам бы хотелось быть несколько быстрее.

Вопрос: (Мартин Брандл) В начале гонки команда попросила Шарля Леклера пропустить вас. Вы считаете этот поступок верным?
Себастьян Феттель: Я чувствовал, что могу ехать быстрее, но оказалось, что найти нужный ритм не получается. Из-за этого в паре мест я блокировал колёса и потерял то преимущество, что у меня было. Но если говорить о гонке в целом, мы просто не могли соперничать с Mercedes.

Жаль, что Шарлю в итоге не удалось опередить Макса. Я следил за позициями на табло и надеялся, что он сможет догнать и провести атаку. Нам явно есть над чем работать, и всё-таки сегодня мы показали неплохой результат, хотя понятно, что отличным его не назовёшь.

Пресс-конференция

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: Льюис, начало уик-энда выдалось непростым, но закончился он идеально!
Льюис Хэмилтон: Я как раз думал о том, насколько здорово всё получилось. Первые три этапа сложились невероятно интересно, мы в команде никак не ожидали трех победных дублей подряд, но я горжусь тем, что внес свой вклад в нашу потрясающую работу.

Валттери в этом сезоне явно прибавил, мы оба выступаем очень здорово. Для меня уик-энд в Шанхае начался непросто, но в квалификации я немного скорректировал свой стиль пилотирования, что позволило выжать из машины столько же скорости, сколько удавалось выжимать Валттери. Ну а старт я провел безупречно, что стало решающим моментом всей гонки.

Далее всё прошло без каких-либо сложностей, я ехал заметно быстрее своего пятничного темпа. Тем не менее, сражение по ходу сезона остается напряженным, нам удается демонстрировать столь впечатляющие результаты исключительно за счет множества незначительных факторов.

Вопрос: Насколько интенсивно вы работали над процедурой старта?
Льюис Хэмилтон: Не больше, чем в предыдущем сезоне. У меня ранее наблюдались сложности со стартом – особенно в 2016-м году или в 2007-м и 2008-м, когда мы явно уступали Ferrari. Но в 2018-м я очень уверенно уходил на дистанцию и по статистике хороших стартов оказался вторым, уступив только Карлосу Сайнсу. Мне казалось, что я все же первый в рейтинге, но с GPS не поспоришь!

В Мельбурне и Бахрейне я стартовал не лучшим образом, потому приятно, скажем так, себя реабилитировать. Опять же, впереди еще 18 гонок, успешный старт ни в одной из них не гарантирован – нужно продолжать работать.

Вопрос: Валттери, сегодня старт оказался решающим моментом гонки. Можно ли сказать, что вы стартовали не столь уверенно, как в Мельбурне?
Валттери Боттас: Вы сами всё видели. Льюис стартовал заметно лучше, а у меня сложности возникли ещё на прогревочном круге. Перед моей позицией белая линия старта-финиша, и когда я наехал на неё в начале прогревочного круга, возникла пробуксовка. Мне казалось, что с прогретыми шинами в момент старта всё пройдет гладко, но пробуксовка повторилась, шинам потребовалось несколько метров, чтобы вернуть необходимое сцепление с асфальтом, и Льюис за это время успел выйти вперед. Что ж, просто не повезло.

Вопрос: Что скажете о темпе по ходу дистанции?
Валттери Боттас: По ходу первого отрезка Льюис был очень быстр. Я поначалу держался близко, но когда вплотную преследуешь другую машину, твоя собственная скользит сильнее, а шины перегреваются. На втором и третьем отрезке мы с Льюисом ехали почти в одинаковом темпе, просто каждый из нас в разное время атаковал или наоборот, берёг шины. По сути, сегодня все решилось уже на старте, где напарник просто сработал лучше.

Вопрос: Себастьян, первый подиум в нынешнем сезоне! Вас устроило поведение машины и её скорость?
Себастьян Феттель: На этот вопрос я вынужден ответить отрицательно. У нас очень быстрая машина, однако сегодня мы не смогли реализовать её потенциал, и я недоволен своим собственным выступлением. Да, в трех прошедших гонках были совершенно разные трассы и разные погодные условия, но тенденция складывается неприятная, и нам нужно понять, каким образом выжать из машины максимум скорости. В этом плане ближайшая пара-тройка недель будет очень важна – мы должны разобраться, в каком направлении будем двигаться в следующие месяцы.

Сегодня мы явно уступали Mercedes в скорости. Досадно, что не получилось финишировать на третьем и четвертом местах, но в целом мы взяли от гонки всё, что было в наших силах. По ходу дистанции были периоды, когда мы выглядели очень уверенно, но были и те, когда наш темп был существенно ниже ожидаемого.

Вопрос: Вы сказали, что на фоне Mercedes вам не хватило скорости. Насколько вас шокировал темп соперников?
Себастьян Феттель: Ничуть не шокировал, вопрос лишь в том, когда мы сами сумеем собрать всё воедино. Да, в Mercedes здорово провели первые три гонки, но если в Австралии у нас были сложности с выбором оптимальных настроек, то к этапу в Бахрейне мы сделали выводы и выступили намного увереннее. Правда, остается еще немало моментов, в которых мы недостаточно сильны, что и проявилось в этот уик-энд.

Мы, безусловно, можем быть довольны работой силовой установки, да и в целом наша машина вполне конкурентоспособна, просто нужно научиться выводить её в оптимальный режим и задействовать весь потенциал, что в Бахрейне убедительнее продемонстрировал не я, а мой напарник. Мы не так уж далеки от этой цели, но пока на равных соперничать с Mercedes почему-то очень сложно.

Вопросы с мест

Вопрос: (Фредерик Ферре) Себастьян, вы просили команду приказать Шарлю пропустить вас? Если нет, считаете ли вы справедливым обмен позициями?
Себастьян Феттель: Я знал, что в случае обмена позициями мне придется отвечать на подобные вопросы. Не уверен, что мне хочется это делать, поскольку мне не нравится принцип работы журналистов собрать информацию из разных источников и представить всё не в том свете. Если вы зададите мне этот же вопрос в паддоке через полчаса, я отвечу вам прямо, но не под запись. Возможно, не все из вас работают по описанному принципу, но некоторые – совершенно точно.

Команда спросила, могу ли я ехать быстрее. Я чувствовал, что могу, и ответил утвердительно, но когда передо мной оказалась свободная трасса, не сразу сумел взять оптимальный ритм. Когда мне всё же удалось это сделать, я начал отрываться от Шарля, но главной задачей всё же было догнать Mercedes, а мы к тому моменту уступали уже слишком много.

Вопрос: (Дэвид Шнайдер) Себастьян, вчера по ходу квалификации вы обогнали Макса Ферстаппена, после чего он не успел уйти на завершающую попытку. Каково вам было сегодня сражаться с ним в гонке?
Себастьян Феттель: Что ж, вчера я обогнал его по внешнему радиусу, а сегодня – по внутреннему!

После квалификации я заглянул в Red Bull Racing и парни подтвердили, что по своей ошибке не сообщили Максу о том, что времени остается совсем мало, тогда как он старался обеспечить себе свободную трассу и на знал, что рискует не успеть уйти на попытку. Но тот инцидент и наше сегодняшнее сражение между собой никак не связаны.

В зеркалах я видел, как Макс сместился к внутренней кромке трассы. Я понимал, что он попробует провести атаку, и постарался обеспечить себе оптимальный выход из поворота. Этот план сработал, на подходе к последней «шпильке» я снова был впереди, но не знал, попытается ли Макс вернуть позицию. Видимо, он решил, что не стоит рисковать, а далее я смог создать отрыв.

Позже после пит-стопа у меня возникла заминка с кем-то из McLaren: я не понимал, в какой момент меня пропустят на круг, что позволило Максу немного подобраться, но затем я снова от него уехал.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, после тестов в Барселоне вы и Mercedes думали, что уступаете Ferrari, но теперь на вашем счету три победных дубля в трех первых гонках. Можно ли сказать, что результаты достигнуты вопреки обстоятельствам?
Льюис Хэмилтон: Да, особенно результат в Бахрейне – если бы не проблемы у Ferrari, мы не смогли бы финишировать первым и вторым.

После тестов мы понимали, что борьба будет очень плотной. Нам удалось вывести машину в оптимальный режим, но мы были уверены, что разница в темпе не превышает пары десятых, и что преимущество всё же у Ferrari. Не похоже, чтобы в этом сезоне хоть один из уик-эндов для соперников прошел гладко – в Бахрейне они были близки к этому, но далее всё пошло не по плану, и нынешний уик-энд тоже сложился нестабильно.

Здесь, в Шанхае, Ferrari на прямых привозили нам 0,4 секунды, но в поворотах явно уступали. Будет интересно взглянуть, удастся ли им исправить ситуацию в ближайших гонках, но почти наверняка нас ждет немало уик-эндов, когда их машина окажется конкурентоспособнее нашей. У SF90 колесная база короче, чем у W10, на некоторых трассах это может обеспечить соперникам преимущество, но пока рано делать выводы. Одно можно сказать совершенно точно: три победных дубля превзошли наши самые смелые ожидания.

Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Льюис, впервые с 1992 года мы наблюдаем ситуацию, когда команда выиграла дублем три первых гонки сезона. Насколько впечатляющим можно назвать это достижение, если в 1992-м Williams и Найджел Мэнселл буквально доминировали, а вам приходится иметь дело с по-настоящему сильными соперниками? Да, сейчас Себастьян Феттель своими усами напоминает Найджела Мэнселла, но на этом сходство, пожалуй, заканчивается
Льюис Хэмилтон: Я как раз говорил Себастьяну, что при всём желании не смогу отрастить такие же усы! У моего отца тоже мало волос на лице, и то, что вы сейчас видите – мой максимум. Досадно, но я даже не могу принять участие в благотворительном марафоне Movember, одно из условий которого – отрастить усы, мне остается разве что их приклеить!

Я не знал, что достижение Williams так долго не могли повторить, но если честно, нам эти три дубля достались относительно легко. В первой гонке нам оказалось проще, чем Ferrari, подобрать оптимальные настройки, а в Бахрейне и вовсе откровенно повезло.

Три дубля не гарантируют нам победу по итогам сезона, но для команды это очень приятное достижение, и я надеюсь, что мы и впредь будем выступать столь же уверенно. Ferrari наступает на пятки, Red Bull Racing уступает не так уж много, но им пока не удается собрать всё воедино. Вместе с тем от нас самих требуется работать на пределе – посмотрим, как пойдут дела в ближайших гонках.

Вопрос: (Панайотис Сейтанидис) Льюис, из парнишки, мечтающего о гонках, вы превратились в пятикратного чемпиона мира, на которого теперь равняются молодые таланты по всему миру. Что вы об этом думаете?
Льюис Хэмилтон: Знаете, в этот уик-энд я встретился с 11-летним парнишкой, который недавно выиграл чемпионат по картингу. Он словно напомнил мне, каким я сам был в 1996 году, когда впервые приехал на гонку Формулу 1 в Спа – было здорово наблюдать улыбку на его лице и видеть в нём себя самого. Кстати, этот парнишка смотрел сегодня гонку в боксах Mercedes.

Для меня большая честь, что к моим словам прислушиваются и берут с меня пример. Иногда довольно странно замечать, как дети и даже взрослые в моем присутствии и радуются, и волнуются одновременно, но я получаю от общения с ними колоссальную энергию. Формула 1 дает мне невероятную возможность вдохновлять людей, я прилагаю для этого максимум усилий, но в то же время стараюсь жить обычной жизнью и порой допускаю ошибки, свойственные любому человеку.

Здесь, в Шанхае, я ощущаю колоссальную поддержку. С момента прибытия болельщики всюду приветствовали меня и дарили самые позитивные эмоции. Даже рано утром в отеле, когда я, пошатываясь спросонья, спускался к завтраку, они уже ждали меня снаружи и, заметив, встречали радостными улыбками. А когда вечером я возвращался с трассы, они снова были там! Эти люди следуют за мной по всему миру, им часто приходится экономить, чтобы приехать на гонку и поддержать меня – всё это просто невероятно. Трудно передать словами, какие эмоции я испытываю, ощущая такую поддержку, и насколько я благодарен за неё каждому болельщику.

Вопрос: (Дэвид Гоат) Льюис, вы говорили, что в субботу у вас возникли сложности с машиной. В сегодняшней гонке как скоро вы поняли, что машина позволяет сражаться за победу?
Льюис Хэмилтон: Знаете, особого выбора у меня не было, другой машины у нас нет, но как только мне удался хороший старт, я почувствовал, что скорости должно хватить для победы. Валттери в этот уик-энд был очень быстр, но в квалификации мне удалось адаптировать свой стиль пилотирования и показать практически такой же результат. А когда лидируешь в гонке, можешь свободнее распоряжаться темпом и тем самым отчасти компенсировать свои слабые стороны.

Спустя пару кругов после старта я почувствовал, что взял нужный ритм, и сказал себе: «Похоже, темпа вполне хватает, давай посмотрим, получится ли сохранить эффективность шин и реализовать стратегию». Мы планировали ограничиться одним пит-стопом, но затем в Ferrari скорректировали свою стратегию, и нам пришлось им отвечать. Отправляясь на очередной пит-стоп, я не подозревал, что Валттери заезжает сразу за мной – команда приняла смелое решение, но сработала просто фантастически!

Перевод: Валерий Карташев

Источник: f1news.ru