Гран При Китая: Пресс-конференция в четверг

Участники: Кими Райкконен (Alfa Romeo), Александер Элбон (Toro Rosso), Роман Грожан (Haas), Серхио Перес (Racing Point)

Вопрос: Джентльмены, поскольку предстоящая гонка будет 1000-й в истории Формулы 1, предлагаю окунуться в воспоминания. Когда вы наблюдали за гонками по телевизору или с трибун, что пробудило в вас желание стать гонщиком Формулы 1? Роман, начнем с вас.
Роман Грожан: Я начал смотреть гонки вместе с отцом много лет назад – тогда была эпоха противостояния Алена Проста и Айртона Сенны, за их сражением было безумно интересно наблюдать. Папа обожал автомобили и однажды привез меня на гонку – пусть не Формулы 1. Я увидел, как машины мчатся по трассе, и понял, чем хочу заниматься.

Позднее мне посчастливилось побывать на Гран При Монако, посмотреть свободные заезды в четверг, услышать невероятный звук моторов – это было неповторимое впечатление! А в очереди в туалет я тогда встретил Дэвида Култхарда, и он сказал: «Ступай первым, сынок!» С тех пор он меня так и называет – «сынок»! Помнится, я ответил: «Нет-нет, проходите!» Да, потрясающее воспоминание!

Вопрос: Серхио?
Серхио Перес: Я тоже впервые смотрел гонку вместе с отцом, и это был этап в Имоле в 1994 году, когда погиб Айртон Сенна. Шокирующий момент, больше для моего отца, чем для меня самого, ведь я тогда не вполне понял, что произошло.

У Мексики не очень богатая история в Формуле 1, для моих земляков она долгие годы казалась далекой, почти недостижимой. Прошло много лет с тех пор, как в чемпионате выступал мой соотечественник, но в нашей семье всегда любили гонки, я с малых лет мечтал стать гонщиком Формулы 1 и еще ребенком отправился в Европу, чтобы начать борьбу за право оказаться в пелетоне.

В Мексике Формулу 1 показывают очень рано, в шесть или семь часов утра, и я помню, как по выходным, когда совсем не хочется вставать с кровати, я оказывался перед телевизором, чтобы посмотреть гонку. И еще я помню, как следил за выступлениями тогда еще совсем молодого Кими!

Вопрос: Кими?
Кими Райкконен: Не помню, в каком году это было, но точно давно, в восьмидесятых. Кажется, это была гонка, в которой на машине Кеке Росберга на прямой взорвалась шина – возможно, этап в Аделаиде. Я, разумеется, болел за соотечественника, но не думал, что сам…

Знаете, детям свойственно мечтать, но когда я начал заниматься картингом, то не особо верил в то, что попаду в Формулу 1, ведь для этого нужно располагать определенной денежной суммой. Веры прибавилось, когда к делу подключились мои менеджеры, я все-таки оказался в Формуле 1, а последующие годы пролетели практически незаметно.

Вопрос: Александер?
Александер Элбон: Моим кумиром был Михаэль Шумахер, так что следил я именно за ним. Я просто сходил с ума по Ferrari. Может быть, я не должен сейчас этого говорить, я не знаю. (смеётся) Но да, я болел за Шумахера.

Думаю, началось всё, когда мне было шесть лет. Я приехал в Сильверстоун, и там был конкурс, нужно было угадать гонщиков, которые финишируют на трёх первых местах, в правильном порядке. И я просто выбрал трёх своих любимых гонщиков – Шумахера, Рубенса Баррикелло, и, вроде бы, Монтойю. И вышло так, что в итоге я победил. Хотя Баррикелло поначалу оказался последним, и я уже ничего не ждал, но в итоге выиграл, и меня пригласили в хоспиталити Ferrari. Там я смог пообщаться с Михаэлем и Рубенсом. С тех пор я влюбился в Ferrari и был её самым настоящим фанатом.

Вопрос: Спасибо каждому из вас! Александер, продолжим с вами. В Австралии и Бахрейне вам удалось опередить напарника в квалификации. Расскажите, как складывается для вас процесс адаптации к Формуле 1
Александер Элбон: За короткое время я многому научился. Первые тесты в Барселоне, ощущение скорости… Знаете, машины Формулы 1 настолько продуманны, что ты буквально с первых минут чувствуешь себя вполне комфортно, гораздо больше приходится работать над взаимодействием с командой и способностью выжимать из машины максимум, а это всё приходит с опытом. Я наблюдал, как Даниил Квят общается с инженерами, как рассказывает им о поведении машины – это мне очень помогло, как и работа на симуляторе. Должен сказать, пока всё складывается неплохо.

Вопрос: К этой гонке вы как-то по-особенному оформили свой шлем?
Александер Элбон: Да, в честь принца Бира – я подумал, что будет прекрасно вот так напомнить об истории выступления представителей Тайланда в Формуле 1. На шлеме есть пара изображений, а мой номер в этот уик-энд выкрашен в синий и желтый – цвета, под которыми выступал Бира.

Вопрос: Роман, вам явно хочется, чтобы предстоящий уик-энд сложился удачно. Как прошли тесты в Бахрейне? Команде удалось разобраться, почему в предыдущей гонке машине не хватило скорости?
Роман Грожан: Собственно, уже в первых поворотах той гонки я получил прокол, что точно не помогло. Тесты прошли неплохо – да, во вторник помешал неожиданный для всех дождь, но в среду мы собрали достаточно информации и опробовали интересные настройки, которые, возможно, используем в этот уик-энд.

Наша машина быстра, иначе мы бы не квалифицировались два этапа подряд в первой десятке. Есть ощущение, что в воскресенье в Бахрейне нам просто не хватало определенной информации, которую мы позднее получили на тестах.

Сейчас команде нужно просто чуть больше везения, чтобы провести уик-энд без каких-либо инцидентов – тогда и результат окажется неплохим.

Вопрос: Вы тоже как-то иначе оформили шлем?
Роман Грожан: Я скорректировал дизайн, окрасив шлем целиком в белый цвет и добавив официальный логотип тысячной гонки. Ничего из предыдущих сезонов на шлеме не представлено – к слову, я привык в конце года выбрасывать всю экипировку, но моей жене, к счастью, удается каждый раз уговорить меня оставить хотя бы одну вещь!

С каждого сезона – от картинга до нынешнего сезона Формулы 1 – у меня хранится один комбинезон, и все разом они смотрятся потрясающе! Кроме того, я храню несколько шлемов, значащих для меня чуть больше прочих – скажем, шлем, в котором я провел свою сотую гонку. Тысячная гонка в истории – тоже событие, потому нынешний шлем тоже наверняка займет свое место на полке. Мне определенно нравится его дизайн, он выглядит классически – будет здорово выступить в нём в Китае!

Вопрос: Серхио, для Racing Point нынешний сезон начался непросто, хотя в Бахрейне вам удалось заработать очки. С машиной есть какие-то проблемы?
Серхио Перес: У нас не было достаточно времени, чтобы протестировать подготовленный к старту сезона пакет обновлений, и с ним мы оказались далеко не в лидерах середины пелотона. Да, нам удалось заработать очки в Австралии и Бахрейне, но в целом мы пока недостаточно быстры и находимся не на тех позициях, на которых хотим быть.

Впрочем, сезон длинный, и мы не раз доказывали: не важно, как идут дела в данный момент – важнее, на каких позициях вы будете к этапу в Абу Даби. Мы понимаем суть проблем, нам предстоит проделать большую работу, но я уверен, что все поставленные перед командой цели будут достигнуты.

Вопрос: Что скажете про дизайн шлема?
Серхио Перес: Он практически не изменился, я разве что добавил официальный логотип тысячной гонки. Для гонщика большая честь участвовать в юбилейном уик-энде, и мне точно так же, как Роману, хочется спустя много лет смотреть на этот шлем и вспоминать, что я выступал в тысячной гонке в истории Формулы 1.

Вопрос: Кими, вы и Alfa Romeo великолепно начали сезон, заработав очки в обеих прошедших гонках! В чем сильные стороны вашей машины? Её скорость заставила вас пересмотреть цели на сезон?
Кими Райкконен: Нет, не заставила, ведь у меня в принципе нет каких-то конкретных целей на сезон. Мне практически нечего сказать о прошлогодней машине – да, я работал с ней на тестах, но то была всего одна трасса, мне сложно судить о том, чем конкретно нынешняя машина лучше своей предшественницы, но в целом команда сработала здорово и добилась огромного прогресса. Конечно, есть еще немало возможностей для улучшений, попытки добиться еще большей прижимной силы не имеют предела, но в целом машина уже быстра, мы прекрасно понимаем её поведение, а специалисты команды способны предложить новые идеи во всех областях. Скорости никогда не бывает достаточно, но об этом вам скажут в любом коллективе. Нынешний базис позволяет стабильно прогрессировать, мы будем продолжать прилагать максимум усилий, а там посмотрим, на каких позициях окажемся в конце сезона.

Вопрос: Какие-либо изменения в дизайне шлема к тысячной гонке?
Кими Райкконен: Нет. Я хотел провести гонку в шлеме с открытым лицом, но, как оказалось, это противоречит правилам!

Вопросы с мест

Вопрос: (Дитер Ренкен) Серхио, вы сказали, что дизайн вашего шлема практически не изменился, но у меня есть информация, что шлем всё-таки иной. Изменился производитель?
Серхио Перес: Да, я вернулся к шлемам Bell. Я долгое время сотрудничал с компаний Schuberth и безмерно благодарен им за потрясающие шлемы, но недавно мне представилась возможность сменить поставщика, и я подумал, что шлемы Bell тоже хороши. Я начинал карьеру в Формуле 1 с Bell с и этой гонки возвращаюсь к ним.

Вопрос: (Стивен Вейд) Кими, этим летом вы можете побить рекорд по наибольшему количеству проведенных гонок. Вы уже добились немалых успехов, как вам удается сохранять мотивацию и выступать насколько уверенно?
Кими Райкконен: Не знаю. Я не стараюсь как-то особенно себя мотивировать, для меня гонки в последнее время стали больше похоже на хобби, так намного веселее. Кроме того, я всегда стараюсь сработать по максимуму, иногда получается чуть лучше, иногда – чуть хуже, но так бывает, когда проводишь много гонок. Да, временами приходится трудно, но с мотивацией у меня никогда не было сложностей. Многим думается иначе, но знаете, у каждого есть право на свое мнение – я просто делаю то, что в моих силах, а когда почувствую, что не соответствую собственным ожиданиям, найду себе другое хобби.

Вопрос: (Михаэль Баттерворт) Вопрос ко всем. Что вы думаете о трассе в Шанхае, и есть ли у неё некая особенность, которая делает конфигурацию уникальной или особенно сложной?
Александер Элбон: Для меня это первый уик-энд в Шанхае, мне сложно отвечать на ваш вопрос. По опыту работы на симуляторе могу лишь сказать, что здесь, очевидно, при прохождении поворотов можно выбирать совершенно разные траектории. Вираж следует за виражом, можно агрессивно действовать на входе или наоборот, пытаться отыграться на выходе. Конфигурация очень техничная и, безусловно, интересная.

Кими Райкконен: Да, конфигурация неплохая. Она ничуть не изменилась с момента моей первой гонки в Шанхае, пилотировать здесь по-настоящему весело и, к тому же, можно обгонять.

Серхио Перес: Трасса довольно протяженная, с длинными прямыми и затяжными поворотами. В начале уик-энда всегда сложно не промахнуться мимо апекса в первом повороте, гонщики часто допускают там ошибки. Кроме того, ситуация с ветром здесь всегда непростая, в этом плане китайская трасса по-своему уникальна. Как правило, гонки в Шанхае получаются интересными, а быстрый круг оставляет очень приятные эмоции – лично мне всё это нравится.

Роман Грожан: Хорошая трасса, а один из непростых моментов – вовремя приехать на неё утром! Как сказал Кими, гоняться здесь весело, в квалификации быстрый круг способен по-настоящему порадовать, а на дистанции крайне важно следить за состоянием шин – особенно передних, которые испытывают большую нагрузку в первом, седьмом, восьмом и тринадцатом поворотах. Разница в скорости может быть очень существенной в зависимости от того, насколько агрессивно ты работаешь с резиной, а это приводит к интересным сражениям!

Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Александер, сейчас активно обсуждаются правила на 2021 год и далее. Цель – добиться более равномерной конкурентоспособности всех команд, чтобы по ходу гонок было больше борьбы и результативных атак. Считаете ли вы, что предлагаемое снижение объема собираемой информации будет этому способствовать, или в новой ситуации дебютантам придется намного сложнее?
Александер Элбон: Не думаю, что сокращение объема собираемой информации как-то скажется на обгонах. Как мне кажется, данные нужны разве что для улучшения результата на круге, на результативность атак они не влияют.

Вопрос: Если данных не будет совсем, вам будет сложнее?
Александер Элбон: В целом – да. В Формуле 1 информация значит очень много, она крайне важна для адаптации к трассе и борьбы за чуть лучший результат на круге. Лично я постоянно сравниваю свою телеметрию с телеметрией Даниила Квята. Некоторые гонщики анализируют информацию больше других, я из тех, кто много работает с данными – мне это нужно, чтобы добиться большей скорости, а к обгонам это не имеет никакого отношения.

Вопрос: (Велимир Юкич) Кими, говорят, что с появлением ребенка гонщик теряет секунду на круге, с появлением второго – еще одну и так далее. Следуя этой логике, вы должны были стать медленнее на две секунды – как вам удалось не потерять в скорости?
Кими Райкконен: Видимо, я смог каким-то образом прибавить в скорости и всё компенсировать! Если честно, не думаю, что дети как-то влияют на результаты, в Формуле 1 часто сочиняют историю буквально из ничего. Лично я с прибавлением в семье не ощутил никаких перемен в пилотаже – видимо, это всё-таки зависит от самого гонщика. Да, иногда эффект возможен, но не в моем случае. Вне гонок жизнь постоянно меняется, но рождение детей никак не сказалось на моих выступлениях.

Вопрос: Давайте зададим этот же вопрос Серхио и Роману…
Серхио Перес: Согласен с Кими, дети никак не влияют на скорость. Находясь в кокпите, гонщик Формулы 1 не думает о том, что у него есть семья и дети, а изо всех сил стремится ехать максимально быстро. Вне гонок, конечно, с появлением детей меняется многое – спать приходится меньше, и в такой ситуации этап чемпионата становится чуть ли не выходным, когда можно поспать дольше! Но дети – это здорово, и они никак не влияют на скорость. Если бы с каждым прибавлением в семье мы теряли по секунде, это означало бы, что в прошлом мы были невероятно быстры, ведь две секунды на круге – колоссальная разница.

Вопрос: Роман, желаете что-то добавить?
Роман Грожан: Думаю, парни всё верно подметили. С рождением ребенка меняется вся твоя жизнь вне гонок, ты иначе оцениваешь перспективы, но это больше помогает, а не делает тебя медленнее. Когда после неудачного уик-энда возвращаешься домой, ты не вспоминаешь о неприятностях – родные любят тебя, ты любишь их больше всего на свете и думаешь о будущем, а не о прошлом. И если из-за трех детей я потерял три секунды, то здорово, что у меня до сих пор получается квалифицироваться в первой десятке!

Вопрос: Александер, есть ли у вас дети, о которых мы не знаем?
Александер Элбон: Нет!

Вопрос: (Жюльен Биллете) Как, по-вашему, будет выглядеть Формула 1 в своей 2000-й гонке спустя 40-50 лет? Будут ли существовать гонки как таковые, и какие машины будут мчаться по трассе?
Роман Грожан: Кажется, я уже отвечал на этот непростой вопрос. Понятия не имею, какими будут машины через сорок или пятьдесят лет, но надеюсь, что ими по-прежнему будут управлять гонщики, ведь именно пилотаж оставляет непередаваемые эмоции. Футбол в исполнении роботов – не самое увлекательное зрелище, потому хочется верить, что гонщикам останется место в спорте. Конечно, технологии будут совсем иными, но дух Формулы 1 остается неизменным с 1950-го года. В дебютной гонке чемпионата участники выкладывались на пределе, старались опередить соперника, боролись с избыточной или недостаточной поворачиваемостью – всё это мы наблюдаем и сегодня. Надеюсь, будущим гонщикам Формулы 1 на трассе будет столь же весело, как нам самим в наше время.

Серхио Перес: Сейчас технологии развиваются пугающе быстрыми темпами, но я надеюсь, что в будущем гонщикам будет не меньше нашего интересно на трассе. Изменится многое, но пусть хотя бы этот фактор останется прежним. Машины точно будут иными, уже через пару лет они наверняка станут электрическими – хотя я надеюсь, что это произойдет позднее. Но гонщики должны остаться важным фактором успеха. Не знаю, как было в предыдущие годы, но сейчас результат в меньшей степени зависит от мастерства гонщика, в большей – от работы команды. Хочется верить, в перспективе всё будет наоборот.

Кими Райкконен: Будущее предугадать невозможно. Возможно, гонки в каком-то виде останутся, но в каком именно – кто скажет? Формула 1 провела почти 1000 гонок и вряд ли внезапно исчезнет как спорт, но кто знает? Время покажет.

Александер Элбон: Согласен со всеми. Пока у нас есть работа, а у будущих гонщиков – перспектива гоняться, я вполне доволен.

Вопрос: (Зоран Живков) Если бы у вас была машина времени, в какой период вы хотели бы перенестись?
Александер Элбон: Я об этом как-то не думал. Наверное, в 1950-е – хочется посмотреть, какой была Формула 1 в те времена. Знаю, что опасной, и потому я наверняка бы взял с собой систему HANS, но гонки тогда были по-настоящему захватывающими, и мне бы хотелось нечто такое испытать.

Кими Райкконен: Я бы тоже захватил с собой HANS. Что касается периода, это был бы конец 60-х или 70-х. Больше веселья, больше чистого спорта – да, опасности тоже больше, но тогда это было нормой.

Вопрос: Кажется, несколько лет назад мы видели вас в шлеме, принадлежавшем Джеймсу Ханту, верно?
Кими Райкконен: Верно, только это было не несколько лет назад, а довольно давно.

Серхио Перес: По мне 60-е и 70-е были славным временем. Гонки тогда были по-настоящему опасным занятием, а результат во многом зависел от риска, на которой ты готов пойти – собственно, именно этого мне не хватает с самого начала карьеры. Результат всё время определяет машина, а не мастерство гонщика, тогда как раньше было и веселее, и зрелищнее. Атмосфера в те годы была более расслабленной, естественной, это сейчас Формула 1 словно играет на камеру. Хотелось бы, чтобы все вокруг были спокойнее и по-настоящему наслаждались своим делом.

Роман Грожан: Я бы отправился не так далеко – например, в 93-94 годы. Или в 2005-2006, чтобы погоняться с тогдашним Райкконеном! Машины выглядели потрясающе, в чемпионате было соперничество шинников, дозаправки по ходу гонки – со стороны наблюдать за всем этим было невероятно весело! Мне довелось прокатиться на машине 2007 года – это было здорово!

Вопрос: (Дуэн Ии) Кими, за какую бы команду вы не выступали, симпатии китайских болельщиков всегда будут на вашей стороне. Чем вам удалось завоевать сердца местных поклонников Формулы 1?
Кими Райкконен: Не знаю, вам лучше спросить их самих. В Японии и Китае финны традиционно популярны, внимания к нам очень много, особенно в Шанхае. Правда, я не могу просто так выйти прогуляться куда-либо, но это, скажем, обратная сторона популярности. С дебютной гонки в Китае у меня здесь всегда было много болельщиков, чему я сам очень рад. Причины? Не знаю. Вам наверняка лучше ответит кто-то из людей, что неизменно ждут нас у отеля или в аэропорту.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вы наверняка заметили, что в Бахрейне на машинах McLaren был размещен логотип производителя электронных сигарет Vipe. Мой вопрос к трем гонщикам, у которых есть дети – что вы думаете об этой ситуации?
Роман Грожан: Ого, кажется, своим ответом я рискую навлечь на себя неприятности! Или вам хочется, чтобы эту беседу показали наши близкие друзья из Netflix!

Если честно, я первый, кто постарается убедить друга бросить курить, и несколько раз это удавалось, чем я очень горжусь. Как мне кажется, от электронных сигарет вреда меньше, и если их производитель желает выступить спонсором Формулы 1, то почему бы и нет. Я много лет сотрудничал с французской топливной компаний Total, и вы вполне могли бы заявить, что их деятельность наносит вред экологии, но по факту они просто делают моторное масло и одновременно заботятся о состоянии окружающей среды.

Я плохо разбираюсь в электронных сигаретах, но если они менее вредны для здоровья, если от них меньше неприятного запаха… Знаете, в этот зал мы поднимались по лестнице, где жутко пахло сигаретным дымом. Аналогичная ситуация в аэропорту: по прилету многие тут же закуривают, этот запах трудно переносить. Если с электронными сигаретами всё немного лучше – пусть так, а если их производитель готов помочь нашему спорту – тем более.

Серхио Перес: Роман отлично ответил на вопрос.

Кими Райкконен: Лично я не вижу проблемы в этой ситуации. Если мой сын увидит рекламу сигарет или алкоголя, это не означает, что его выбор будет предопределен. В свое время я видел такую рекламу, но разве на моих решениях это сказалось? Есть правила, определяющие, что можно рекламировать, а что – нет, но это уже не мое дело. Каких-то личных опасений по поводу всего этого у меня нет.

Роман Грожан: Кими упомянул важный момент, ведь мы сами смотрели гонки Формулы 1, когда реклама сигарет была представлена на машинах Williams, Jordan, Ferrari, McLaren. Я посмотрел много трансляций, но не выкурил ни одной сигареты, так что вряд ли здесь можно говорить о какой-то взаимосвязи и последствиях.

Перевод: Валерий Карташев

Источник: f1news.ru

Риккардо: Возможно, мы ставим слишком много задач

Начало сезона непросто складывается для Даниэля Риккардо. Две первых гонки закончились сходами, он жаловался на нехватку уверенности в машине. В четверг в Шанхае австралиец заявил, что с нетерпением ждет начала уик-энда, чтобы оценить прогресс команды.

Вопрос: Помогли ли тесты в Бахрейне решить возникшие проблемы? Хотя вы не так много работали на трассе…
Даниэль Риккардо: Пожалуй, это лучше чем ничего. Хорошо, что удалось поработать на тестах, но нам приходилось прерываться из-за дождя. Впрочем, я рад проехать любое количество кругов, чтобы после гонки всё заново проанализировать. На тестах мы смогли не спеша многое попробовать – по ходу уик-эндов Гран При на это не хватает времени.

Кроме того, мы больше экспериментировали с настройками и, по-моему, нашли, в каком направлении надо двигаться, несмотря на плохую погоду. Когда пошёл дождь, я подумал, что мы потеряем день. Но проанализировав итоги тестов, мы кое-что выяснили. Кроме того, эти тесты многое дали мне – сейчас я чувствую большую уверенность в машине на торможении, а также в некоторых других областях.

Вопрос: Сколько времени вам потребуется работать с машиной, чтобы добиться прогресса?
Даниэль Риккардо: Возможно, ещё семь или восемь лет, так что к 40 годам всё должно получиться. (смеется) Думаю, я быстро добьюсь прогресса. Гонщики постоянно учится, мне казалось, что в Red Bull я прогрессировал или, по крайней мере, учился, и так будет всегда.

Я с нетерпением жду именно этого уик-энда в надежде, что мне станет комфортнее. В прошлом году здесь всё прошло хорошо, и мне здесь было комфортно. Я ожидаю, что в этот уик-энд буду конкурентоспособен и пройду в финал квалификации. А затем посмотрим, как будут развиваться события.

Вопрос: Значит, вас ничего не расстраивает?
Даниэль Риккардо: Нет. Пожалуй, было бы неправильно утверждать, что я был готов к трудностям – скорее, я понимал, что нас ждёт долгий процесс. Конечно, было обидно не доехать до финиша. Я люблю борьбу, меня расстраивают неудачи, но сезон только начался, и я провёл не так много времени в команде, чтобы показывать недовольство. Не думаю, что это пойдет нам на пользу. Я сохраняю позитивный настрой.

Вопрос: После смены команды надо адаптироваться к машине и привыкнуть к Renault, ведь у них другой подход к работе…
Даниэль Риккардо: Среди прочего, мы выяснили, что, возможно, ставим слишком много задач на уик-энд. У нас было свободное время в понедельник после гонки в Бахрейне, и мы все обсудили с инженерами.

Мы спокойно провели очередной брифинг и выяснили, что мы слишком нагружаем себя по ходу уик-энда. Я стараюсь освоиться с машиной, а инженеры привыкают к работе со мной, все мы стараемся быть «слишком умными». Возможно, следует действовать проще.

Возможно, мы отыграем больше времени, когда почувствуем себя комфортно и начнем хорошо работать вместе. Я знаю, что если мне комфортно за рулем, это отражается на результатах и передается инженерам – они тоже начинают чувствовать большую уверенность.

На самом деле, мне хорошо в команде – меня все поддерживают. Мы целый час говорили о разных вещах, об итогах уик-энда в Бахрейне и ожиданиях от этого уик-энда. У меня хорошие впечатления. Я знаю, что всё получится – пожалуй, именно поэтому я не отчаиваюсь – всё непременно наладится. Конечно, я хочу, чтобы это произошло как можно быстрее, но мы пока не боремся за титул, так что у нас есть время на подобные ошибки, чтобы в итоге стать лучше.

Вопрос: Теперь вы измените подход к тренировкам и сместите акценты?
Даниэль Риккардо: Да, возможно, это поможет добиться более стабильного поведения машины по ходу уик-энда. Мы постараемся сделать машину такой, чтобы мне было в ней комфортно, а не достичь идеала.

Позади всего две гонки, но меня уже спрашивают о проблемах. Это забавляет. Все понимают, что я не забыл, как пилотировать машину, но мне надо со всем разобраться. Я знаю, что всё получится.

Вопрос: Когда вы адаптируетесь к машине, в какой степени вы жертвуете своим стилем пилотирования?
Даниэль Риккардо: Не думал об этом. Мне кажется, стиль пилотирования всегда остается частью тебя, но… Я столько узнал и принес из Red Bull, но здесь должен многое забыть, потому что теперь у меня другая машина и работать с ней надо иначе. В Мельбурне я был слишком агрессивен, действовал так же, как в Red Bull Racing – на высокой скорости заходил в повороты, рассчитывая на эффективную работу машины. Но нужен был другой подход.

Не думаю, что мой стиль пилотирования обязательно изменится. Я по-прежнему хочу агрессивно работать с тормозами и всем остальным. Но всё это придет, когда я почувствую большую уверенность в машине.

Вопрос: Обычно вы поздно тормозили и за счет этого совершали обгоны. Теперь это невозможно?
Даниэль Риккардо: Все получится. Сейчас я то и дело блокирую колеса на торможении, хотя в прошлом такого не было. Мне нужно немного адаптироваться.

Вопрос: Насколько реальность отличается от ожиданий. У вас есть список приоритетов в работе с машиной, или ситуация меняется каждый уик-энд?
Даниэль Риккардо: У меня постепенно складываются приоритеты. Чем больше я работаю на трассе, тем больше узнаю. Например, не хочу сказать, что в плане торможения всё плохо, но в Red Bull Racing у меня выработались некоторые навыки, которые я хотел бы использовать. Пожалуй, сейчас это мой приоритет, но всё наладится по ходу сезона. Было бы здорово, наконец, увидеть клетчатый флаг в гонке, но я не хочу финишировать 15-м – нужно зарабатывать очки.

Источник: f1news.ru

Джордж Расселл: Нужно оставаться реалистами

В четверг в Шанхае дебютант Williams говорил о недавних тестах за рулём Mercedes – и своих ожиданиях от продолжения сезона…

Вопрос: Джордж, как вам недавние тесты за рулём Mercedes в Бахрейне?

Джордж Расселл: Это было невероятный опыт. Мало кому из гонщиков удаётся опробовать одну из самых быстрых машин Формулы 1. Я смог понять, к чему мы должны стремиться.

Вопрос: Вы можете поделиться с командой подробностями о машине лидеров?

Джордж Расселл: Мы договорились о том, что я не разглашаю конфиденциальную информацию, но я могу рассказать как их машина ведёт себя в поворотах и на чём нам следует сосредоточиться, чтобы прибавить.

Тесты прошли хорошо. Было понятно, что у машины Mercedes больше прижимной силы, нам тоже нужно над этим работать. Разница в результатах точно характеризует разницу в эффективности наших машин.

Вопрос: После гонки в Австралии вы жаловались, что не видели огни стартового светофора. Как было в Бахрейне?
Джордж Расселл: В Бахрейне подобных проблем не возникло.

Вопрос: Общались уже с Патриком Хедом?

Джордж Расселл: Да, и очень много. Он здесь с нами в этот уик-энд. Это здорово для команды, иметь поддержку столь авторитетного человека в столь трудные времена.

Пока Патрик просто собирает информацию, пытается понять картину в целом. Он говорил не только со мной и Робертом – он много общается с сотрудниками на базе. Машину Формулы 1 можно сравнить со сложной мозаикой, все службы должны работать эффективно и тесно сотрудничать, чтобы создать шедевр. Нам сейчас этого не хватает, а он пытается наладить взаимодействие.

Вопрос: Чего вам особенно не хватает – скорости в квалификации или в гонке?

Джордж Расселл: Удивительно, но в гонке у нас порой даже лучший темп, чем в квалификации, хотя должно быть наоборот. Впрочем, позади пока только два Гран При. В Бахрейне мы неплохо выглядели на тренировках, а в квалификации всё пошло не так. Мы знаем причины, но сейчас все команды только учатся работать с новыми машинами. Нам нужно как можно скорее разобраться с этими проблемами.

Вопрос: Сколько времени может занять этот процесс? Когда мы увидим реальный прогресс Williams?
Джордж Расселл: Не думаю, что могу вам ответить. Я пилотирую машину, стараюсь помочь команде и верю в то, что они справятся со своей работой. Все работают с максимальной самоотдачей, но это Формула 1 – здесь никто не стоит на месте. Оптимизм очень важен в работе, но нужно быть реалистами. И в реальности мы не сможем прогрессировать ещё быстрее, чем делаем это сейчас. В Формуле 1 все прогрессируют.

Вопрос: Команда привезла какие-то новинки на эту гонку?
Джордж Расселл: Мы привезли несколько новых деталей, но речь не идёт о комплексной модернизации, которая может сделать машину быстрее. Надеюсь, команда что-то подготовит к Гран При Испании – на этом этапе всегда много новинок, да и после гонки нас ждут тесты.

Но наши позиции это кардинально не изменит. Нужно добиться вдвое, втрое большего прогресса, чем соперники, чтобы это стало заметно.

Источник: f1news.ru

Джовинацци: Добьюсь прогресса — станет намного проще

Два года назад Антонио Джовинацци участвовал в Гран При Китая, но этап сложился неудачно и по его итогам Антонио уступил место Паскалю Верляйну. В ближайший уик-энд итальянцу предстоит снова выступить в Шанхае – в четверг в паддоке он говорил о своих ожиданиях

Вопрос: Антонио, два года назад после гонки в Китае вы уступили место в Sauber Паскалю Верляйну. Вы снова вернулись в Шанхай в статусе действующего гонщика команды, как ощущения?
Антонио Джовинацци: Я был уверен, что непременно получу такой вопрос! Те события остались в прошлом. Уик-энд тогда сложился не идеально, но это опыт, о котором я по-прежнему помню. Можно сказать, этот опыт помог мне стать лучше.

Сейчас ситуация несколько иная. Я провел зимние тесты и два этапа в статусе действующего гонщика и с нетерпением жду очередного уик-энда – особенно если учесть, что в Мельбурне и Бахрейне я был близок к финишу в призовой десятке. Цель на Гран При Китая – заработать дебютные очки.

Вопрос: Какого прогресса удалось добиться за минувшие два года?
Антонио Джовинацци: Два года назад я был в более сложной ситуации, так как в Мельбурне приступил к работе только в субботу, а в Шанхае пятничные свободные заезды были сорваны из-за непогоды. Я недостаточно знал команду, не чувствовал машину – сейчас уверенности явно больше. Я два года выполнял обязанности резервного пилота Ferrari, работал на симуляторе, участвовал в тестах. Мой уровень вырос, но главное – спокойно провести уик-энд. Я помню, что было два года назад, но постараюсь насладиться соперничеством и принести команде максимально возможный результат.

Вопрос: Планируете иначе атаковать в последнем повороте?
Антонио Джовинацци: Это в квалификации я ошибся в последнем повороте, а в гонке машина соскользнулся с траектории на прямой, в той ситуации я ничего не мог поделать. Неприятности иногда случаются, но в этот раз я постараюсь стабильно провести уик-энд и выступить хорошо.

Вопрос: Будете действовать с оглядкой на тот опыт?
Антонио Джовинацци: Как я уже говорил, тот уик-энд просто получился неудачным, а я буду действовать так же, как в Мельбурне и Бахрейне. По сравнению с зимними тестами и первым этапом сезона я увереннее чувствую себя в кокпите, наша машина быстра, а команда работает фантастически здорово.

Борьба в середине пелотона плотная, и нам нужно прибавить в квалификации, поскольку в Бахрейне для выхода во вторую сессию мне не хватило всего пяти сотых. Важно в субботу собрать всё воедино, в гонке мы должны быть столь же конкурентоспособны, как были в Бахрейне – постараюсь заработать свои первые очки!

Вопрос: Насколько сложно было понять, что необходимо сделать, чтобы машина в большей степени вам подходила?
Антонио Джовинацци: Это непростая задача, особенно если ты два года не участвовал в гонках! В квалификации у меня не всегда получается атаковать в полную силу – для этого нужно больше уверенности. Хорошо, что у меня есть достойный ориентир – Кими Райкконен. Видя информацию с его машины, я понимаю, в чём можно прибавить. Нужно продолжать работать в таком режиме, и когда я смогу собрать воедино все факторы, шансы на хороший результат будут заметно выше.

Вопрос: Среди этих факторов – способность вывести шины в нужный диапазон?
Антонио Джовинацци: Да, многие моменты нужно усвоить и правильно применять. Дело не в одном лишь быстром круге, нужно уметь прогревать шины, готовить тормоза к попытке, справляться с трафиком. Процесс сложный, на изучение всех факторов требуется время. Нелегко выступать на пределе после двухлетнего перерыва, есть много областей, в которых нужно добиться прогресса – над этим я и работаю. Как только добьюсь прогресса, станет намного проще.

Вопрос: От чего в большей степени зависит прогресс в результатах – от атаки на быстром круге или от подготовки к попытке?
Антонио Джовинацци: Думаю, от обоих факторов, 50 на 50.

Вопрос: В сотрудничестве с Кими Райкконеном вас что-то удивило?
Антонио Джовинацци: Нет, ведь я работал с ним в предыдущие два года, мне знаком его подход. Кими – фантастический гонщик, который еще до начала уик-энда знает, чего хочет добиться от машины. В конечном итоге, дело в опыте: точно так же я чувствовал себя в свой финальный сезон в Формуле 3, когда наблюдал за сложностями у новичков. Так бывает в любом виде спорта: на фоне более опытных атлетов всегда чувствуешь себя менее подготовленным, но это нормально.

Вопрос: С возвращением Кими уровень команды вырос?
Антонио Джовинацци: Кажется, я говорил об этом еще в начале сезона – с Кими мы быстрее добьёмся прогресса. Если не ошибаюсь, сейчас команда занимает четвертое место в Кубке конструкторов, и этим результатом мы обязаны Райкконену. Он здорово проводит гонки, а мне нужно стараться быть ближе к нему по скорости и тоже зарабатывать очки. Думаю, вместе мы можем провести по-настоящему успешный сезон.

Вопрос: Как оцениваете свое выступление в первых двух гонках?
Антонио Джовинацци: Сложно делать выводы. В Мельбурне я уверенно смотрелся в первой части квалификации, но во второй возникли проблемы и я не смог собрать всё воедино, а в гонке уже после первых 300 метров моя машина получила повреждения от обломков Renault Даниэля Риккардо.

В Бахрейне всё было наоборот: в квалификации для выхода во вторую сессию не хватило пяти сотых, но в гонке мы продемонстрировали неплохой темп, и если бы я отыграл одну позицию, и на последних кругах обошлось бы без сейфти-кара, то смог бы финишировать в призовой десятке.

Мне нужно чисто провести уик-энд. Кроме того, в Бахрейне по ходу второй пятничной тренировки произошла заминка, из-за которой мы не смогли в полной мере оценить потенциал машины – важно обойтись без неприятностей. Машина достаточно быстра, главное – собрать всё воедино, и хорошие результаты обязательно придут.

Вопрос: Команде по силам закончить сезон на четвертом месте в Кубке Конструкторов?
Антонио Джовинацци: Мы помним, на каких позициях была команда в начале предыдущего сезона, и на каких его закончила. Коллектив тогда славно поработал – надеюсь, так будет и в этот раз. Мы начали этот год ещё увереннее, и пусть добиться прогресса очень сложно, мы должны приложить максимум усилий. Соперники тоже работают на пределе, так будет до завершающей гонки. Важно брать максимум от каждого уик-энда, и тогда сезон получится успешным.

Вопрос: Предстоящая гонка будет 1000-й в истории Формулы 1, какие эмоции вы испытываете?
Антонио Джовинацци: 1000 гонок – невероятное число. Для Alfa Romeo это значимое событие, ведь команда выиграла дебютную гонку Формулы 1 и примет участие в тысячной. Я горжусь быть одним из тех, кто выйдет на старт тысячной гонки в истории, пусть для меня самого она будет только четвертой!

Вопрос: Что больше всего впечатлило вас в Формуле 1?
Антонио Джовинацци: Я начал следить за гонками в 2001-м, когда Михаэль Шумахер выигрывал этап за этапом – многие из тех уик-эндов помню до сих пор. Некоторые гонки я посмотрел в записи на YouTube – скажем, гонки в исполнении Айртона Сенны в 1993-м. В истории чемпионата было немало отличных уик-эндов и захватывающих сражений, но иначе и быть не может, ведь Формула 1 – вершина автоспорта!

Вопрос: Вам удалось поговорить с Миком Шумахером во время тестов в Бахрейне?
Антонио Джовинацци: К сожалению, нет. Я работал на трассе в первый день, Мик был занят в Ferrari, времени для разговоров не нашлось, а уже вечером я отправился домой. К слову, на тестах Мик показал себя весьма неплохо.

Вопрос: Что скажете о нем в целом?
Антонио Джовинацци: Я знаком с Миком с 2016 года, когда выступал в Формуле 1, а он проводил сезон в F4. Он славный малый сын одного из моих кумиров.

Источник: f1news.ru

Макс Ферстаппен: Этой машине я доверяю больше

Перед началом уик-энда в Шанхае Макс Ферстаппен говорил о скорости машины и своих ожиданиях…

Вопрос: В команде нашли причину неудачного выступления в Бахрейне?
Макс Ферстаппен: Да, на тестах удалось это понять. Прежде всего, мы ошиблись при выборе настроек – к сожалению, из-за этого весь уик-энд прошел неудачно.

Вопрос: Речь идёт об аэродинамических или механических настройках?
Макс Ферстаппен: О механических.

Вопрос: Если бы не эта ошибка, вы смогли бы в прошлой гонке навязать борьбу Mercedes или Ferrari?
Макс Ферстаппен: На идеальной машине мы опередили бы всех на круг! (смеётся) С хорошим балансом мы были бы ближе к ним, а в гонке я наверняка финишировал бы третьим.

Вопрос: Вы сами не могли обнаружить, почувствовать эту ошибку, или для этого нужно было проанализировать телеметрию?
Макс Ферстаппен: По ходу уик-энда здорово мешал сильный ветер, из-за него у всех баланс оставлял желать лучшего. Мы пытались найти решение, но к лучшему ничего не менялось. Потом на тестах мы поняли, что послужило причиной.

Вопрос: Поэтому вам не удавалось добиться максимума от мягких шин?
Макс Ферстаппен: Возможно. Шины скользили, из-за этого перегревались и быстро теряли эффективность. Здесь нас ждёт ещё один Гран При, завтра нужно убедиться в том, что всё под контролем, а там посмотрим, насколько быстры мы окажемся.

Вопрос: На прошлой неделе многие писали, что вам и вашему отцу часто звонит Тото Вольфф…
Макс Ферстаппен: Я был очень удивлён, прочитав об этом. Я никогда не общался с Тото Вольффом, а он никогда мне не звонил. У него нет моего телефона.

Тото и мой отец иногда общаются, но по поводу молодых гонщиков, выступающих в картинге.

Вопрос: Ходят слухи, что если в определённый момент команда окажется ниже третьей строчки в Кубке конструкторов, вы имеете право расторгнуть контракт…
Макс Ферстаппен: Я не обсуждаю детали своего контракта. Думаю, это нормально.

Мне комфортно за рулём нашей машины. Я стараюсь ехать максимально быстро, в Австралии она позволила мне стартовать четвёртым, в Бахрейне – пятым. Посмотрим, что будет дальше. Пока ей не хватает скорости, но в остальном она мне очень подходит. Этой машине я доверяю больше, чем прошлогодней.

Вопрос: В этот уик-энд пройдёт 1000-й Гран При Формулы 1. Для вас это имеет значение?
Макс Ферстаппен: Тысячный Гран При? А прошлый был 999-м? Для меня это не так важно. Интересно вспомнить какие-то особенные гонки, но честно говоря… я рад быть частью Формулы 1, но подобные юбилеи не имеют для меня особенного значения.

Вопрос: На машине каких лет вы хотели бы погоняться?
Макс Ферстаппен: Пожалуй на тех, что использовались с 2004 по 2008-й. Может быть что-то из начала 90-х. Но не ранее – те были слишком опасны.

Вопрос: Вы менялись шлемами с другими гонщиками?
Макс Ферстаппен: Только с Фернандо Алонсо. Его шлем – единственный, что стоит у меня дома. Мне всегда нравилось наблюдать за его выступлениями. С большим уважением отношусь к нему и его нацеленности на борьбу.

Источник: f1news.ru

Хюлкенберг: Мы упустили шанс, но надо двигаться дальше

После схода в Бахрейне Нико Хюлкенберг настроен оптимистично и надеется, что в Шанхае проблемы не повторятся

Вопрос: Что вы думаете о трассе?
Нико Хюлкенберг: В Шанхае неплохая трасса. Не скажу, что она мне не нравится, но и любимой не назову. Пожалуй, где-то посередине.

Вопрос: Вы довольны реакцией команды на проблемы с двигателями в Бахрейне?
Нико Хюлкенберг: Мы всё проанализировали, разобрались в ситуации и поработали над надёжностью. Жаль, что в Бахрейне мы упустили шанс добиться отличного результата, но нужно двигаться дальше.

Вопрос: Что там произошло?
Нико Хюлкенберг: В этот уик-энд на всех машинах с моторами Renault появится обновлённая версия MGU-K. Мы уверены, что проблема решена. Инженеры продолжают работу и стараются всё улучшить.

Вопрос: Значит, у вас полностью новая силовая установка?
Нико Хюлкенберг: Да.

Вопрос: Результаты в начале сезона не оправдали ожиданий, да и в квалификации вы не добивались желаемого из-за разных проблем. Как вы оцениваете эффективность машины в этом году?
Нико Хюлкенберг: Всё не так плохо. В квалификациях нам пока не удавалось показать настоящую скорость машины, но в гонках мы могли добиться неплохих результатов.

В Мельбурне мы сами осложнили себе жизнь, выбрав более жесткий состав резины. В Бахрейне мы показали неплохой гоночный темп. Я совершил много обгонов и отыграл позиции – в этом плане всё хорошо. С другой стороны, мы по-прежнему много уступаем, особенно Mercedes и Ferrari. Возможно, мы не так сильно отстаём от Red Bull Racing, но лидеры далеко впереди.

Вопрос: Ваш ориентир – Red Bull Racing?
Нико Хюлкенберг: Конечно. Мы хотим сократить отставание от них.

Вопрос: Какое место занимает нынешняя машина по сравнению с прошлогодней? Вы считаете, что управлять ей стало сложнее?
Нико Хюлкенберг: На самом деле, они похожи. Конечно, регламент на аэродинамику немного изменился, но на машину в целом это почти не повлияло. В некоторых аспектах новая машина немного лучше, но при этом увеличился её вес, выросло лобовое сопротивление. Впрочем, таковы правила, всем пришлось искать решения.

Вопрос: Значит, прошлогодняя машина стала основой для RS19?
Нико Хюлкенберг: Она не была плохой. Мы закончили прошлый сезон на четвертом месте в Кубке конструкторов. Теперь нужно дорабатывать машину каждый уик-энд, иначе мы откатимся назад.

Вопрос: Даниэль Риккардо заявил, что ему нужно время на адаптацию. Когда вы перешли в Renault, сколько времени вы привыкали ко всему?
Нико Хюлкенберг: У меня совершенно другая ситуация – я сменил команду в 2016-м, когда серьёзно изменился регламент, так что машины того и прошлого года сильно отличались. Даниэль знаком с машинами этого поколения, он перешёл из конкурентоспособной команды в более слабую, поэтому ему нелегко. Он должен заново ко всему привыкать. Я не удивлен, если требуется время, чтобы во всём разобраться и освоиться.

Источник: f1news.ru

На машинах с моторами Renault поменяют MGU-K

В этот уик-энд все четыре гонщика, выступающих на машинах с моторами Renault будут использовать новую версию модуля MGU-K.

Связано это с серьёзными конструктивными проблемами прежней версии мотор-генератора – его отказы стали причинами уже трёх сходов. По ходу сезона каждый гонщик имеет право использовать лишь два MGU-K – последующие замены будут наказываться штрафами.

Нико Хюлкенберг: «В этот уик-энд на всех машинах с моторами Renault появится обновлённая версия MGU-K. Мы уверены, что проблема решена. Инженеры продолжают работу и стараются всё улучшить».

Источник: f1news.ru

Пьер Гасли: Мне недостаточно просто зарабатывать очки

Пока Пьеру Гасли не удаётся соответствовать темпу лидера Red Bull Racing Макса Ферстаппена, но француз уверен – со временем он добьётся от машины большего

Вопрос: Старт вашего первого сезона в Red Bull Racing оказался непростым. Вы уверены, что проблемы решены?
Пьер Гасли: Red Bull Racing множество раз доказывала, что это одна из самых быстрых или даже самая быстрая команда в плане темпов развития машины. Я ожидаю, что от гонки к гонке машина будет становиться сильнее, а мои ощущения улучшатся. Мы надеемся, что вскоре сможем добиться прогресса – и начнём уже в эти выходные.

Вопрос: В каких областях улучшения нужны больше всего?
Пьер Гасли: Думаю, нам нужно улучшить всё в целом. Нам не хватает сцепления с трассой, но это могут сказать многие. Нет какой-то одной области, которую нужно улучшить – это касается всей машины. Из-за новых правил нам ещё нужно поработать, и мы учимся каждый раз, когда выезжаем на трассу, поэтому тесты в Бахрейне были очень полезны. Мы кое-чему там научились, и надеемся, что сможем продемонстрировать это в ближайшие дни.

Вопрос: Есть надежда что удалось добиться прогресса?
Пьер Гасли: Это требует времени, особенно в такие уик-энды, как в Бахрейне, когда между квалификацией и гонкой пришлось ремонтировать машину, так что мы не так много могли сделать. Но после уик-энда мы компенсировали потерянное время, поработав с моими инженерами, всем техническим персоналом, чтобы найти направление развития для машины и для меня. Я вполне уверен, что в этот уик-энд всё сложится лучше – с нетерпением жду возможности оказаться на трассе и продемонстрировать это.

Вопрос: Команде ещё нужно время, чтобы лучше адаптировать шасси к силовой установке?
Пьер Гасли: Оба коллектива – Red Bull Racing и Honda – неплохо сотрудничают. Я не чувствую, что они работают вместе первый год. Все признаки позитивны, будь то эффективность машины или отношения между сотрудниками. У нас хороший план развития по ходу сезона, и мы знаем, что Honda быстро прогрессирует и уже заметно прибавила по сравнению с прошлым годом. Мы довольны этим и будем продолжать подталкивать их вперёд.

Вопрос: То есть, дефицит скорости не связан с Honda?
Пьер Гасли: От двигателя всегда можно добиться большего, тем более что мы видели, что машины Ferrari действительно сильны по части максимальной скорости, они всё ещё опережают нас, но по сравнению с прошлым годом отставание намного меньше и постепенно уменьшается – в какой-то момент мы можем их догнать.

Вопрос: Если говорить о ваших личных проблемах, то может ли вам как-то помочь Макс Ферстаппен?
Пьер Гасли: Конечно, с его опытом работы в команде, в настоящий момент есть вещи, которым я у него учусь. Когда возникают непростые ситуации, полезно иметь такого гонщика рядом и видеть, как он с ними справляется. Он предоставляет лучшую обратную связь о машине, чем я, так что есть вещи, которым я могу у него научиться.

Вопрос: Эдриан Ньюи говорит, что вы чувствуете ещё больший прессинг после аварий на предсезонных тестах
Пьер Гасли: Я не думаю, что это давление так уж велико, но на этом уровне автоспорта все разбивают машины, на тестах или в гонках. Вы атакуете на пределе возможностей машины и, учитывая скорости, на которых мы едем в настоящее время, подобное случается. Это был не первый и, к сожалению, не последний такой случай.

На тестах не всё прошло гладко, именно поэтому важно чисто провести уик-энд. Главная проблема в том, что я не до конца чувствую машину, а значит, не могу сделать в точности то, что мне хочется – это мешает. Мы должны сосредоточиться на этом, но я не слишком напряжён. Я очень конкурентоспособный гонщик, и когда не добиваюсь желаемого результата, меня это раздражает, однако этот гнев заставляет меня ещё сильнее работать и ещё сильнее атаковать, чтобы добиться большего.

Вопрос: Вы участвуете в программе модернизации? Знаете, что появится на машине в скором будущем?
Пьер Гасли: Да, я уверен, что обновления скоро появятся, и обычно они улучшают ситуацию. Каждые два или три дня появляется новый план и новые элементы, так что, думаю, машина сильно прибавит. Посмотрим, как всё сложится, пока я не хочу говорить об этом, но на базе идут масштабные работы. Пока мы не добились максимума от нашей машины, но у неё хороший потенциал. Каждый раз, когда мы выезжаем на трассу, мы что-то узнаём, так что было полезно протестировать в Бахрейне некоторые новинки, которые, как мы надеемся, сделают машину сильнее.

Вопрос: Управлять машиной Red Bull Racing сложнее, чем Toro Rosso?
Пьер Гасли: Она быстрее, но я не чувствую себя в ней так комфортно, как было в Toro Rosso. Там я мог почувствовать и сделать точно то, что хотел, машина была более предсказуемой, я чувствовал, что оказывал влияние на то, что происходит. Сейчас я не могу сделать в машине то, что хочу. Главное – продолжать работать и добиться этого.

Вопрос: Вы можете отыграть очки, потерянные в Бахрейне?
Пьер Гасли: Мне недостаточно просто зарабатывать очки. Я хочу большего, но иногда полезно пройти через такие периоды, даже если они неприятные. Это заставляет вас думать и глубже анализировать свои выступления, разбираться в том, что вы можете улучшить на трассе и вне её, в том числе работу с инженерами. Для меня это пока новые люди, нам нужно лучше узнать друг друга, чтобы добиться максимума. Это занимает время.

Начало сезона получилось не столь гладким, но рано или поздно всё заработает и мы добьёмся успеха.

Источник: f1news.ru

Хэмилтон: Надеюсь, мы сократим отставание от Ferrari

На этапе в Бахрейне самая высокая максимальная скорость была у гонщиков Ferrari. В Китае Льюис Хэмилтон заявил, что Mercedes будет сложно сократить такое отставание, которое по разным оценкам может составлять до четырех десятых секунды

«Если говорить о двигателе, очень сложно отыграть такое отставание, если не рисковать, – цитирует Льюиса RaceFans. – Особенно если учитывать нынешний регламент и ограничения на число двигателей и турбин на сезон. Сейчас очень сложно отыгрываться. Вероятно, разница в скорости связана с сочетанием нескольких факторов, но сократить отставание в максимальной скорости быстро не получится.

Я не знаю, сможем ли мы прибавить в Китае. У нас нет каких-то значимых обновлений, так что не ждите особой разницы. В этот уик-энд ситуация будет достаточно похожа на прошлые. Однако в Китае другие условия, другая температура, на этой трассе от машины требуются иные характеристики. Я понятия не имею, как мы выступим, но надеюсь, что окажемся ближе.

Разумеется, мы не ждем повторения результатов первой гонки. В Бахрейне мы тоже не ожидали увидеть то, что увидели. Сейчас только третий этап, хотя складывается ощущение, что сезон уже длится давно, но ничего не понятно.

В Ferrari могут привезти новинки и поехать еще быстрее, да и длинная прямая сыграет им на руку, но я не уверен. Надеюсь, у нас не возникнет проблем с надежностью, а борьба окажется ещё более плотной. На прошлом этапе мы хорошо провели квалификацию, но в гонке наше отставание оказалось выше. Надеюсь, в этот уик-энд отрывы сократятся, ведь в Китае отличная трасса для настоящих гонок, и чем вы ближе, тем лучше».

В эфире Sky Sports Хэмилтон добавил, что в борьбу могут вмешаться и гонщики Red Bull: «В данный момент очевидно, что сражение идет не только между мной и Себастьяном. Не думаю, что в ближайшее время что-то изменится, но кроме нас четверых есть пилоты Red Bull.

Их определенно нельзя списывать со счетов. Они хуже начали сезон, но в прошлом году победили в Китае и были особенно сильны во второй половине чемпионате. Не удивлюсь, если в этом году будет нечто похожее. Кроме того, они быстры на прямых. В прошлом у них была эффективная машина, но недостаточно мощный двигатель, но теперь всё изменилось. Может их машина пока не такая быстрая, но в Red Bull Racing способны так же быстро модернизировать машину, как мы и Ferrari».

Источник: f1news.ru

Шарль Леклер: Наши отношения с Феттелем не изменились

В Бахрейне Шарль Леклер был буквально в шаге от своей первой победы в Формуле 1, но его подвела техника. В Китае журналистов, в частности, интересовало, готов ли он уже претендовать на роль лидера команды.

Вопрос: Вас не удивило, насколько легко вам удалось обогнать Себастьяна Феттеля в Бахрейне?
Шарль Леклер: Не удивило, ведь, по-моему, у нас самого начала уик-энда была хорошая скорость, я чувствовал уверенность в машине, а Себастьяну этого немного не хватало. Его не вполне устраивал баланс. Поэтому я просто вёл свою гонку, а когда на 5-м или 6-м круге, точно не помню, представилась возможность для обгона, я ею воспользовался.

Вопрос: Какие ожидания вы связываете с китайским этапом сезона?
Шарль Леклер: Пока у меня нет каких-то конкретных ожиданий, полагаю, сначала надо посмотреть, как пройдут тренировки, подготовка к квалификации – возможно, после этого появятся и ожидания. Разумеется, после Бахрейна у всей команды позитивный настрой, который надо сохранить, и будем надеяться, что этот уик-энд пройдёт не хуже предыдущего.

Вопрос: Гонщику Ferrari, показавшему лучшее время в квалификации, также разрешается и гонку выиграть?
Шарль Леклер: Да, конечно. По-моему, это понятно. Это мы понимали и в Бахрейне…

Вопрос: Хотелось бы уточнить: когда команда по радио попросила вас не обгонять Феттеля в течение двух кругов, почувствовали ли вы желание взять ситуацию под собственных контроль, и не позволить команде решать за вас?
Шарль Леклер: Нет, и в Австралии, по-моему, я показал, что интересы команды очень важны, но в той конкретной ситуации у меня было очень большое преимущество в скорости. На прямой я увидел возможность для обгона, поэтому не собирался сбрасывать газ и продолжать ехать позади. Я просто использовал тот шанс, провёл безопасный обгон, и у меня всё получилось.

Вопрос: Наверное, вы сразу стали очень популярным в Италии? Вы попытаетесь уже в этом году вступить в борьбу за победу в чемпионате?
Шарль Леклер: Думаю, в Формуле 1 всё очень быстро меняется. После первой гонки меня никто не считал претендентом на титул, а после второй об этом говорят все. Но я должен сохранять полную собранность, продолжать упорно работать, уделяя максимум внимания тому, что надо делать как за рулём машины, так и вне кокпита. И результаты придут, а там посмотрим.

Вопрос: В Бахрейне вы могли одержать свою первую победу, но завоевали там первый поул и впервые поднялись на подиум в Формуле 1. Какие наиболее позитивные моменты связаны с тем уик-эндом?
Шарль Леклер: Я бы говорил о нашей скорости в целом – это для всех было очень здорово после сложностей австралийского уик-энда. Мы сохраняли правильный настрой и добились хороших результатов. Я постараюсь сохранить такой настрой и в дальнейшем.

Вопрос: В Австралии вы говорили о том, что в команде должен быть гонщик №1, но задача в том и состоит, чтобы изменить ситуацию в вашу пользу. Вашу скорость в дни бахрейнского уик-энда можно считать серьёзной заявкой на это – есть ощущение, что, может быть, уже пора признать вас лидером Ferrari?
Шарль Леклер: Позади только две гонки, но в любом случае этот вопрос надо адресовать Маттиа Бинотто. Не я принимаю такие решения.

Вопрос: Сколько столь же ярких уик-эндов должно пройти до того момента, когда команда должна будет определиться?
Шарль Леклер: Победа в Бахрейне действительно была близка, но я надеюсь, что я уже вскоре выиграю свой первый Гран При, и приложу максимум усилий, чтобы этого добиться.

Вопрос: Вам не показалось, что после того уик-энда ваши отношения с Себастьяном несколько изменились?
Шарль Леклер: Вовсе нет. Как и в любой другой команде, каждый из нас хочет одолеть напарника, но, думаю, что нам удалось найти хороший компромисс: мы сражаемся только на трассе, а когда вылезаем из своих машин, очень эффективно сотрудничаем – это важно для команды, для процесса модернизации машины. Но для нас ничего не изменилось.

Вопрос: Уик-энды в Австралии и Бахрейне очень по-разному сложились не только для вас, но и для всей команды Ferrari. Какой из двух этапов в большей степени отражает потенциал Скудерии?
Шарль Леклер: Не знаю, но думаю, что Мельбурн – не самая показательная трасса, которая позволяет судить об эффективности машины. С другой стороны, вряд ли стоит делать какие-либо выводы после одного успешного уик-энда в Бахрейне. Пока сложно сказать, чемпионат только начинается. Должно пройти ещё несколько гонок, но на прошлой гонке я действительно был доволен машиной, и надеюсь, что так дело пойдёт и дальше.

Вопрос: Вы говорите, что в Бахрейне Себастьяна не вполне устраивал баланс машины – у вас одинаковые требования к настройками, или для вас характерны разные стили пилотирования?
Шарль Леклер: Я уже упоминал, что на тестах в Барселоне мы пришли к выводу, что у нас с Себастьяном очень разные стили пилотирования, поэтому требования действительно разные, и наши машины несколько отличаются по балансу, но я не хотел бы вдаваться в детали.

Вопрос: Вас стали чаще узнавать на улицах после успешного уик-энда в Бахрейне?
Шарль Леклер: Думаю, когда люди видят тебя на подиуме, их отношение меняется. Формула 1 – такой спорт, где не видно лица гонщика, пока вы не подниметесь на подиум или как-то по-другому отличитесь. Так что теперь люди уже лучше меня запомнили, и это приятно. В Монако меня очень хорошо поддерживают, многие хотели со мной пообщаться – это всегда здорово.

Вопрос: В гонках вы демонстрируете завидную выдержку и самообладание – каким образом гонщики тренируют эти качества, или тут всё зависит от природных данных?
Шарль Леклер: Это очень трудно объяснить. В ходе таких тренировок вы сидите перед компьютерами, на голове у вас разные датчики, которые выдают информацию о том, что в ней происходит. Словами это объяснить очень сложно, но вы стараетесь понять, какие процессы идут в вашей голове, это помогает лучше понять себя, и вы учитесь более эффективно себя контролировать.

Источник: f1news.ru

Даниил Квят: У всех команд есть шансы заработать очки

Накануне Гран При Китая Даниил Квят рассказал о шансах Toro Rosso на очки в этот уик-энд и попытках выучить японский…

Вопрос: На этапе в Бахрейне вы столкнулись с Антонио Джовинацци. Вы с ним все обсудили?
Даниил Квят: Да, но сейчас это уже не имеет значения. Та гонка в прошлом, мы о ней больше не вспоминаем.

Вопрос: С новым передним антикрылом стало непросто прогреть передние шины. Учитывая это, насколько сложным окажется затяжной первый поворот китайской трассы?
Даниил Квят: В некоторых условиях может возникать недостаточная поворачиваемость. В этот уик-энд прохладнее, чем в Бахрейне, мы получим более мягкие составы – ситуация отличается от той, что мы видели на прошлом этапе. В Бахрейне были жесткие торможения, и в Китае есть несколько серьезных торможений, так что посмотрим. До гонки мне сложно говорить о чем-то конкретном. Как обычно, узнаем в воскресенье.

Вопрос: Насколько конкурентоспособной окажется команда в этот уик-энд?
Даниил Квят: Скажу после квалификации. Мы пытаемся добиться от машины большего, тогда и результаты улучшатся. В гонке может произойти всё, что угодно. У нас хороший гоночный темп, и, как мы знаем, гонка – самая важная часть уик-энда, поэтому хотелось бы стартовать с более высоких позиций.

В любом случае, с какой бы позиции ты не стартовал в этом году, есть шансы заработать очки. У всех есть такие шансы. Наша машина надежна и предсказуемо, но всегда хочется большего. Станет лучше, когда мы найдем способ прибавить.

Вопрос: Полагаете, в Китае будет проще найти такую возможность?
Даниил Квят: На каждой трассе приходится заново начинать работу по поиску оптимальных настроек. Это трудно, но иногда бывает проще – до начала уик-энда мы не выясним, как будут развиваться события. В Китае на протяжении уик-энда состояние трассы остается стабильным, возможно, здесь будет проще, но может и нет.

Вопрос: Кто-нибудь из команд уже удивил вас в этом сезоне?
Даниил Квят: На самом деле, нет. В средней группе команд не произошло ничего такого, что могло удивить. Мы уже после зимних тестов знали, что позади первой тройки борьба будет плотной. У всех есть шансы, поэтому надо сосредоточиться на собственной работе и максимально использовать потенциал машины.

Вопрос: Вы заметили отличия в подходе к работе Джеймса Ки и нового технического директора команды Джоди Эггинтона?
Даниил Квят: Сложно сказать. Они оба очень талантливы – в этом нет сомнений. У них разный подход, и это сложно передать на словах. Я понимаю, о чем вы спрашиваете. Они разные люди… Мне нравится стиль работы Джоди, но мне нравился и подход Джеймса. Джоди очень хорошо справляется со своими обязанностями. Всем в Toro Rosso, в том числе и мне, нравится его подход. Мы очень рады, что он с нами. У него налажен хороший контакт с гонщиками и инженерами, и это здорово.

Вопрос: Можете прокомментировать разницу между моторами Renault и Honda?
Даниил Квят: В последний раз я пилотировал машину с мотором Renault в 2017-м. За год столько всего изменилось… Когда в прошлом году я приехал на тесты в Абу-Даби, то остался полностью доволен мотором. Все хотят знать, как ведет себя двигатель на разгонах и на торможениях, но с этими параметрами все нормально. На самом деле, это никогда не было проблемой.

Вопрос: А как вы опишете разницу в подходе к работе?
Даниил Квят: В Японии совершенно иная культура. Я видел много трудоголиков в Honda, которые очень сильно хотят добиться успеха. Скажем так, если говорить о двигателе, то я нахожусь в очень хороших руках.

Вопрос: Какую дорожную машину Honda вы водите?
Даниил Квят: Скутер! (смеется) На этапе в Мельбурне мы ездили на Civic Type R. Мне очень понравилась машина.

Вопрос: В команде вы работаете с японскими инженерами?
Даниил Квят: Да, мой моторист японец. В работе он стремится к точности во всем, мне нравится его подход. Точность – часть японской культуры, и это правильный подход к работе в Формуле 1.

Зимой я попробовал выучить несколько слов по-японски, но для меня это оказалось слишком сложно! Впервые в изучении иностранного языка я натолкнулся на стену. Язык очень сложный, но я многое читал о японской культуре, читал Харуки Мураками – было интересно.

Вопрос: Все, что вы читали о японской культуре, помогает вам лучше понимать инженеров Honda?
Даниил Квят: Да.

Вопрос: Вы стали есть суши?
Даниил Квят: Мне всегда нравились суши. Я очень люблю японскую кухню, как и итальянскую. Это моя тайная слабость.

Источник: f1news.ru

Валттери Боттас: Я хочу увеличить отрыв в чемпионате

После двух гонок сезона Валттери Боттас лидирует в личном зачете с преимуществом в одно очко – и надеется укрепить преимущество в чемпионате

Вопрос: Вы приехали в Китай лидером чемпионата, а на этой трассе едва не выиграли год назад. Надо полагать, вы с хорошим настроением начинаете уик-энд?
Валттери Боттас: Я приехал в Китай с правильным настроем и хочу выиграть воскресную гонку. Мы хорошо провели эту гонку в прошлом году, она получилась богатой на события с выездом автомобиля безопасности, но в итоге уступили.

Сейчас все иначе, расстановка сил изменилась. Мы были сильны в Австралии, Ferrari – в Бахрейне, так что никто не знает, что произойдет сейчас. Мы определенно поборемся, хотя и видели большой прогресс со стороны Ferrari. Я с нетерпением жду уик-энд и уверен, что все возможно.

Вопрос: В Бахрейне у Ferrari было серьёзное преимущество в скорости на прямых. Это вызывает опасения?
Валттери Боттас: В Китае это может сыграть свою роль, поскольку здесь длинная прямая и тоже важна максимальная скорость. Но в Шанхае есть ещё и повороты. Мы знаем, что машины Ferrari будут быстры в этот уик-энд, но я надеюсь, что и мы продемонстрируем свои сильные стороны. Мы знаем области, в которых должны прибавить.

Вопрос: Тесты в Бахрейне помогли подготовиться к этой гонке?
Валттери Боттас: Как и планировалось, на тестах в Бахрейне мы опробовали много разных вещей. Уверен, команда добилась прогресса, но в наши дни возможность работать на тестах ограничена. К тому же все команды прибавляют на тестах.

Мы определенно сделали несколько шагов вперед, но насколько они оказались большими, мы узнаем здесь. Не могу сказать, что удалось повысить скорость на прямых – скорее, мы прибавили в прохождении круга в целом.

Вопрос: В Бахрейне Mercedes повезло завоевать победный дубль. В каких областях команда должна прибавить?
Валттери Боттас: Если вы считаете, что надежность машины можно считать удачей… Мы знаем, над чем должны работать. Между первой и второй гонкой в Ferrari сделали необычно большой шаг вперед. Похоже, в Мельбурне они в чём-то ошиблись, а мы только сейчас видим истинную картину. Со своей стороны мы знаем области, в которых должны прибавить. Команда готовит обновления машины – надеюсь, они позволят нам стать быстрее.

Вопрос: Но вы чувствуете, что в Mercedes извлекли максимум из двух первых гонок?
Валттери Боттас: Да. Хотя прошли только две гонки из двадцати одной, по воскресеньям для нас все складывалось идеально. Команда завоевала два победных дубля, хотя в Бахрейне наша машина оказалась не самой быстрой. Мы стремились к такому началу сезона, но прекрасно знаем, что так не будет продолжаться на протяжении всего года. Возможно, борьба окажется более плотной, чем в прошлом году.

Мы знаем, что в некоторых гонках не сможем заработать максимум очков, но стремимся минимизировать количество таких уик-эндов. До сих пор мы добивались успеха, но необходимо продолжать работать, как единая команда. Даже если у нас нет самой быстрой машины, как в прошлый уик-энд, необходимо минимизировать число ошибок и идеально делать свою работу, чтобы всегда зарабатывать максимум возможных очков.

Вопрос: У нас нет доступа к данным GPS, но говорят, что на прямых преимущество Ferrari – четыре десятых. Возможно ли отыграть такое отставание за сезон?
Валттери Боттас: На прямых у нас большая разница в скорости. По крайней мере, так было в Бахрейне, но это только одна из трасс. Разумеется, влияние оказывает и то, на какой уровень прижимной силы вы настраиваете машину.

Посмотрим, что будет в Китае, но отыграть за сезон четыре десятых секунды только за счет мощности двигателя очень сложно. Мы делаем все, что в наших силах, но не забываем про другие области, в которых машина должна прибавить. Сезон только начался, и, учитывая новый регламент, машины будут модернизироваться довольно быстрыми темпами.

Вопрос: В этот уик-энд команду ждет серьезное испытание?
Валттери Боттас: Думаю, да. А через две недели ещё одно.

Вопрос: В в Бахрейне вы боролись с гонщиками Ferrari. Заметили разницу в скорости на прямых?
Валттери Боттас: Да, в гонке разница в скорости тоже была, хотя и меньшая, чем в квалификации. У них есть преимущество на прямых, но были и повороты, в которых мы оказались лучше. Мы должны сосредоточиться на самих себе и модернизации машины.

Вопрос: У вас есть ощущение, что лично вы в Бахрейне в чем-то не доработали?
Валттери Боттас: После того, как мы оценили уик-энд, обнаружились вещи, которые я мог сделать лучше. Моя главная проблема заключалась в том, что в начале каждого отрезка я переусердствовал с шинами, надеясь, что это даст мне преимущество в конце отрезков, но этого не происходило. По каким-то причинам у меня возникло больше проблем из-за ветра, и в выборе настроек я выбрал не то направление. Были и другие детали, повлиявшие на мою скорость.

У меня была иная стратегия, и средний отрезок я проехал на шинах Medium. Затем на последнем отрезке к переднему антикрылу что-то прилипло. Здесь любая мелочь имеет значение. Определенно, гонка не была идеальной, в отличие от Мельбурна, но причин для беспокойства нет, поскольку всему есть объяснение.

Вопрос: Что вы имели в виду, когда говорили, что переусердствовали с шинами. Вы ехали слишком быстро?
Валттери Боттас: Нет, я ехал слишком медленно, рассчитывая оказаться быстрее в конце отрезков. В работе с шинами всегда все сводится к компромиссу, но в Бахрейне это не сработало.

Вопрос: Вы пытались снизить температуру шин, следуя инструкциям инженера?
Валттери Боттас: Я не хочу подробно говорить об этом, поскольку у гонщиков есть свои хитрости, как работать с шинами. Свои подходы есть и у команды – мы знаем, как лучше работать с резиной в разных условиях, на разных трассах, при разной температуре. Важно оптимально работать с резиной на каждом отрезке, в зависимости от того, на каком вы круге, но я не хочу подробно об этом говорить. Задача – максимизировать потенциал шин на всем отрезке.

Вопрос: В каких областях, на ваш взгляд, машина должна стать лучше?
Валттери Боттас: Главная область, над которой мы работали после зимних тестов – поиск оптимального баланса. В большинстве поворотов с балансом все в порядке, но в некоторых возникают проблемы. Остается большая разница в поведении машины в медленных и быстрых поворотах.

Впереди много разных трасс, разные типы поворотов, разная температура. Гонки ещё не проходили в очень жарких условиях, посмотрим, как поведут себя эти шины в жару. В Китае нас ждет прохладный уик-энд, так что нужно подождать, какой будет ситуация в условиях более высокой температуры, и насколько быстрыми мы там окажемся.

Вопрос: Вы лидируете в чемпионате. Чувствуете себя мишенью для остальных?
Валттери Боттас: Разумеется. Я хочу сохранить эту позицию и увеличить отрыв, но это не то, о чем я постоянно думаю. Я хочу выступать как можно лучше и для этого должен сосредоточиться на своих задачах в каждой сессии, работать с командой и пытаться выжать максимум из каждого уик-энда. Разумеется, цель – сохранить лидерство, но чтобы этого добиться, нужно сосредоточиться на работе.

Вопрос: Какой ваш главный приоритет – удержать лидерство в чемпионате или вы готовы рисковать и попытаться выиграть гонку?
Валттери Боттас: Всегда необходимо просчитывать риски, все зависит от ситуации. Я хочу выиграть много гонок и многое сделаю, чтобы этого добиться. Однако все решения, которые вы принимаете на трассе, должны быть оправданы.

Вопрос: На этой трассе, как и в Мельбурне, более значительные нагрузки приходятся на передние шины. Это придает вам уверенность в том, что в этот уик-энд вы сможете претендовать на победу?
Валттери Боттас: Пока я не могу ответить на этот вопрос. Узнаем завтра. Похоже, что характеристики асфальта немного изменились с прошлого года, и скорости возрастут. А чем выше скорости, тем больше сложностей с задними шинами.

Вопрос: Гран При Китая – тысячный Гран При Формулы 1. Какое самое эмоциональное воспоминание у вас связано с Формулой 1?
Валттери Боттас: В детстве я смотрел все гонки, в каком бы часовом поясе они не проходили. Я смотрел все тренировки и даже просыпался ночью ради этого. Из всех Гран При, что я смотрел по телевизору, больше всего мне запомнилась первая победа Мики Хаккинена в конце 1997 года. В той гонке он словно смог что-то открыть в себе, после чего провел два очень успешных сезона. Это было моим самым ярким воспоминанием и серьезной мотивацией.

Вопрос: Независимо от того, каким окажется итоговый результат, для вас имеет значение тот факт, что вы участвуете в тысячном Гран При?
Валттери Боттас: Красивая цифра, серьезное достижение. Разумеется, здорово быть частью истории Формулы 1 и принять участие в тысячной гонке, но для гонщика это ничего не меняет.

Вопрос: В какую бы историческую эпоху вы хотели бы выступать?
Валттери Боттас: В прошлую субботу в Сильверстоуне мы отмечали 125-летие Mercedes в автоспорте, и я сел за руль машины W125 1937 года. У нее больше 600 л.с. и по ощущениям машина напоминает ракету на колесах.

На ней не было правильных тормозов, сцепление с трассой оставляло желать лучшего. Можно только представить, как пилоты гонялись на таких машинах по трассам тех лет – я с огромным уважением отношусь к ним. Нужна была смелость, каждый раз вы рисковали жизнью. Теперь я еще больше уважаю гонщиков тех лет.

Источник: f1news.ru

Йе Йифеи присоединился к Renault Sport Academy

Китайский гонщик Йе Йифеи стал новым слушателем спортивной академии Renault. В нынешнем сезоне 18-летний гонщик из Сианя будет выступать в Формуле 3 за Hitech GP. Йифеи не первый китаец в программе поддержки Renault – он присоединится к Гуану Ю Чжоу. Также слушателями Академии остаются Антуан Юбер, Виктор Мартинс, Кристиан Лундгард, Макс Фьютрелл и Чайо Коллет.

В младших сериях Йифеи хорошо известен – в 2016 году он с первой попытки выиграл французский чемпионат Формулы 4, став первым китайским гонщиком, завоевавшим титул в Европе. После этого он перешёл в Формулу Renault 2.0, где в прошлом году с двумя победами смог занять третье место в Еврокубке.

Этой зимой он также принял участие в Зимней серии Азиатской Формулы 3 и стал вице-чемпионом. В этом же чемпионате выступал, например, протеже Red Bull Даниэль Тиктум, пытавшийся заработать очки для суперлицензии, но из-за высокой конкуренции затея с треском провалилась, и Тиктум даже не принял участие в финальном этапе серии.

Йе Йифеи: «Для меня большая часть присоединиться к Renault Sport Academy. За последние годы я видел, что её слушатели достигают больших успехов в гонках. Она оказывает потрясающую поддержку во всех областях: физической подготовке, работе с инженерами мирового класса, работе со СМИ и управлением карьерой.

Конечно же, я осознаю и важность работы с таким мировым брендом, как Renault, и надеюсь поддержать их репутацию хорошими результатами в этом году и в будущем. Я буду напряжённо работать, чтобы однажды присоединиться к команде Renault в Формуле 1».

Источник: f1news.ru

Роберт Кубица: Я достаточно ясно представлял наши цели

После двух непростых гонок Роберту Кубице вновь пришлось отвечать на вопросы о форме команды и её перспективах…

Вопрос: На тестах в Бахрейне из-за дождя вы проехали лишь несколько кругов, но команда чисто провела второй день. Какие выводы сделаны после тестов?
Роберт Кубица: В моём случае никаких реальных выводов не было – нам не повезло с погодой. В моём распоряжении была половина первого дня, но, как вы и сказали, шёл дождь, и я проехал лишь несколько кругов. Они ничего нам не принесли, кроме сбора небольшого количества данных и некоторых испытаний. В остальное время работы на тестах команда наверняка смогла что-то оценить, но я знаю не так много деталей об этом.

Вопрос: Какое шасси использовалось, ваше или Джорджа?
Роберт Кубица: Моё шасси.

Вопрос: Квалификация в Бахрейне сложилась для вас лучше, чем в Мельбурне. Вы чувствовали, что машина прибавила?
Роберт Кубица: Не знаю, можно ли так сказать. Мне казалось, что всё осталось примерно так же. Не было какой-то особой разницы между Австралией и Бахрейном, кроме того, что мне удалось проехать хороший круг, но это мало что поменяло. Машина была такой же, как и в Австралии.

Вопрос: Но, по крайней мере, ничего не сломалось
Роберт Кубица: Нет, я всё же потерял камеру в квалификации, но подобное может происходить хорошо, подобного не должно происходить, но трасса в Бахрейне совершенно не похожа на австралийскую. Обычно в Австралии вас ограничивают передние шины, а в Бахрейне есть сложности с задними – они перегреваются. В зависимости от общего баланса машины, это может изменить расстановку сил, как это произошло с Ferrari и Mercedes.

Вопрос: Как обстоят дела с запасными частями?
Роберт Кубица: Я не знаю, не спрашивал

Вопрос: В Бахрейне и Австралии машины вашей команды работали по-разному, несмотря на одинаковые настройки. Теперь, когда оба пилота опробовали одно и то же шасси, какие выводы смогла сделать команда?
Роберт Кубица: Я не знаю. Условия на тестах были абсолютно другими. Я проехал совсем немного, а когда ты пилотируешь одно шасси, но используешь разные детали В конечном счёте, да, Джордж пилотировал моё шасси, но с деталями от его машины, поэтому я знаю не так много. На моих пяти кругах днём машина вела себя совершенно по-другому по сравнению с уик-эндом, но это нормально. Было намного прохладнее, не было сильного ветра, общие условия оказались гораздо более стабильными. Так что, по крайней мере, из первого дня тестов нельзя сделать какие-то чёткие выводы из-за отличающихся факторов.

Вопрос: Вы уже говорили с Патриком Хедом, который вернулся в команду?
Роберт Кубица: Нет, мы только обменялись несколькими электронными письмами. Я с ним не говорил.

Вопрос: Вас воодушевляет его возвращение, пусть даже он будет работать только пару дней в неделю?
Роберт Кубица: Я и не знал про пару дней в неделю, вы осведомлены лучше меня. Конечно, как я уже говорил в Бахрейне, он был большой частью истории Williams, и его подход определённо может нам помочь – и, надеюсь, поможет. Но я не думаю, что это вопрос одной или двух недель. Это вопрос месяцев, и, так или иначе, он может оказать нам большую помощь, но не может сделать всё за нас. Как обычно, всё дело в работе команды, работе сообща, но он может подтолкнуть тех, от кого зависит принятие решений.

Вопрос: Первые две гонки после восьмилетнего перерыва позади, как быстро вернулись ваши гоночные инстинкты? Вы чувствуете, что всё это естественно для вас?
Роберт Кубица: Они вернулись, но Формула 1 с точки зрения пилотажа сильно изменилась. Многое осталось прежним, но некоторые вещи совершенно иные – например, управление шинами, и в целом гоночный темп совершенно отличается от того, что было в прошлом. Особенно в нашей ситуации, когда нам не хватает сцепления с трассой, шины чрезвычайно важны и на них приходится обращать пристальное внимание.

Ситуация оказалась более или менее такой, как я мог ожидать, и очень хорошо, что у меня не возникло в гонках никаких физических проблем. У меня самого не возникало на этот счёт никаких сомнений, но я не участвовал в длинных гонках в последние годы, и моя физическая готовность оставалась под знаком вопроса. Это то, что беспокоило большинство людей, но как я и ожидал, оказалось, что по этому поводу нам не нужно переживать. Однако нам нужно подумать о нашем темпе.

Во всей это сложной ситуации и нелёгком начале сезона – не только с точки зрения скорости, но и в целом, у нас непростая жизнь, но было и несколько позитивных моментов. Кроме того, если однажды машина станет лучше, я знаю, что мне не нужно беспокоиться о тех вещах, которые до начала сезона казались не вполне ясными. Как я уже сказал, трудно добиться позитивных результатов, но со своей стороны, мне это удавалось, поэтому я доволен тем, что сделал, и тем, как подошёл к этой ситуации.

Вопрос: Когда вы начали корректировать свои цели, учитывая недостаток темпа машины?
Роберт Кубица: Я достаточно ясно представлял себе цели ещё до начала сезона. Я просто сказал, что могу попытаться добиться наилучшего результата из возможных на каждом Гран При, и мы, как команда, должны постараться как можно более гладко начать сезон, избежав проблем. К сожалению, этого не произошло.

Гладкое начало было чрезвычайно важно, оно позволило бы сосредоточиться на работе, а не на решении проблем. Если ты начинаешь сезон позади, и при этом решаешь возникшие проблемы, ты откатываешься ещё дальше, теряешь ещё больше позиций по сравнению с остальными. Но это вне зоны моего контроля, а я должен сосредоточиться на том, что могу изменить. Я должен сосредоточиться на своём пилотаже, постараться добиться улучшения ситуации.

Вопрос: Чего вы ждёте от Гран При Китая?
Роберт Кубица: Здесь непростая трасса, и первые три трассы сезона очень отличаются друг от друга. Австралия из-за уникальной конфигурации, к тому же это не стационарный автодром, Бахрейн из-за больших нагрузок на задние колёса, в то время как здесь, я бы сказал, трасса походит на австралийскую.

С другой стороны, здесь есть очень длинная прямая, так что с точки зрения прижимной силы и позиции на трассе всё совершенно иначе, и судя по всему, температуры тоже будут более низкими – посмотрим, как наша машина с этим справится. Я удивлюсь, если результаты будут кардинально отличаться.

Мы надеемся, что что-то изменится, но если это произойдёт, то только из-за условий и конфигурации, а не из-за обновлений. Давайте подождём, но цель у нас всегда одна и та же – постараться добиться максимума с тем, что у нас есть, сделать всё, что в наших силах.

Источник: f1news.ru

Штайнер: После Бахрейна уверенности не прибавилось

Перед Гран При Китая руководитель Haas F1 Гюнтер Штайнер заявил, что команда нашла причины потери темпа в Бахрейне, и подобное не должно повториться.

Вопрос: У вас есть ощущение, что в этом году борьба в середине пелотона обострилась?
Гюнтер Штайнер: Думаю, да, хотя я бы не сказал, что результаты стали более плотными, но просто в этой группе сейчас больше команд. Думаю, на определённом этапе сезона любая из них может добиться успеха. По-моему, в этом году в зависимости от трассы лидеры в середине пелотона могут меняться.

Похоже, что нет какой-то одной команды, которая бы претендовала на такое лидерство. Разумеется, мы не очень довольны теми позициями, которые занимаем сейчас. Мы должны были набрать больше очков. Но поскольку результаты плотные, никому из соперников не удалось создать заметный отрыв. Думаю, ситуация в середине пелотона может сложиться очень интересно, интереснее, чем в прошлом году.

Вопрос: Вы смогли понять, почему в Бахрейне Haas потеряла скорость? Или это было просто неудачное выступление Кевина Магнуссена?
Гюнтер Штайнер: Нет, дело именно в дефиците скорости. Нам повезло, что после окончания уик-энда там проводились тесты – похоже, что нам не удалось найти подход к шинам. Надеюсь, мы разобрались в причинах этого, и такое больше не повторится. Машина просто потеряла скорость. После нескольких кругов шины переставали работать…

Вопрос: Можно ли сказать, что работа с резиной сейчас стала одним из ключевых факторов?
Гюнтер Штайнер: Бесспорно, а в Бахрейне, по-моему, так было всегда – можно, например, вспомнить прошлогоднюю гонку на той трассе, когда машина Toro Rosso была очень быстра. Если в Бахрейне вам удалось найти идеальный температурный диапазон в работе с резиной, вы сможете показать отличную скорость.

Разумеется, может быть и наоборот, если вы не нашли подход к шинам. Но работа с резиной всегда важна. У меня нет объективных данных, подтверждающих, что трасса в Бахрейне в этом плане сложнее, чем другие, но, думаю, наши проблемы были связаны именно с этим. Точнее, я уверен, что дело в этом, потому что под конец гонки наш темп был совсем медленным.

Вопрос: Шины были слишком холодными или перегревались?
Гюнтер Штайнер: Одно из двух!

Вопрос: Команда Ferrari показала в Бахрейне впечатляющую скорость на прямых – это подтверждается вашими данными GPS?
Гюнтер Штайнер: Безусловно. В распоряжении команд одни и те же GPS-данные, никакой разницы.

Вопрос: А что можно сказать о вашей машине? Вы же используете такие же силовые установки, как и заводская команда?
Гюнтер Штайнер: Нет, есть определённые отличия. По данным GPS они видны. Ferrari очень быстры, и многие уверяют, что дело в двигателе. Я же полагаю, что надо говорить о целом сочетании факторов, в том числе и об уровне лобового сопротивления. Тут есть разница, и, думаю, в Ferrari хорошо над этим поработали – поэтому у них такая скорость на прямых.

Вопрос: А чем пахнет ваше топливо?
Гюнтер Штайнер: В начале сезона у нас была встреча с Ferrari, и нас спросили, какой аромат мы хотим получить! (смеётся) Нашим парням больше нравится малиновый. Если серьёзно, я никогда не слышал, что топливо пахнет грейпфрутом. Если бы в нашем гараже был такой запах, мы бы заметили.

Вопрос: И вы используете такое же топливо?
Гюнтер Штайнер: Точно такое же.

Вопрос: В Китае пройдёт 1000-й Гран При в истории Формулы 1, а как вы себе представляете 2000-й?
Гюнтер Штайнер: Понимаете, 2000-я гонка пройдёт уже без меня. Меня здесь уже не будет. Так что я не могу ответить на этот трудный вопрос. Понятия не имею.

Вопрос: Но Формула 1 будет существовать?
Гюнтер Штайнер: Думаю, да. Я хочу сказать, что сейчас мы не знаем, какими будут гонки в 2021 году, уж не говоря о следующей тысяче Гран При. До неё ещё 50 лет. Полагаю, автомобильные гонки по-прежнему будут проводиться, но я не знаю, по какому пути пойдёт развитие транспортных средств. Возьмите скачки на лошадях: гужевой транспорт больше не используется, но скачки по-прежнему проводятся. По-моему, автоспорт тоже останется, но не знаю, как всё это будет выглядеть.

Вопрос: Будут более активно использоваться технологии искусственного интеллекта?
Гюнтер Штайнер: Конечно, во всех сферах. Но в спорте всё равно должен остаться человеческий фактор, ведь если будет один лишь искусственный интеллект, это уже не спорт, а развлечение. Для зрелищности необходимо, чтобы в достижении результата был задействован и человеческий фактор.

Вопрос: Вы привезли в Китай какие-либо технические новинки?
Гюнтер Штайнер: Нет.

Вопрос: Даже после проблем, с которыми в Бахрейне столкнулась Ferrari?
Гюнтер Штайнер: Нет, всё ограничилось проверкой некоторых электронных компонентов.

Вопрос: Будет ли машина Haas быстра на китайской трассе?
Гюнтер Штайнер: Не вижу, что может этому помешать. Мы знаем, что в Бахрейне допустили ошибку, и не собираемся её повторять. В квалификациях на двух первых этапах сезона мы были быстры, поэтому я не думаю, что какие-то проблемы связаны с машиной. Я уже говорил, что дело скорее было в работе с резиной по ходу гонки.

С другой стороны, после такой гонки уверенности у вас не прибавилось, а наоборот. Я бы не сказал, что стараюсь быть осторожным в прогнозах, но мы должны максимально использовать потенциал машины, эта задача по-прежнему не решена. Надо продолжать работать, чтобы выступать так, как это нам удалось в Австралии.

Источник: f1news.ru

Феттель пока недоволен новой машиной…

После двух этапов Себастьян Феттель занимает лишь пятую строчку в личном зачёте, уступая лидеру уже 22 очка. Перед началом уик-энда в Шанхае он признал, что пока не окончательно освоился с новой машиной…

Себастьян Феттель: «Не могу сказать, что с машиной всё идеально. На тестах в Бахрейне мы попробовали некоторые изменения и поняли, в каком направлении двигаться дальше – а я смог чуть лучше почувствовать машину.

Всегда остаётся некоторая неопределённость. Вам кажется, что по сравнению с прошлым этапом ситуация изменилась к лучшему, но чтобы это проверить, нужно заново провести прошлую гонку в тех же условиях, что невозможно.

В прошлом году «Джина» меня полностью устраивала, а о новой машине я пока не могу этого сказать. Между этими двумя машинами нет большой разницы, но с этой у меня гораздо больше проблем. Впрочем, у нас есть идеи, как всё исправить.

Преимущество Ferrari на прямых? Мы стремимся добиться максимума во всём, но преимуществом на прямых сами были удивлены. Возможно, соперники использовали настройки с большей прижимной силой, чтобы добиться большей стабильности в поворотах.

Пока сложно делать окончательные выводы – позади только две гонки, тенденции ещё не наметились. Сейчас важно стараться идеально провести каждый гоночный уик-энд, добившись максимально возможных результатов».

Источник: f1news.ru

Макс Ферстаппен: Игра на барабанах — это не моё

В этот уик-энд в Red Bull отмечают десятую годовщину первой победы в Формуле 1, и в честь этого события обновили дизайн банки с энергетическим напитком. Презентация нового дизайна с участием гонщиков и болельщиков прошла в китайском стиле

Гонщики раскрашивали львов и участвовали в мастер-классе по игре на традиционных барабанах и соревновались с геймерами. Макс Ферстаппен рассказал о впечатлениях

Вопрос: Что вы думаете о гонках на симуляторе?
Макс Ферстаппен: Мы впервые гонялись на этом симуляторе, поэтому было немного сложнее. Кроме того, у нас был только один квалификационный круг, и надо было повторить лучшее время. Но всё в порядке. К счастью, я выиграл – иначе мы выглядели бы глупо. Всё прошло хорошо, мы отлично повеселились.

Вопрос: В какие электронные игры вы играете чаще всего?
Макс Ферстаппен: Сейчас я вернулся к гонкам на симуляторе и меньше играю в FIFA. На прошлой неделе я проехал виртуальную гонку на выносливость.

Вопрос: Как вы оцениваете свои способности игры на барабане?
Макс Ферстаппен: У меня нет чувства ритма, так что барабаны – это не моё.

Вопрос: Что вы думаете о специальном дизайне банки Red Bull?
Макс Ферстаппен: Всё отлично выглядит. Но так получается всегда, если разместить на ней изображение машины Формулы 1. Мне кажется, так уже делали в Нидерландах. Получилось здорово!

Вопрос: У вас было время посмотреть город?
Макс Ферстаппен: Я видел кое-какие достопримечательности в 2015-2016-м. Красивый и очень большой город! Мне нравится сюда приезжать.

Вопрос: В чём основные сложности местной трассы?
Макс Ферстаппен: Нужно найти оптимальный баланс – здесь высока нагрузка на резину. На этой трассе много затяжных поворотов и эсок, где важно хорошее сцепление задних шин. Нужно заставить их работать, что непросто в прохладных условиях.

Вопрос: Вас поддерживают китайские болельщики? Что вы хотели бы им сказать?
Макс Ферстаппен: Здесь много болельщиков, страстно любящих Формулу 1 – они встречают нас в аэропорту, ждут в гостинице. Они заранее выясняют, где мы остановимся, и всегда вручают какие-нибудь подарки. Здорово иметь болельщиков по всему миру. Я надеюсь, что уик-энд пройдет успешно, а мы порадуем их отличным шоу!

Источник: f1news.ru

Гран При Китая: Элементы силовых установок

Силовая установка состоит из шести основных элементов: двигателя внутреннего сгорания ICE, генераторов MGU-K и MGU-H, аккумулятора системы рекуперации ES, турбины TC и блока управления CE.

Элементы силовой установки

По ходу сезона 2019 года разрешено использовать не более трёх двигателей внутреннего сгорания, трёх MGU-H, трёх турбин, двух накопителей энергии, двух MGU-K, и двух блоков управляющей электроники.

Установка первого элемента силовой установки из числа превышающих эти ограничения наказывается потерей 10 мест на старте. Установка второго элемента и следующих – 5 мест на старте.

В четверг в FIA опубликовали список элементов силовых установок, установленных на машинах перед началом уик-энда в Шанхае, но уже завтра возможны замены.

Элементы силовых установок перед гран При Китая

Гонщик Команда Двигатель ICE TC MGU-H MGU-K ES CE
44. Л.Хэмилтон Mercedes Mercedes 1 1 1 1 1 1
77. В.Боттас Mercedes Mercedes 1 1 1 1 2 2
05. С.Феттель Ferrari Ferrari 1 1 1 1 1 1
16. Ш.Леклер Ferrari Ferrari 1 1 1 1 1 1
33. М.Ферстаппен Red Bull Racing Honda 1 1 1 1 1 1
10. П.Гасли Red Bull Racing Honda 1 1 1 1 1 1
03. Д.Риккардо Renault Renault 1 1 1 1 1 1
27. Н.Хюлкенберг Renault Renault 1 1 1 1 1 1
08. Р.Грожан Haas F1 Ferrari 1 1 1 1 1 1
20. К.Магнуссен Haas F1 Ferrari 1 1 1 1 1 1
55. К.Сайнс McLaren Renault 2 2 2 2 1 1
04. Л.Норрис McLaren Renault 1 1 1 1 1 1
11. С.Перес Racing Point Mercedes 1 1 1 1 1 1
18. Л.Стролл Racing Point Mercedes 1 1 1 1 1 1
07. К.Райкконен Alfa Romeo Ferrari 1 1 1 1 1 1
99. А.Джовинацци Alfa Romeo Ferrari 1 1 1 1 1 1
26. Д.Квят Toro Rosso Honda 1 1 1 1 1 1
23. А.Элбон Toro Rosso Honda 1 1 1 1 1 1
63. Д.Расселл Willliams Mercedes 1 1 1 1 1 1
88. Р.Кубица Willliams Mercedes 1 1 1 1 1 1

Источник: f1news.ru

Кими Райкконен: Гонки для меня – больше хобби

В этом сезоне Кими Райкконену исполнится 40 лет, но чемпион 2007 года не торопится на покой. В очередной раз отвечая на вопрос об источнике мотивации, финн признался, что гонки для него давно превратились в хобби

Кими Райкконен: «Я не делаю ничего особенного для того, чтобы себя мотивировать. Для меня всё это превратилось скорее в хобби – может быть, самое любимое. А ещё, возможно, дело в том, что теперь это снова весело.

Я всегда делаю всё, что в моих силах. В некоторые дни всё идёт лучше, чем в другие. Но как есть, как есть. Мотивация никогда не была для меня проблемой. У меня нет никаких особых задач на этот сезон. Если я начну показывать в гонках не то, чего от себя ожидаю, это будет значить, что мне пора в отставку».

Источник: f1news.ru

Норрис: Не все комментарии Алонсо были позитивными

На прошлой неделе на тестах в Бахрейне за руль McLaren вернулся Фернандо Алонсо. По словам Ландо Норриса, комментарии испанца помогли команде, но не все его отзывы оказались позитивными.

Ландо Норрис: «Его участие было полезным для нас. Фернандо сравнил машину с прошлогодней, выделив позитивные и негативные отличия. Не могу сказать, что его комментарии были полностью положительными – в некоторых областях он отметил и отрицательные перемены.

На тестах из-за погоды мы не смогли сделать всё, что планировали, но команды в равных условиях. Мы хотели кое-что выяснить, но не смогли этого сделать. Некоторые важные вопросы не решить за день. Тем не менее, сейчас мы лучше понимаем машину и знаем, в каком направлении её модернизировать.

Сильная сторона команды в умении выжимать максимум из машины. McLaren была сильна в этой области в прошлые годы, и именно поэтому в чем-то мы выглядим лучше, чем могли».

Комментируя свои выступления в начале сезона, Ландо отметил: «В Австралии я лучше справился с работой в квалификации, чем в гонке, несмотря на то, что это был мой первый уик-энд. В Бахрейне была обратная ситуация – в воскресенье у меня получилось лучше, чем в субботу.

Чем больше опыта, тем лучше ты выступаешь в гонке, а в квалификации всё зависит от точности пилотирования. Чтобы хорошо выступить в квалификации тебе не нужно много опыта, поскольку на одном быстром круге все зависит исключительно от умения гонщика».

Источник: f1news.ru

Александер Элбон: Я давний болельщик Ferrari

На пресс-конференции в Шанхае пилот Toro Rosso Александер Элбон сделал неожиданное признание – он с раннего детства болеет за Ferrari, а его кумиром был Михаэль Шумахер. Причём, со своим кумиром он смог встретиться уже на первой гонке, которую посетил – судя по описанию, речь идёт о Гран При Великобритании 2002 года.

Александер Элбон: «Моим кумиром был Михаэль Шумахер, так что следил я именно за ним. Я просто сходил с ума по Ferrari. Может быть, я не должен сейчас этого говорить, я не знаю. (смеётся) Но да, я болел за Шумахера.

Думаю, началось всё, когда мне было шесть лет. Я приехал в Сильверстоун, и там был конкурс, нужно было угадать гонщиков, которые финишируют на трёх первых местах, в правильном порядке. И я просто выбрал трёх своих любимых гонщиков – Шумахера, Рубенса Баррикелло, и, вроде бы, Монтойю.

И вышло так, что в итоге я победил. Хотя Баррикелло поначалу оказался последним, и я уже ничего не ждал, но в итоге выиграл, и меня пригласили в хоспиталити Ferrari. Там я смог пообщаться с Михаэлем и Рубенсом. С тех пор я влюбился в Ferrari, и был её самым настоящим фанатом».

Источник: f1news.ru

Джовинацци надеется заработать очки в Китае

Антонио Джовинацци второй раз приехал в Китай для участия в Гран При Формулы 1 – в 2017-м итальянец уже выходил на старт гонки в Шанхае, но разбил машину. Гонщик Alfa Romeo надеется в этот уик-энд заработать первые в карьере очки и забыть неприятные воспоминания о своем первом выступлении в Китае.

«Я был уверен, что меня спросят о той гонке, – цитирует Антонио RaceFans. – В квалификации я разбил машину на выходе из последнего поворота, а в гонке на стартовой прямой возникло аквапланирование, и я ничего не мог сделать. Всё это давно в прошлом. Тот уик-энд получился не лучшим для меня, но это тоже опыт. Я помню о произошедшем, а с тех пор стал сильнее.

В этом году я полноценно отработал на зимних тестах, провёл уже два Гран При. Сейчас всё иначе. В Мельбурне и Бахрейне я был очень близок к тому, чтобы заработать очки, такой будет цель на предстоящий уик-энд – финишировать в десятке.

Два года назад я не очень хорошо знал команду и машину, но сейчас чувствую себя гораздо увереннее. Я два сезона работал на симуляторе, участвовал в тестах с Ferrari – я стал другим гонщиком. Я помню, что случилось два года назад, но сейчас меня ждет точно такой же уик-энд, как в Бахрейне или Мельбурне – постараюсь получить удовольствие от работы и добиться максимально возможных результатов для команды».

Источник: f1news.ru

Массимо Ривола: В этом году Леклер выиграет титул

Экс-руководитель Гоночной академии Ferrari Массимо Ривола возглавил команду Aprilia Racing в Moto GP, но продолжает следить за Формулой 1 и особенно за выступлениями своего бывшего подопечного Шарля Леклера.

Массимо Ривола: «Когда за 10 кругов до финиша Гран При Бахрейна Шарля подвёл двигатель, это очень расстроило, но я остаюсь оптимистом в тот уик-энд весь мир увидел рождение новой звезды. Я и раньше знал, на что он способен, теперь в Ferrari тоже это поняли, и мы больше не увидим таких решений, как в Австралии.

Себастьян должен доказать, что он сильнее Шарля. Но, по правде говоря, Леклер способен осложнить жизнь любому гонщику. Он один из немногих, кто нацелен на успех так же сильно, как Фернандо Алонсо. Шарль хочет побеждать, и добивается цели с невинной и обезоруживающей улыбкой. Я считаю, что Леклер выиграет титул в этом году».

Источник: f1news.ru

Расселл наполовину скопировал дизайн шлема Монтойи

В честь 1000-го Гран При в истории чемпионатов мира Формулы 1 пилот Williams Джордж Расселл будет использовать специальный дизайн шлема.

История его довольно любопытна – шлем разделён на две половины, одна из которых представляет собой современный дизайн шлема Джорджа, а вторая – копирует дизайн его старого шлема, который, в свою очередь, был копией дизайна Хуана-Пабло Монтойи! Причём, сам Джордж тогда об этом не знал.

Джордж Расселл: «Мой самый первый картинговый шлем был точной копией шлема моего старшего брата. И только через восемь лет я узнал, что его дизайн был вдохновлён шлемом легенды Williams Хуана-Пабло Монтойи! Итак, в честь 1000 Гран При Формулы 1, в этот уик-энд я буду использовать шлем, половина которого оформлена в виде шлема 2006 года, с которого всё началось, а половина – дизайна 2019 года».

Интересно, что судя по фотографиям, дизайн шлема Расселла в 2006 году имел схожий рисунок, но другие цвета, так что его нынешний шлем копирует именно дизайн шлема Хуана-Пабло Монтойи.

Источник: f1news.ru

Росс Браун: Нужно помнить, что в основе всего – люди

Формула 1 готовится отпраздновать 1000-й Гран При в истории чемпионата – юбилейная гонка пройдёт в предстоящий уик-энд в Китае. По этому поводу пресс-служба FIA публикует серию воспоминаний известных представителей мира автоспорта, которые рассказывают о том, какое место в их жизни занимает Формула 1.

Росс Браун: «Я считаю, что мне повезло провести почти всю свою трудовую жизнь в Формуле 1, в разных ипостасях. Фактически, единственной роли, которой мне не хватает, это пилота!

Есть очень много Гран При, о которых у меня сохранились прекрасные воспоминания, трудно выделить какой-то один. Разумеется, в гипотетическом шорт-листе окажутся те, в которых мы завоевали титулы чемпиона мира с Михаэлем Шумахером или гонка 2009 года, в которой Дженсон Баттон и команда, носившая моё имя, выиграли чемпионат, но есть и другие.

Когда я покинул команду Mercedes в конце 2013 года, я верил, что эта глава моей жизни закончилась, но затем получил возможность вернуться и заняться любимым спортом в совершенно ином качестве, и в совершенно особый период его истории.

Сегодня победы для меня больше не то, что было моей «великолепной одержимостью» каждый день в прошлом. На её место пришло желания сыграть свою роль в том, чтобы привести Формулу 1 в будущее. Это возможность проложить новый путь для спорта, у которого очень мало конкурентов в плане зрелища и глобального охвата. У него поразительная история, отталкиваясь от которой можно двигаться вперёд, и 1000-й Гран При – ярчайший символ этого.

Мы хотим сделать Формулу 1 ещё более зрелищной, сделать гонки ещё более непредсказуемыми и наделить чемпионат стабильность как в финансовом, так и в экологическом смысле. Мы работаем все вместе, чтобы этого добиться, и я настроен очень оптимистично, потому что мы начали, имея чрезвычайно прочную базу.

Например, есть целая история вокруг силовых установок, представляющих собой шедевр технологий и эффективности. Есть также общее желание добиться прогресса. Все мы, все те, кто любит этот спорт, знаем, что мир быстро меняется, и мы хотим, чтобы Формула 1 следующего поколения шла в ногу с этими изменениями. Нужно помнить, что в основе всего этого люди – будь то за рулём машин, на трибунах автодрома, перед экраном телевизора или мобильного устройства».

Источник: f1news.ru

Чейз Кэри: Формула 1 не должна бояться перемен

Накануне тысячного Гран При пресс-служба FIA публикует серию воспоминаний известных представителей мира автоспорта, которые рассказывают о том, какое место в их жизни занимает Формула 1. На этот раз своими мыслями поделился исполнительный директор чемпионата Чейз Кэри.

Чейз Кэри: «Формула 1 – вершина автоспорта, и она продолжит такой оставаться. Это уникальное соревнование, сочетающее в себе спортивную конкуренцию и технологии. Успех в нашем спорте требует умения анализировать огромные объемы информации за считанные секунды, технические навыки для восстановления поврежденной машины за несколько часов и командной работы для смены четырех шин за две секунды.

Успех в гонках всегда должен принадлежать гонщику, но победы гонщика невозможны без великолепной команды вокруг него. Сложность автоспорта делает его уникальным и привлекает много болельщиков, и это еще одна сильная сторона, на которую стоит обратить внимание.

С того момента, как я пришел в Формулу 1, меня много раз спрашивали, как изменения в технологиях и обществе повлияют на наше будущее. Мир меняется, но мы считаем, что автоспорт и гонщиков ждет великое будущее. Ключ к созданию этого будущего заключается в развитии тех аспектов, которые сделали автоспорт великим. Мы должны дорожить прошлым, но при этом не бояться перемен и использовать новые возможности.

Мы верим, что сочетание конкуренции, невероятных технологий, богатой истории и зрелища мирового уровня, привлечет новых болельщиков со всего мира и гарантирует светлое будущее.

Разумеется, для многих болельщиков автоспорт ассоциируется с шоком и трепетом. Мощность, скорость и звук ни с чем не сравнимы. Первым этапом, который я посетил, был Гран При Сингапура 2016 года, и это было потрясающе. Вы никогда не забудут первую гонку, которую увидели с трибун. Я знаю, что не забуду свою первую гонку!»

Источник: f1news.ru

Феттель: Первые воспоминания — победа Сенны в Бразилии

Гран При Китая в этот уик-энд станет 1000-й гонкой в истории Формулы 1. Накануне юбилея Себастьян Феттель рассказал, какие моменты запомнились ему больше всего.

Себастьян Феттель: «У меня большой выбор. Отец не пропускал ни одного Гран При, и вместе с ним я смотрел все гонки – даже те, что транслировались поздно вечером. По-крайней мере, я старался это делать, если не засыпал раньше.

Самые ранние воспоминания – о первой победе Айртона Сенны в Бразилии. Мне кажется, это произошло в 1991 году. В той гонке у него возникли проблемы, и он был настолько вымотан, что после финиша даже не смог поднять кубок. Мне было только три года, поэтому я смутно помню.

Мне нравились выступления Шумахера в Benetton – в детстве я восхищался Михаэлем. Больше всего мне запомнилось, как он проезжал мимо стадиона на Хоккенхаймринге – там было столько немецких флагов!

Затем я сам стал гоняться. Я смотрел много гонок, но только не те, в которых участвовал сам».

Источник: f1news.ru

Роберт Кубица не ждет прогресса от Williams в Китае

Два первых этапа сезона показали, что у Williams – самая медленная машина в пелотоне. Накануне Гран При Китая гонщик команды Роберт Кубица заявил, что если в Шанхае Williams окажется конкурентоспособнее, то это будет связано исключительно с особенностями трассы и погодными условиями.

«Трассы, на которых проходят три первых этапа, сильно отличаются друг от друга, – приводит слова Кубицы RaceFans. – В Австралии не стационарная трасса, в Бахрейне очень высокая нагрузка на задние шины. Я бы сказал, что трасса в Шанхае больше похожа на австралийскую, но с очень длинной прямой. В Шанхае другие требования к прижимной силе, эффективности машины на разгонах, и здесь иные температуры. Судя по всему, нас ждет прохладная погода – посмотрим, как такие условия подойдут нашей машине.

Я буду удивлен, если наши результаты будут сильно отличаться от тех, что мы увидели в первых гонках. Тем не менее, я надеюсь, что ситуация изменится. Если мы выступим лучше, то только благодаря другим погодным условиям и особенностям трассы, а не потому, что сами прибавили.

Посмотрим, но цель остается неизменной – постараться выжать максимум из той машины, что есть в нашем распоряжении».

Источник: f1news.ru