Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Участники: Ландо Норрис (McLaren), Даниил Квят (Toro Rosso), Пьер Гасли (Red Bull Racing), Шарль Леклер (Ferrari), Валттери Боттас (Mercedes)

Вопрос: Ландо, начнем с вас. Как вы оцениваете свой дебютный этап в Мельбурне?
Ландо Норрис: Если вспомнить, как прошел тот уик-энд, всё сложилось лучше, чем я предполагал. От сессии к сессии ты заново оцениваешь свои возможности, и после невероятного восьмого результата в квалификации я был слегка огорчен, когда в гонке финишировал 12-м. Было не так много моментов, в которых я сработал не лучшим образом – разве что на старте и еще пару раз по ходу дистанции. В целом от дебютного уик-энда я вряд ли мог ожидать чего-то большего.

Вопрос: Машина McLaren в квалификации выглядела конкурентоспособнее, чем в гонке. Полагаете, в этот уик-энд ситуация повторится? Такова особенность MCL34?
Ландо Норрис: Не думаю. Не считая концовки австралийской гонки, в целом наш темп в Мельбурне был не таким уж плохим. Я потерял пару мест в первом повороте, оказался на десятой позиции, но с шинами Soft по ходу первого отрезка держался за соперниками.

Не повезло в середине гонки: я потратил на обгон Антонио Джовинацци больше времени, чем соперники, и это сказалось на результате. Не думаю, что с темпом в воскресенье были какие-то проблемы: мы не так уж потеряли в конкурентоспособности по сравнению с квалификацией, просто всё прошло не настолько гладко, как в субботу.

Вопрос: Год назад, выступая в Формуле 2, вы блестяще выиграли гонку в Бахрейне. Какова цель в этот раз?
Ландо Норрис: Конечно, мне хотелось бы победить снова, но вряд ли это реально. Я здорово начал прошлогодний сезон в Формуле 2, но как бы мне ни хотелось повторить тот результат, я понимаю, что это невозможно. Нужно действовать постепенно, я впервые буду выступать в Бахрейне в Формуле 1, это совсем иная ситуация. Надеюсь, мы сработаем не хуже, чем в Австралии: удачно выступим в квалификации, обеспечим себе хорошие шансы на гонку, а уж там я постараюсь не допустить тех ошибок, что были в Мельбурне.

Вопрос: Что ж, удачи! Даниил, вернувшись в Формулу 1, вы уже в первой гонке финишировали в призовой десятке! Насколько приятным был тот результат?
Даниил Квят: В Мельбурне мы хорошо провели не только гонку, но и весь уик-энд. Приятно знать, что у нас конкурентоспособная машина. Мы находимся среди команд средней группы, где в этом году очень плотная борьба.

Гонка получилась богатой на события, но в итоге я заработал очки. Всегда хорошо, когда первую гонку сезона заканчиваешь в первой десятке. Сейчас же я смотрю вперед – в Бахрейне трасса другого типа, посмотрим, что получится у нас в этот уик-энд.

Пьер Гасли и Даниил Квят на пресс-конференции в четверг. Фото: пресс-служба Toro Rosso

Вопрос: Не могли бы вы подробнее рассказать о машине? Насколько она конкурентоспособна, в чем её сильные стороны?
Даниил Квят: После одного этапа сложно говорить о слабых и сильных сторонах. Пока понятно лишь, что в середине пелотона очень плотная борьба, поэтому необходимо всегда на высоком уровне проводить уик-энды – если проиграешь всего несколько десятых, то это приведет к потере позиций. Нужно работать, чтобы сложить вместе все составляющие, иначе вместо попадания в финал квалификации вы будете стартовать 14-м или 15-м. Борьба в середине плотная, но это хорошо, поскольку возможности есть у всех.

Вопрос: Вы давно не присутствовали на пресс-конференции FIA, поскольку в прошлом году работали резервным пилотом Ferrari. Чему научил вас тот период?
Даниил Квят: Прошлый год? Конечно, я хотел выступать в гонках, но все равно было здорово оказаться частью такой команды, как Ferrari. Было интересно увидеть, как работают Себастьян Феттель и Кими Райкконен. Я много времени провел на симуляторе, учился. Важно было поддерживать связь с миром Формулы 1, я старался делать свою работу настолько хорошо, насколько это возможно, чтобы помочь команде добиться максимально возможных результатов. Это очень хороший опыт.

Вопрос: Спасибо! Пьер, уик-энд в Австралии лично для вас выдался непростым, но насколько вас воодушевило выступление Макса Ферстаппена?
Пьер Гасли: Я бы сказал, что в целом по ходу уик-энда у нас была неплохая скорость. Мы здорово провели свободные заезды, в первой части квалификации темп тоже выглядел многообещающе, но в итоге я оказался в хвосте пелотона, что на непростой австралийской трассе лишило меня каких-либо шансов и привело не к тому результату, на который мы изначально рассчитывали. С этим было трудно смириться, в воскресенье мы явно заслуживали большего.

Нужно более гладко провести уик-энд в Бахрейне. Выступление Макса в Австралии обрадовало всех и в Red Bull Racing, и в Honda – здорово, что наши японские партнеры, наконец, заработали свой первый подиум! Мы с оптимизмом ждем предстоящие гонки.

Вопрос: Похоже, в первой части квалификации в Мельбурне вы недооценили условия на трассе – можно ли ожидать, что в этот раз вы и команда будете действовать иначе?
Пьер Гасли: Теперь мы лучше представляем себе скорость соперников. Похоже, по сравнению с предыдущим сезоном борьба стала плотнее, и нам следует быть более осмотрительными, но посмотрим, как изменится ситуация от трассы к трассе. В Бахрейне конфигурация менее специфичная, будет интересно взглянуть, как пойдут дела в этот уик-энд.

Вопрос: Год назад в Бахрейне вы финишировали четвертым. Каковы шансы повторить тот результат или сработать лучше?
Пьер Гасли: Мы будем сражаться за максимально возможный результат. В Австралии мы убедились, что машина конкурентоспособна и в квалификации, и в гонке. Да, Mercedes и Ferrari очень быстры, но если у нас получится собрать всё воедино, мы наверняка поборемся за очень высокие места.

Вопрос: Шарль, мы практически привыкли видеть вас в красной экипировке Ferrari, хотя с вашей дебютной гонки за итальянскую команду прошло менее двух недель. Как сложился тот этап, и какие эмоции вы испытывали в Мельбурне?
Шарль Леклер: Честно говоря, я не испытывал никаких эмоций – когда сражаешься в гонке, ты целиком сосредоточен на собственных действиях в кокпите. Уик-энд в Мельбурне не был простым, после тестов в Барселоне мы ожидали большего. С другой стороны, было и немало позитивного, тем более что австралийскую трассу не назовёшь репрезентативной в плане скорости машины. Это не значит, что нас устраивает наш уровень, и я уверен, что в перерыве между гонками команда хорошо поработала, стараясь добиться улучшений. В Австралии были ошибки и с моей стороны, как в квалификации, так и в гонке. Постараюсь не повторить их здесь.

Вопрос: Мы не заметили явных ошибок с вашей стороны – можете рассказать подробнее?
Шарль Леклер: В финале квалификации я проехал круг не так хорошо, как бы мне хотелось, а что касается гонки, то вы видели по ТВ, как я вылетел с трассы. Это никак не отразилось на результатах, я ехал пятым, меня никто не догонял, поэтому ничего не потерял. С другой стороны, всё могло закончиться намного хуже, так что мне нужно поработать над собой.

Вопрос: В Австралии вы уступили победителю гонки почти минуту. Возникли какие-то проблемы с машиной? Как вела себя SF90? Возможно, результат объясняется особенностями трассы, и в Бахрейне Ferrari будет более конкурентоспособна?
Шарль Леклер: Да, мы рассчитываем выступить увереннее. У нас быстрая машина, команда разобралась с отдельными причинами нехватки скорости в Мельбурне – вряд ли мы выявили все факторы, но на некоторые вопросы ответы уже получены. Скоро узнаем, был ли результат в Австралии обусловлен самим характером трассы, или дело в чем-то другом, но лично я вполне уверен в скорости нашей SF90.

Вопрос: Валттери, впервые в карьере вы лидируете в чемпионате! Что вы чувствуете?
Валттери Боттас: Безусловно, ощущения очень приятные, но позади всего одна гонка, сейчас всё внимание предстоящему уик-энду.

Вопрос: После финиша в Мельбурне вы сказали, что машина вела себя превосходно. Насколько вы в том, что и в Бахрейне она будет настолько же конкурентоспособна?
Валттери Боттас: Сложно сказать. Мы были приятно удивлены скоростью машины в Мельбурне, но, как заметил Шарль, австралийская трасса весьма специфична, в Бахрейне и Шанхае мы получим более точные оценки. Вместе с тем, нас очень обрадовал собственный темп, W10 вела себя намного лучше, чем на зимних тестах – в перерыве между ними и первой гонкой команда сработала невероятно эффективно. Посмотрим, каким будет поведение машины здесь.

Вопрос: Гонку в Австралии вы назвали лучшей в своей карьере. Как такой результат стал возможен? В этом году машина подходит вам лучше, чем в предыдущие два сезона?
Валттери Боттас: Возможно, всё дело в моей бороде! Честно говоря, после финиша в Мельбурне меня не покидало ощущение, что та гонка была лучшей в моей карьере. Да, удачный старт позволил перехватить лидерство, но и далее я не допустил ни единой ошибки и полностью контролировал ситуацию. Когда чувствуешь, что выступаешь как никогда здорово, это очень приятно – нужно продолжать в том же духе, чтобы как можно скорее снова испытать те эмоции!

Вопрос: С W10 вы чувствуете себя более комфортно, чем с какой-либо из предыдущих машин?
Валттери Боттас: Все машины разные, и задача гонщика – адаптироваться к любой из них и выжать из техники максимум. Похоже, в Мельбурне мы всё сделали правильно, я не замечал в поведении W10 никаких странностей. Да, всегда есть возможность добиться прогресса, но уже сейчас мне очень комфортно в кокпите.

Вопросы с мест

Шарль Леклер

Вопрос: (Эрик Бильдерман) Вопрос для Пьера и Шарля. Как вам удалось справиться с чувством огорчения от результата в Мельбурне? Шарль, вас наверняка огорчило то, что вам не позволили по-настоящему побороться с напарником, тогда как вы, Пьер, явно рассчитывали заработать очки, но этого не случилось.
Шарль Леклер: В Мельбурне я не слишком расстроился, ведь это была только первая гонка, а финишировал бы я четвёртым или пятым, впереди или позади Себастьяна – для команды результат не изменился бы, количество очков было бы тем же самым. Вполне очевидно, что в команде не хотели рисковать, ведь если бы мы начали бороться друг с другом, был риск потерять ещё больше очков. Так что я вполне понимаю это решение.

Вопрос: Пьер?
Пьер Гасли: Как я уже говорил, было сложно смириться с плохим результатом после многообещающей скорости на тренировках. Мы были быстры во второй сессии в пятницу и утром в субботу, но в итоге я не смог заработать очки. Впрочем, причины понятны, в целом машина конкурентоспособна, и здесь мы сделаем всё возможное, чтобы максимально гладко провести уик-энд.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Валттери, многие говорят, что в нынешнем сезоне вы выглядите увереннее, чем в прошлом году. Правда, когда об этом спросили Льюиса, он сказал, что не заметил в вас перемены, поскольку всегда считал вас быстрым гонщиком. Каково ваше мнение? Можно ли сказать, что сейчас у вас иной настрой, и гонка в Мельбурне тому подтверждение, или пока рано делать выводы?
Валттери Боттас: Если вы посмотрите на таблицу результатов, выводы делать рано – позади всего одна гонка. Но мой настрой в самом деле изменился, я по-другому готовился к сезону и несколько иначе смотрю на многие вещи. Это трудно объяснить подробно, но ощущения совсем иные, чем в предыдущие годы.

Валттери Боттас

Вопрос: (Хейкки Культа) Валттери, как вам трасса в Бахрейне? Здесь вы чувствуете себя столь же уверенно, как на автодромах в Австрии и России?
Валттери Боттас: Обычно в Бахрейне я выступаю неплохо, но каждый сезон ситуация отличается от того, что было раньше, и ты по-прежнему должен выкладываться на пределе. Возможно, с дополнительной зоной DRS в этом году обгонять здесь будет немного проще, но ключевым фактором остаётся хорошая скорость в гонке.

В предыдущие годы я показывал здесь хорошие результаты и потому могу поставить Бахрейн на высокую позицию в личном рейтинге трасс, но в целом у меня задача каждый уик-энд проводить на пределе возможностей и не допускать неудачных выступлений.

Вопрос: (Кейт Уолкер) Вопрос для Шарля и Валттери. В этом сезоне Гран При Китая будет 1000-м этапом в истории Формулы 1. Из всех гонок чемпионата, которые вы наблюдали, или в которых участвовали лично, какая особенно вам запомнилась?
Валттери Боттас: Если выбирать какую-то одну, то я был по-настоящему счастлив, когда в 1997 году наблюдал по телевизору первую победу Мики Хаккинена. Тогда он выиграл завершающую гонку сезона, а в следующие два года завоевал два чемпионских титула!

Шарль Леклер: Наверное, выбор покажется эгоистичным, но лучшие воспоминания у меня связаны с моим первым Гран При Монако в прошлом году. Честно говоря, я практически не следил за Формулой 1 по телевизору, поскольку всё время гонялся в картинге!

Вопрос: Шарль, какой была атмосфера в Ferrari после гонки в Мельбурне? С машиной какие-то фундаментальные проблемы, или нужно просто найти оптимальный баланс?
Шарль Леклер: По-моему, у всех в команде правильный, очень позитивный психологический настрой, и его нужно сохранить в течение всего года. Разумеется, мы понимаем, что впереди много работы, но я верю в команду, в то, что для повышения скорости машины будет сделано всё возможное. Не думаю, что у неё есть какие-то серьёзные недостатки, поэтому надо просто искать более точные настройки, ведь результаты, которые мы показали в Австралии, не соответствуют реальному потенциалу SF90. Есть уверенность, что уже здесь, в Бахрейне, мы сможем выступить лучше.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Валттери уже заметил, что в этот уик-энд обгонять, возможно, будет несколько проще. В Бахрейне впервые сразу три зоны DRS – как это скажется на стратегии, хочется ли вам и далее видеть на трассах больше зон DRS?
Ландо Норрис: Думаю, на стратегию этот фактор повлияет. С дополнительной зоной DRS больше шансов на обгон – следовательно, здесь будет проще, чем в Австралии, реализовать схему с двумя пит-стопами. Надеюсь, команды выберут разные варианты, что приведет к более острой борьбе и множеству атак.

В остальном что-то обещать сложно. Я не участвовал в Гран При в 2018-м и не знаю, насколько нынешняя аэродинамика способствует обгонам по сравнению с прошлогодней. Одни говорят, что преследовать соперника стало проще, другие – что никаких перемен нет. Как мне кажется, обгоны должны быть, и в Бахрейне атаковать намного проще, чем в Австралии – даже без зон DRS. Просто в целом в Формуле 1 очень сложно провести атаку, использование DRS – один из немногих способов обострить борьбу, потому зоны активации системы всё-таки должны присутствовать. Три зоны – вполне достаточно, и я уверен, что в предстоящий уик-энд вы увидите немало обгонов. Да, это искусственная мера, но она необходима.

Шарль Леклер: Здесь можно позволить себе откатиться назад за счет дополнительного пит-стопа, а затем относительно легко вернуть позиции. В предыдущие годы уже с двумя зонами DRS обгон в Бахрейне не был таким уж сложным делом, а с третьей задача еще упрощается. Думаю, на стратегии это тоже скажется.

Валттери Боттас: Мне нечего добавить, обгонять явно будет проще.

Пьер Гасли: Парни всё верно сказали. Если с дополнительной зоной DRS обгонять будет проще, можно использовать более агрессивную стратегию, а чем больше борьбы на трассе – тем лучше. В конце концов, есть несколько способов отыграть позицию, и если бы без DRS мы могли вплотную преследовать соперника, это было бы оптимальным решением. Но единственное, что мы можем поменять оперативно, это количество зон активации системы, и если это добавит интриги, все будут довольны.

Даниил Квят: В Бахрейне гонки всегда получались интересными, давайте дождемся воскресенья.

Вопрос: (Масахиро Овари) Вопрос для Пьера и Даниила. В момент старта в Мельбурне вы не видели огни светофора – не могли бы рассказать об этом подробнее? Вы обращались в FIA с этой проблемой?
Пьер Гасли: Тот старт прошел крайне неудачно. Возможно, так было только с моей позицией – из-за заднего антикрыла машины Даниила я не видел огни – вероятно, с похожими проблемами столкнулись Джордж Расселл и Роберт Кубица.

Перед прогревочным кругом мою машину немного откатили назад, я видел огни светофора, а когда вернулся на стартовую позицию, безуспешно искал их глазами. К сожалению, дополнительные светофоры по бокам трассы были расположены намного дальше впереди, я не понимал, в какой момент нужно среагировать, и отпустил сцепление только тогда, когда машины рядом начали движение. Не самая приятная ситуация.

Похоже, теперь светофоры планируют размещать немного выше, ведь подобные проблемы могут возникнуть и на других трассах.

Даниил Квят: Мне было прекрасно видно – возможно, тебе следует смотреть чуть выше.

Пьер Гасли: Возможно, это потому, что ты выше меня ростом! По мне гораздо лучше не стартовать семнадцатым – так будет намного проще.

Вопрос: (Абдулрахман Аль-Сауд) Валттери, какой совет вы могли бы дать молодому гонщику, мечтающему попасть в Формулу 1?
Валттери Боттас: Никогда не сдаваться. Пробиться в Формулу 1 непросто, но всё-таки возможно. Когда ты еще ребенком мечтаешь попасть в чемпионат и добиться в нём успеха, найдутся многие, кто скажут, что это неосуществимо, но способность видеть возможности может очень помочь. Да, чтобы стать гонщиком, должно совпасть немало факторов, но никогда не знаешь, как всё сложится. Главное – наслаждаться тем, что делаешь, а дальше как получится.

Вопрос: Ландо, вы дебютант чемпионата. Желаете что-то добавить?
Ландо Норрис: Я согласен с Валттери. Путь в Формулу 1 очень долгий, он требует немалых усилий и самоотдачи. Согласен и в том, что нельзя отступать. Иногда цель кажется недостижимой, но затем ты внезапно получаешь шанс и подписываешь контракт. Многие сумели сюда пробиться, хотя сделать это невероятно трудно, ведь мест всего двадцать на весь мир. В самом деле, лучший совет – никогда не сдаваться.

Перевод: Валерий Карташев

Источник: f1news.ru

Хэмилтон: В этот уик-энд всё может поменяться вновь

Льюис Хэмилтон не уверен, что в Бахрейне у Mercedes будет такое же преимущество, как в Австралии, полагая, что в этот гоночный уик-энд расстановка сил будет уже другой.

Вопрос: Многие говорят, что Валттери Боттас в этом году изменился – вы тоже это заметили?
Льюис Хэмилтон: Мы вместе работаем, и для меня он остался таким же, как и был в прошлом году. Никакой разницы, разве что сейчас он с бородой! (смеётся)

Вопрос: Но многие говорят, что его настрой стал другим, и теперь он стал более агрессивным и целеустремлённым…
Льюис Хэмилтон: Думаю, время покажет. В любом случае, я никогда не считал его слабохарактерным, так что Валттери – волевой человек. В прошлом году ему часто не везло, но я ожидаю, что он проведёт ещё немало хороших гонок.

Вопрос: Говорят, в Мельбурне не вполне классическая трасса, поэтому результаты первой гонки не в полной мере отражают возможности машин. Как вы считаете, в Бахрейне мы действительно увидим их реальные скорости? И как Mercedes будет выглядеть здесь по сравнению с Ferrari и Red Bull?
Льюис Хэмилтон: Думаю, у каждой трассы свои особенности. Кстати, в плане прижимной силы Альберт-парк вполне можно сравнить с Барселоной. А в Бахрейне совершенно другие температурные условия, здесь очень жарко, и у трассы действительно другие характеристики. Но я всегда говорю, что расстановка сил станет окончательно понятна только через несколько гонок. И чтобы сделать выводы о том, как ведёт себя наша машина на той или иной трассе, тоже должна пройти не одна гонка.

Вопрос: Как бы вы сравнили машину этого сезона с прошлогодней? В Австралии создалось впечатление, что W10 ведёт себя на трассе более нервно…
Льюис Хэмилтон: Мы продолжаем её изучать, и как я уже говорил, на тестах всё начиналось не очень хорошо, но затем мы нашли определённый диапазон настроек, с которыми машина работает намного лучше. Нам очень повезло, что мы их обнаружили – если бы на тестах нам это не удалось, наверное, мы бы не смогли добиться в Австралии такого результата. Но это стало возможным благодаря упорному труду всех сотрудников команды.

Машина стала уже лучше, хотя идеальной её не назовёшь. Есть области, над которыми мы продолжаем работать, но в любом случае мы понимаем её особенности уже намного лучше, чем на тестах. Сейчас мы двигаемся в верном направлении, и будем работать ещё интенсивнее.

Вопрос: Но можно ли сказать, что она лучше прошлогодней?
Льюис Хэмилтон: Да.

Вопрос: Кого вы считаете своими главными соперниками в Бахрейне – Ferrari или Red Bull?
Льюис Хэмилтон: По-моему, Red Bull Racing сейчас на подъёме, и это приятно видеть. Я надеюсь, что в этот уик-энд мы увидим более плотную борьбу. Я знаю, многие считали, что на тестах мы скрывали свою истинную скорость. Честно слово, приехав на первую гонку, мы не думали, что опередим всех. По крайней мере, исходя из той информации, которой я располагал, я считал, что мы будем в роли догоняющих.

Но в этот уик-энд всё может поменяться вновь. Не исключено, что в Австралии у соперников резина работала неэффективно, но здесь они найдут к ней подход. В общем, очень интересно посмотреть, как всё будет складываться. Но несомненно, что в этом году силовые установки на машинах Red Bull намного мощнее. По эффективности двигателей они нам почти не уступают. Думаю, разница в мощности между машинами топ-команд – в пределах 10 л.с.

Это хорошие новости для Red Bull, и я очень надеюсь, что с надёжностью у них тоже будет порядок.

Вопрос: Похоже, что вам очень нравится MotoGP, но там гонщики ведут борьбу на трассе, надеясь только на себя и свои мотоциклы – инженеры по радио им ничего не советуют, и у гонщиков нет доступа к телеметрии. Может быть, стоит такой подход практиковать и в Формуле 1?
Льюис Хэмилтон: Лично мне команда ничего не советует, я не получаю от неё никаких инструкций.

Вопрос: Но вас же информируют о тактике гонки, говорят, когда на трассе появляется автомобиль безопасности, как лучше экономить топливо и т.д.
Льюис Хэмилтон: Что касается тактики, то гонки в Формуле 1 длятся дольше. Не думаю, что нам стоит что-то менять, меня всё устраивает. По-моему, особой разницы не будет, если что-то отменить. У нас с моим инженером не такой уж активный радиообмен. Кроме того, всю информацию, которую я получаю, я знаю ещё до старта гонки. Просто бывает, что инженеры волнуются, поскольку не знают, что происходит на трассе.

Например, в предыдущей гонке они думали, что у меня начались проблемы – они не знали, что я сбросил скорость, чтобы поберечь резину. Я экономил ресурс резины и топливо, чтобы была возможность атаковать ближе к финишу, даже если отыграть позицию я уже не мог.

Вопрос: Вы довольно активно используете социальные сети для того, чтобы высказываться по разным вопросам, подчёркивая, что считаете правильным, что – нет, таким образом влияя на общественное мнение. Вы полагаете, что такой человек, как вы, у которого поистине глобальная популярность, просто обязан это делать?
Льюис Хэмилтон: Я не чувствую, что несу какую-то особую ответственность, но, безусловно, поскольку нахожусь в столь привилегированном положении, и у меня действительно очень много болельщиков, то я могу на что-то влиять, особенно через социальные сети.

Но есть и много такого, о чём мне хочется написать, но я этого не делаю, потому что нужно соблюдать баланс. Я должен выбирать, о чём рассказывать, о чём – нет, ведь среди моих болельщиков много молодёжи. В мире очень много проблем, и я могу к чему-то привлечь внимание, а люди реагируют на это через социальные сети.

Источник: f1news.ru

Феттель: Мы получили некоторые ответы, но не все

Скорость Ferrari на первом этапе сезона в Мельбурне не соответствовала ожиданиям команды. Себастьян Феттель считает, что в Скудерии нашли причину, но удалось ли решить все проблемы, станет понятно только в этот уик-энд.

Вопрос: Какие выводы сделали в команде после этапа в Мельбурне?
Себастьян Феттель: В команде всё проанализировали, подготовили множество отчётов. Очевидно, мы рассчитывали оказаться на других позициях. Последние недели получились напряженными. Думаю, у нас есть некоторые ответы, но, как обычно, не все, поскольку нет возможности вернуться и повторить уик-энд ещё раз.

Мы идем дальше. В Бахрейне другая трасса, но мы многое узнали о машине и о самих себе, что должно помочь здесь выступить лучше. Посмотрим, как будет развиваться ситуация.

Легко определить, насколько медленными мы были в квалификации и гонке. Мы изучили цифры и можем с уверенностью сказать, что должны были выступить лучше. Если хотите, мы могли бы выступить лучше, если бы сейчас вернулись в Мельбурн и повторили тот уик-энд. Однако все это теория, а доказательства мы должны представить на трассе.

Вопрос: Валттери Боттас выиграл первую гонку сезона, Макс Ферстаппен поднялся на подиум, Шарль Леклер был очень быстр. Как думаете, сколько пилотов будут бороться за титул в этом году?
Себастьян Феттель: Позади только одна гонка, а в предыдущие годы не раз было, что после нескольких этапов сразу нескольких гонщиков называли в числе претендентов, но по мере развития сезона их становилось все меньше и меньше. Тем не менее, интересно, когда на титул претендуют больше двух человек. Пока кажется, что Mercedes доминирует, но в следующих гонках борьба станет более плотной.

Вопрос: Себастьян, позади только первая гонка, а в Ferrari уже воспользовались командной тактикой. Полагаете, хорошо так начинать сезон?
Себастьян Феттель: В команде всем было очевидно, что четвертая и пятая позиции – лучший результат, на который мы могли претендовать. Очевидно, что мы с Шарлем не видели целиком картину происходящего, но нам обоим нужно было следить за состоянием машины и экономить топливо.

Независимо от того, впереди ты или позади, но это не первый раз, когда команда просит придерживаться позиций и сохранить их до финиша. Думаю, вы понимаете, что это не было строгим приказом. Я могу представить, что вы или другие люди могли увидеть в этом захватывающую историю, но нам в команде все было предельно ясно.

Вопрос: У команды есть причины полагать, что проблемы Ferrari в Мельбурне связаны с особенностями австралийской трассы?
Себастьян Феттель: У нас есть некоторые идеи, но как я сказал, мы не можем ответить на все вопросы, поскольку не вернёмся в Мельбурн до следующего года. Мы получили некоторые ответы и можем сказать, что отчасти проблемы были связаны с настройками, отчасти – со спецификой трассы. У нас есть причины думать, что в Бахрейне мы будем сильны, но посмотрим.

Если говорить об остальных, то их скорость более-менее соответствовала нашим ожиданиям, хотя машины Mercedes оказались немного быстрее, чем мы ожидали.

Вопрос: Какие складываются отношения с новым напарником?
Себастьян Феттель: Нормально. Очевидно, что мы с ним только начинаем узнавать друг друга, но мы работаем в одном направлении и стремимся делать максимум возможного на трассе. Шарль – талантливый молодой гонщик, уверен, в этом году он продемонстрирует свой талант.

Вопрос: На следующей неделе Мик Шумахер сядет за руль Ferrari на тестах
Себастьян Феттель: Когда ты приходишь в Формулу 1, твое имя не имеет значения, ты должен доказать, что у тебя есть скорость. До сих пор он отлично справлялся и заслужил быть там, где он сейчас. Предстоящие тесты – часть его работы. Очевидно, что сейчас Мику непросто, но он привыкнет к такому вниманию. Конечно, здорово, что он сядет за руль.

Вопрос: У вас нет опасения, что в этом сезоне для Ferrari может повториться прошлогодняя ситуация?
Себастьян Феттель: В прошлом году во второй половине сезона события развивались не так, как мы надеялись, но было и много позитивного. Команда построила очень быструю машину, мы эффективно модернизировали её до летнего перерыва. Затем возникли сомнения в том, в каком направлении дорабатывать её дальше, и мы пошли неверным путем – команде потребовалось три или четыре гонки, чтобы это понять. Это был критический момент, мы потеряли слишком много очков. Однако были и позитивные моменты.

Полагаю, специфика автоспорта и Формулы 1 в том, что если ты побеждаешь, то у тебя все в порядке. Однако если ты приезжаешь вторым, то это преподносят как катастрофу. Я так не считаю, и в прошлом году было много позитивного. Мы хорошо поработали и заняли второе место.

Вопрос: Хельмут Марко высказал предположение, что в Мельбурне у Ferrari возникли проблемы с охлаждением, поэтому вам пришлось пожертвовать скоростью. Вы также упомянули, что ближе к финишу были вынуждены экономить топливо. В этот уик-энд расход станет проблемой?
Себастьян Феттель: Это зависит от того, какой расход топлива у остальных. Я не думаю, что наша ситуация отличается от ситуации других команд.

Что касается Хельмута, то после гонки в самолете мы перекинулись с ним парой шуток. Хельмут спал, так что я не знаю, как он всё анализировал! (смеётся)

Вопрос: В прошлом сезоне у Ferrari было преимущество в скорости на прямых. Сейчас его нет?
Себастьян Феттель: В Мельбурне мы теряли везде, в том числе и на прямых, но я бы не спешил с выводами. В конце прошлого года мы немного снизили прижимную силу, что привело к росту скорости на прямых.

В этом году у нас эффективная машина, очень быстрая в поворотах, но при этом немного медленнее на прямых. Тем не менее, пока мы провели недостаточно много времени на трассе, чтобы получить объективный ответ.

Вопрос: У вас больше всех побед в Бахрейне – четыре. Чем можно объяснить тот факт, что вы хорошо выступаете на этой трассе?
Себастьян Феттель: Мне очень нравится кубок, который вручают за победу! (смеется) Нет, серьезно, это лучший кубок в сезоне, настоящий гоночный трофей. На других гонках мы получаем кубки, брендированные спонсорами этапа – пластиковые и дешевые, а в Бахрейне кубок такой, каким и должен быть.

Источник: f1news.ru

Формула E: Jaguar Racing расторгла контракт с Пике

В прошедшие выходные состоялся шестой этап пятого сезона Формулы E. До конца чемпионата ещё почти полгода, но в Jaguar Racing решили досрочно разорвать контракт с первым чемпионом серии Нельсоном Пике-младшим. Уже начиная со следующей гонки, которая пройдёт в Риме 13 апреля, его место займёт Алекс Линн.

Причиной стали неудовлетворительные результаты бразильца в этом сезоне – в шести гонках он заработал очки только однажды, финишировав десятым на первом этапе сезона, на его счету только одно очко. Его напарник, Митч Эванс, оказывался в десятке во всех гонках, и набрал 36 очков.

Нельсон Пике пришёл в Jaguar Racing перед началом предыдущего, четвёртого сезона Формулы E. До этого он выступал в China Racing, которая затем превратилась в NextEV, а затем в NIO Racing. После завоевания титула в первом сезоне, Нельсон Пике ни разу не поднимался на подиум в Формуле E.

Нельсон Пике: «Мне понравилось работать с Jaguar Racing в эти полтора года, но результаты пятого сезона не оправдали ожидания – ни мои, ни команды».

Джеймс Баркли, руководитель команды: «После того, как Нельсон присоединился к нам перед четвёртым сезоном, мы сделали большой шаг вперёд. У него были хорошие гонки, но последние результаты не соответствовали ни его, ни нашим ожиданиям. Мы хотим воспользоваться этой возможностью, чтобы поблагодарить Нельсона за напряжённую работу, которую он делал для нас, начиная с появления в команде. Он внёс существенный вклад в развитие нашей машины.

Наша цель в этом сезоне – сражаться за подиумы, и мы решили, что начиная со следующего этапа в Риме к команде присоединится Алекс. Впереди ещё половина сезона, и мы будем делать всё возможное, чтобы добиться хороших результатов. Я приветствую Алекса в Jaguar Racing и с нетерпением жду начала работы с ним».

Источник: f1news.ru

Макс Ферстаппен о моторах Honda и сложности обгонов

В 2019-м Red Bull Racing перешла на моторы Honda. Многие критиковали этот шаг, но первую же гонку с новым мотором Макс Ферстаппен завершил на подиуме. В четверг в Бахрейне голландец признался, что мощности ещё не хватает, чтобы соперничать с другими топ-командами, но прогресс очевиден

Вопрос: Результат Гран При Австралии помог вам поверить в моторы Honda?
Макс Ферстаппен: Так нельзя сказать, потому что по результатам тестов и стендовых испытаний я и так был в них достаточно уверен. На предсезонных тестах всё шло неплохо, проблем оказалось немного – я остался доволен.

Вопросы о нашей конкурентоспособности оставались, но их было больше у людей со стороны. Мы чувствовали себя спокойно, я был уверен в машине и в силовой установке. Гонка в Австралии показала, что мы можем обгонять Ferrari на трассе.

Вопрос: Вы надеялись подняться на подиум в Мельбурне?
Макс Ферстаппен: Честно говоря, я никогда ничего не жду, просто стараюсь отработать настолько хорошо, насколько возможно. На сей раз это был подиум.

Вопрос: Какова расстановка сил среди трёх топ-команд?
Макс Ферстаппен: В Mercedes были немного удивлены тем, насколько хорошо у них всё прошло в гонке. Для Ferrari их темп стал неприятным сюрпризом. Мы не знали, на каких мы позициях – мой последний день тестов получился скомканным, я не опробовал новинки, так что не знал, чего ждать. В Австралии мы оказались между двумя этими командами. Мы знаем, что должны добиться большего, и работаем над этим.

Вопрос: Вы получили машину, позволяющую бороться за подиум в каждой гонке?
Макс Ферстаппен: Говорить про каждую гонку ещё немного рано, трасса в Австралии достаточно специфическая. После гонок в Бахрейне и Китае ситуация прояснится. Но многое зависит от того, как быстро вы модернизируете машину – это касается и шасси, и двигателя.

Вопрос: В прошлом году моторы Honda смотрелись здесь неплохо
Макс Ферстаппен: На машинах Toro Rosso, так что мне сложно это комментировать. Нужно смотреть на наши результаты – и в прошлом году, думаю, мы уверенно чувствовали себя в гонке, но мы помним, что произошло с обеими машинами. Попробуем ещё раз в этом году, и надеемся, что с более высокой мощностью, которая у нас теперь есть, всё пройдёт лучше.

Вопрос: В этот уик-энд вы снова будете сражаться за подиум?
Макс Ферстаппен: Я ещё не знаю. Скоро увидим.

Вопрос: Вы привезли какие-то новинки в этот уик-энд?
Макс Ферстаппен: Попытайтесь сами увидеть.

Вопрос: Достигли ли своей цели перемены в регламенте?
Макс Ферстаппен: Преследовать другую машину по-прежнему тяжело. Для меня главной проблемой был первый отрезок, я чувствовал, что был быстрее Себастьяна, но не мог подобраться достаточно близко – шины перегревались и мне приходилось отставать. Позади машин по-прежнему заметная турбулентность, ситуация не идеальна. Единственным позитивным моментом, который я обнаружил, стал более значительный эффект от DRS.

В Бахрейне в любом случае можно обгонять, так что мы наверняка увидим больше обгонов. При открытии DRS образуется очень большая щель, так что даже когда едешь сзади, несмотря на турбулентность, можно сражаться.

Будет интересно. Мы многому научимся в этом сезоне. Насколько длинными должны быть зоны DRS, как много их должно быть, но преследовать другую машину всё ещё сложно. Так что я бы не сказал, что мы совершили огромный шаг вперёд. Позитивный момент только в DRS.

Вопрос: Приятно иметь возможность сражаться за позиции? Без недостатка мощности?
Макс Ферстаппен: Ситуация улучшилась. Но всё же я не хочу сказать, что мы уже на том же уровне, что и другие лидеры. Нам всё ещё нужно прибавить. Но начало получилось хорошим.

Вопрос: В квалификации тоже удалось прибавить?
Макс Ферстаппен: У нас теперь есть этот переключатель, который мы можем использовать в квалификации, он немного помогает.

Вопрос: Насколько велика разница?
Макс Ферстаппен: Ты определённо чувствуешь прибавку мощности.

Вопрос: Турбулентность позади машин увеличилась?
Макс Ферстаппен: Я бы не сказал, что она увеличилась, но и не могу сказать, что её стало намного меньше. С DRS изменения хорошие. Но в то же время, никто не хочет обгонов только благодаря DRS. Я бы предпочёл отказаться от обгонов с DRS, но на настоящий момент это хорошее решения для некоторых трасс, где ты не можешь преследовать соперника.

Вопрос: Если обгонять с DRS станет слишком легко, вы будете ждать момента, когда можно использовать эту систему, вместо того, чтобы пробовать провести какой-то зрелищный манёвр?
Макс Ферстаппен: Зоны DRS всегда можно сделать короче, верно? Просто сократите их длину. Все эти годы мы делали их длиннее. Возможно, теперь можно их укоротить.

Вопрос: В Австралии было заметно, что на Гран При нет Чарли Уайтинга?
Макс Ферстаппен: Они хорошо справились, хотя это очень сложная задача. С течением времени мы узнаем, какими будут перемены. На трассе все знают, что делать, и хорошо справляются со своими задачами.

Вопрос: В Австралии вы показали высокую максимальную скорость. Изменились настройки, или машина стала лучше?
Макс Ферстаппен: Мне помогал слип-стрим. Когда ты в слип-стриме с DRS, максимальная скорость растёт. В квалификации мы всё ещё проигрывали, нам не хватало мощности и максимальной скорости. Нужно напряжённо работать, чтобы нагнать отставание, но начало позитивное.

Источник: f1news.ru

Лэнс Стролл: Рано судить о расстановке сил

В Австралии Лэнс Стролл заработал первые очки для Racing Point, но воздерживается от прогнозов на уик-энд в Бахрейне

Вопрос: Нескольким командам из середины пелотона удалось сократить отставание от топ-команд. Теперь у вас больше шансов бороться за подиумы, чем в прошлом году, когда только один гонщик не из топ-команды финишировал в тройке?
Лэнс Стролл: Этого нельзя исключать. Драматичное развитие событий, рискованная стратегия или сложные условия – в таких гонках может произойти всё что угодно. Мы это видели и прежде, когда команды из середины пелотона больше уступали лидерам.

Вопрос: Какие у вас впечатления от машины? Команда привезла новинки в Мельбурн, теперь нужно время, чтобы понять их поведение?
Лэнс Стролл: Совершенно верно. Мы готовим новинки и продолжим делать это по ходу сезона. Темпы доработки машины играют важную роль. У нас неплохая машина, но с ней нужно постоянно работать. В этом году у всех хорошая техника, отрывы минимальны, а расстановка сил будет меняться в зависимости от трассы и прогресса с плотной борьбой до конца сезона.

Вопрос: Конфигурация трассы в Бахрейне больше подходит вашей машине, чем Альберт-парк?
Лэнс Стролл: Я не хочу рассуждать, подойдет ли трасса нашей машине – скоро узнаем. Пока мы работали с RP19 лишь на двух трассах – в Альберт-парке и Барселоне, а расстановку сил можем оценить только по итогам Гран При Австралии, ведь на тестах все работали по своим программам. Именно поэтому ещё очень рано о чем-то судить.

Вопрос: Вас удивила расстановка сил в середине пелотона?
Лэнс Стролл: Нет. Регламент почти не менялся три года, все постепенно сокращают отставание. Борьба стала гораздо более плотной по сравнению с 2017-м.

Вопрос: Изменится ли расстановка сил в этот уик-энд?
Лэнс Стролл: Альберт-парк и Сахир – разные трассы, но те, кто был конкурентоспособен в Мельбурне, останутся быстрыми и здесь. Но что-то может измениться из-за особенностей трассы, условий и тому подобного.

Вопрос: В Бахрейне более жаркие условия, другие повороты. Изменится ли поведение машины по сравнению с Гран При Австралии?
Лэнс Стролл: Посмотрим. В этом году увеличилась прижимная сила, и машины стали быстрее, так что в этом плане ничего не изменится. Машины почти не изменились с прошлой гонки, но здесь другие условия, трасса, стратегия…

Вопрос: После смены команды всегда нужно время, чтобы освоиться
Лэнс Стролл: С каждым выездом на трассу я стараюсь проехать быстрее. Я ещё не до конца освоился с машиной, а вот в команде сразу почувствовал себя комфортно – как только сел за руль на тестах в Абу-Даби. Команда меня всегда поддерживала и помогла мне в переходный период. Это отличные парни! Они все мотивированы и увлечены. Мы приезжаем на трассу готовыми к борьбе. Это здорово! С нетерпением жду следующих гонок.

Вопрос: Как складываются ваши отношения с Серхио Пересом? Так же, как с Фелипе Массой и Сергеем Сироткиным?
Лэнс Стролл: С новым напарником всегда заново выстраиваешь отношения, но задача остается прежней – как можно лучше выполнить свою работу. Отношения с Серхио отлично складываются, но я сосредоточен на себе, на своих сильных и слабых сторонах.

Вопрос: Сложно иметь напарника, который проработал в команде так много лет?
Лэнс Стролл: Не думаю, что для меня это что-то меняет. Я сажусь за руль и стараюсь добиться максимальных результатов.

Вопрос: Кем из гонщиков вы восхищались в детстве?
Лэнс Стролл: Михаэлем Шумахером. Он выступал в те времена, когда я увлекся гонками. Именно он стал моим ориентиром и вдохновил меня стать гонщиком.

Вопрос: Сейчас его сын Мик готовится к дебюту в Формуле 2. Вы уже чувствуете себя старым?
Лэнс Стролл (смеется): Нет. Хотя время быстро летит…

Вопрос: В этом году исполнится 25 лет после гибели Айртона Сенны. Когда вы слышите это имя, что оно для вас значит?
Лэнс Стролл: Это история. Айртон был невероятно талантливым гонщиком и оказал огромное влияние на спорт. Если его до сих пор вспоминают. Он был потрясающим человеком.

Вопрос: Что вы чувствуете, когда видите проблемы у вашей бывшей команды Williams? Испытываете ли вы облегчение, потому что больше не выступаете там?
Лэнс Стролл: Я не знаю, что происходит за закрытыми дверями, поэтому не могу ничего комментировать. Посмотрим, удастся ли им отыграться.

Вопрос: Вы видели приближающиеся проблемы, когда выступали там?
Лэнс Стролл: Cложно сказать. Никогда не знаешь, как будут развиваться события. Всё так, как есть. Как я сказал, посмотрим, как они будут прогрессировать по ходу сезона.

Вопрос: Там уже не осталось людей, способных справиться с этими проблемами?
Лэнс Стролл: Да, я знаю, что многие ушли, так что команда изменилась с тех пор, как я там выступал. Сложно что-либо комментировать. Я не могу о них судить.

Источник: f1news.ru

Гран При Бахрейна: Элементы силовых установок

Силовая установка состоит из шести основных элементов: двигателя внутреннего сгорания ICE, генераторов MGU-K и MGU-H, аккумулятора системы рекуперации ES, турбины TC и блока управления CE.

Элементы силовой установки

По ходу сезона 2019 года разрешено использовать не более трёх двигателей внутреннего сгорания, трёх MGU-H, трёх турбин, двух накопителей энергии, двух MGU-K, и двух блоков управляющей электроники.

Установка первого элемента силовой установки из числа превышающих эти ограничения наказывается потерей 10 мест на старте. Установка второго элемента и следующих – 5 мест на старте.

В четверг в FIA опубликовали список элементов силовых установок, установленных на машинах перед началом уик-энда в Бахрейне, но уже завтра произойдут замены, по крайней мере – у Карлоса Сайнса.

Элементы силовых установок перед гран При Бахрейна

Гонщик Команда Двигатель ICE TC MGU-H MGU-K ES CE
44. Л.Хэмилтон Mercedes Mercedes 1 1 1 1 1 1
77. В.Боттас Mercedes Mercedes 1 1 1 1 2 2
05. С.Феттель Ferrari Ferrari 1 1 1 1 1 1
16. Ш.Леклер Ferrari Ferrari 1 1 1 1 1 1
33. М.Ферстаппен Red Bull Racing Honda 1 1 1 1 1 1
10. П.Гасли Red Bull Racing Honda 1 1 1 1 1 1
03. Д.Риккардо Renault Renault 1 1 1 1 1 1
27. Н.Хюлкенберг Renault Renault 1 1 1 1 1 1
08. Р.Грожан Haas F1 Ferrari 1 1 1 1 1 1
20. К.Магнуссен Haas F1 Ferrari 1 1 1 1 1 1
55. К.Сайнс McLaren Renault 1 1 1 1 1 1
04. Л.Норрис McLaren Renault 1 1 1 1 1 1
11. С.Перес Racing Point Mercedes 1 1 1 1 1 1
18. Л.Стролл Racing Point Mercedes 1 1 1 1 1 1
07. К.Райкконен Alfa Romeo Ferrari 1 1 1 1 1 1
99. А.Джовинацци Alfa Romeo Ferrari 1 1 1 1 1 1
26. Д.Квят Toro Rosso Honda 1 1 1 1 1 1
23. А.Элюон Toro Rosso Honda 1 1 1 1 1 1
63. Д.Расселл Willliams Mercedes 1 1 1 1 1 1
88. Р.Кубица Willliams Mercedes 1 1 1 1 1 1

Источник: f1news.ru

Алонсо сядет за руль на тестах в Бахрейне

Фернандо Алонсо опробует новую машину McLaren на тестах в Бахрейне, которые пройдут на следующей неделе.

В отличие от соперников, в McLaren получили возможность выставить две машины – одну из них для тестов Pirelli – на ней и будет работать Алонсо.

Тесты McLaren начнёт Карлос Сайнс – он отработает половину дня и уступит кокпит Ландо Норрису, который проведёт на тестах вечер вторника и всю среду.

Тесты Pirelli во вторник начнёт Алонсо, в среду утром за руль сядет Карлос Сайнс, а днём его вновь сменит Фернандо.

Источник: f1news.ru

Шарль Леклер: Мне нужно поработать над собой

В Мельбурне, в своей первой гонке за Ferrari, Шарль Леклер финишировал пятым. В теории скорость позволяла ему вступить в борьбу с напарником, Себастьяном Феттелем, но команда попросила гонщиков не рисковать на последних кругах Гран При.

«По-моему, у всех в команде правильный, очень позитивный психологический настрой, и его нужно сохранить в течение всего года, – сказал Леклер на пресс-конференции FIA в Бахрейне. – Разумеется, мы понимаем, что впереди много работы, но я верю в команду, в то, что для повышения скорости машины будет сделано всё возможное. Не думаю, что у неё есть какие-то серьёзные недостатки, поэтому надо просто искать более точные настройки, ведь результаты, которые мы показали в Австралии, не соответствуют реальному потенциалу SF90.

Есть уверенность, что уже здесь, в Бахрейне, мы сможем выступить лучше. Но и Мельбурне я не слишком расстроился, ведь это была только первая гонка, а финишировал бы я четвёртым или пятым, впереди или позади Себастьяна – для команды результат не изменился бы, количество очков было бы тем же самым.

Вполне очевидно, что в команде не хотели рисковать, ведь если бы мы начали бороться друг с другом, был риск потерять ещё больше очков. Так что я вполне понимаю это решение.

Уик-энд в Мельбурне не был простым – после тестов в Барселоне мы ожидали большего. С другой стороны, было и немало позитивного, тем более что австралийскую трассу не назовёшь репрезентативной в плане скорости машины. Это не значит, что нас устраивает наш уровень, и я уверен, что в перерыве между гонками команда хорошо поработала, стараясь добиться улучшений.

В Австралии были ошибки и с моей стороны, как в квалификации, так и в гонке. Постараюсь не повторить их здесь. В финале квалификации я проехал круг не так хорошо, как бы мне хотелось, а что касается гонки, то вы видели по ТВ, как я вылетел с трассы. Это никак не отразилось на результатах, я ехал пятым, меня никто не догонял, поэтому ничего не потерял. С другой стороны, всё могло закончиться намного хуже, так что мне нужно поработать над собой».

Источник: f1news.ru

Даниил Квят: У нас конкурентоспособная машина

В Бахрейне Даниил Квят впервые после возвращения в Формулу 1 принял участие в официальной пресс-конференции FIA. Гонщик Toro Rosso рассказал, насколько он доволен своим выступлением в Мельбурне и чему научил его прошлый год

Даниил Квят: «В Мельбурне мы хорошо провели не только гонку, но и весь уик-энд. Приятно знать, что у нас конкурентоспособная машина. Мы находимся среди команд средней группы, где в этом году очень плотная борьба.

Гонка получилась богатой на события, но в итоге я заработал очки. Всегда хорошо, когда первую гонку сезона заканчиваешь в первой десятке. Сейчас же я смотрю вперед – в Бахрейне трасса другого типа, посмотрим, что получится у нас в этот уик-энд.

После одного этапа сложно говорить о слабых и сильных сторонах машины. Пока понятно лишь, что в середине пелотона очень плотная борьба, поэтому необходимо всегда на высоком уровне проводить уик-энды – если проиграешь всего несколько десятых, то это приведет к потере позиций. Нужно работать, чтобы сложить вместе все составляющие, иначе вместо попадания в финал квалификации вы будете стартовать 14-м или 15-м. Борьба в середине плотная, но это хорошо, поскольку возможности есть у всех.

Прошлый год? Конечно, я хотел выступать в гонках, но все равно было здорово оказаться частью такой команды, как Ferrari. Было интересно увидеть, как работают Себастьян Феттель и Кими Райкконен. Я много времени провел на симуляторе, учился. Важно было поддерживать связь с миром Формулы 1, я старался делать свою работу настолько хорошо, насколько это возможно, чтобы помочь команде добиться максимально возможных результатов. Я получил очень хороший опыт».

Источник: f1news.ru

Кими Райкконен: Пока есть желание, я буду гоняться

В Мельбурне Кими Райкконен провел первую гонку в составе Alfa Romeo и финишировал восьмым. Накануне Гран При Бахрейна Кими рассуждал, изменился ли его подход к работе после ухода из Ferrari

Вопрос: Кими, вы приняли участие почти в 30% всех гонок в истории…
Кими Райкконен: Вопросы, связанные со статистикой, задавайте финскому журналисту Хейкки Культе! (смеется) Меня все это не интересует. Это просто цифры, и у меня нет особых мыслей на этот счет.

Вопрос: Вы можете превзойти достижение Рубенса Баррикелло по числу гонок за карьеру? Вы стремитесь к этому?
Кими Райкконен: Я к этому не стремлюсь! (смеется) Это просто цифры, я не думаю о том, сколько гонок проехал. Я продолжаю гоняться, поскольку это мне нравится. Когда у меня пропадет желание, я завершу карьеру, а сколько к тому моменту проведу гонок – не имеет значения. Пока есть желание, я буду гоняться, а потом займусь чем-нибудь еще.

Вопрос: Когда вы выступали за Ferrari, то от вас ждали побед, борьбы за титул. В Alfa Romeo от вас этого не ждут…
Кими Райкконен: Почему вы так говорите? Вы же не знаете этого наверняка! (смеется) Мы стремимся выступать настолько хорошо, насколько можем. Мы знаем, что не входим в число ведущих команд, но у нас отличные специалисты и есть всё необходимое, чтобы построить быструю машину и улучшать ее. Я хочу помогать команде двигаться вперед.

Каких результатов мы в итоге добьемся? Я не знаю, никто не знает. Будем мы довольны своими результатами или нет – узнаем в будущем. Разумеется, мы хотим побеждать, бороться за титул, но реалистично оцениваем свои шансы. Если все сделать правильно, то мы можем претендовать на шестое место.

Вопрос: Насколько выступления в Alfa Romeo отличаются от выступлений в Ferrari? Меньше прессинга?
Кими Райкконен: Команда дает тебе машину и ждет, что ты все сделаешь правильно. Я требую от самого себя большего, чем от меня ждут другие. Я рад, что все складывается хорошо, но всегда хочется большего. Не думаю, что в Ferrari или в любой другой команде от меня ждали чего-то невозможного. Мне никто не говорил в лицо, что я должен сделать то-то и то-то. Я сам знаю, что нужно делать. Каким бы ни был результат, я должен чувствовать, что сделал максимум.

Вопрос: Ваш подход к работе изменился после смены команды?
Кими Райкконен: Нет, не изменился, но мне стало проще, поскольку база команды недалеко от моего дома. В этом самое главное отличие. Возможно, работы с прессой и спонсорами стало меньше. В остальном же ничего не изменилось – мы приезжаем на гонки и работаем.

Источник: f1news.ru

Карлос Сайнс: Я сочувствую Мику Шумахеру

В Бахрейне к Мику Шумахеру приковано огромное внимание, но всё это обеспечено ему и в дальнейшем. Карлоса Сайнса, сына двукратного чемпиона мира по ралли, спросили, испытывает ли он что-то вроде сочувствия к молодому гонщику, которому сейчас приходится выдерживать серьёзный прессинг?

«Да, я действительно ему сочувствую, ведь мне в какой-то мере всё это знакомо, – ответил гонщик McLaren. – В этом сезоне ему придётся непросто. Когда ты сын чемпиона, иногда это может доставлять болезненные переживания, ведь о тебе всё время говорят: «Это сын такого-то…»

Тебе же хочется самому заработать имя, и я не сомневаюсь, что Мик пытается действовать именно так. Но пока он успешно доказывает, что он неплохой гонщик, что прогрессирует и заслуживает шанса в Формуле 1. Никто не предлагает это просто так, он заработал такую возможность благодаря своему таланту и своим результатам, поэтому я желаю ему всего наилучшего на предстоящих тестах».

На MCL34 Сайнса в этот уик-энд заменили один из элементов силовой установки Renault – мотор-генератор MGU-K, хотя позади только одна гонка.

Но пока Карлоса больше волнует, что в Мельбурне машины Haas в квалификации были на полсекунды быстрее: «Haas слишком заметно опережают все команды середины пелотона, и это единственный неприятный момент по сравнению с прошлым годом. Они слишком далеко впереди, более чем на полсекунды, и чтобы отыграть это отставание, нужно вести модернизацию очень высокими темпами, а это весьма трудная задача.

Соперники не будут стоять на месте, поэтому надо работать, чтобы прибавить как минимум на 0,7-0,8 секунды – это очень много. По моим прогнозам, в квалификациях даже под конец сезона нам будет сложно конкурировать с Haas. Про гонки я не говорю, но по чистой скорости они действительно быстрее всех середняков.

Но я не слишком детально анализирую цифры, в отличие от инженеров. Я лишь высказывают предположения, глядя на результаты прохождения кругов, поскольку вижу, какие они у соперников, а какие у меня или моего напарника. Я произвёл лишь приблизительные вычисления, так что мои данные не вполне точны. В любом случае, полсекунды – это много, но мы постараемся отыграться».

Источник: f1news.ru

Расселл: Такое отставание не сократить за один день

В четверг в Бахрейне Джордж Расселл говорил о ситуации с машиной, итогах первой гонки и ожиданиях от уик-энда

Вопрос: Вы хорошо знаете трассу в Бахрейне. Чем этот уик-энд отличается от Гран При Австралии?
Джордж Расселл: Отличие Сахира от Альберт-парка не только в том, что австралийская трасса была мне незнакома – она уникальна. Первая гонка сезона в Мельбурне – испытание для любого дебютанта. Там много кочек, а если допустить ошибку, машина врежется в ограждения или застрянет в гравии. А Бахрейн… Я знаю эту трассу. Если бы моя первая гонка в Формуле 1 прошла здесь, мне было бы гораздо проще – здесь ошибки стоят не так дорого. Мне это не очень нравится, но таковы все современные автодромы.

Вопрос: Насколько Williams сможет прибавить за счет того, что команда поняла поведение машины и нашла настройки? В Австралии у вас было много проблем…
Джодж Расселл: Так и есть. Наша машина серьёзно уступает соперникам, но если всё оптимизировать, можно сократить отставание. Конечно, вряд ли мы отыграем всё, чего нам не хватает.

Формулу 1 можно сравнить с марафоном, а мы начали его на полчаса позже. Мы можем ехать в темпе остальных, но изначально уступаем соперникам. Команда старается сделать больше, чтобы догнать остальных.

Вопрос: Какова атмосфера в команде? У Williams было сложное межсезонье и первая гонка…
Джордж Расселл:
Атмосфера настолько позитивная, насколько это возможно. Мы не можем расслабиться, занимая последние позиции в пелотоне, да ещё и с таким отставанием. Нужно сохранять позитивный настрой и избегать кардинальных перемен – в конце концов, мы оказались в такой ситуации и теперь должны из неё выбираться. В любом спорте невозможно всё изменить за один вечер. Нужно постепенно расставить всё по местам, а потом двигаться дальше. Мы видим свет в конце тоннеля, но это довольно длинный тоннель.

Вопрос: Чему вы можете научиться в Формуле 1, оказавшись в такой ситуации?
Джордж Расселл: Я могу экспериментировать, не опасаясь последствий, могу иначе работать с машиной. Скажем так, если я испорчу комплект резины из-за серьезной ошибки, это всё равно не повлияет на результат.

То же самое касается инженеров. Я ясно им сказал: «Давайте будем экспериментировать, ведь у нас есть такая возможность – и используем этот опыт и наработки, когда появится хорошая машина. К тому моменту мы будем во всём разбираться лучше остальных».

Вопрос: Как вы справляетесь с эмоциями: вы рады выступать в Формуле 1, но понимаете, что у команды большие проблемы? Должно быть, это немного странная ситуация…
Джордж Расселл: Да, она странная. Мне несколько раз задавали вопрос о мотивации, но я уже говорил, что есть тысячи гонщиков, мечтающих попасть в Формулу 1, а мне это удалось. Мне не нужна дополнительная мотивация. Я всю жизнь мечтал выступать в Формуле 1, и теперь моя цель – использовать то, что у нас есть, помочь Williams двигаться в верном направлении.

Вопрос: Вы говорили о возможности экспериментировать с машиной. Что именно вы имели в виду: шины, стратегию?
Джордж Расселл: Даже стиль пилотирования. В пятничных тренировках все стараются собрать как можно больше информации на длинных сериях кругов, а мы можем что-нибудь попробовать в это время, поработать с шинами в другом диапазоне – если получится, то я смогу иначе пилотировать. Возможно, мы найдем какое-нибудь интересное решение.

Вопрос: Была ли у вас такая возможность в Формуле 2?
Джордж Расселл: Нет. В Формуле 2 приезжаешь на трассу, садишься за руль и стараешься проехать круг как можно быстрее. Особенность этой серии в том, что есть только одна тренировка с одним комплектом резины. Нужно сразу проехать круг и показать всё, на что ты способен. Могут возникнуть проблемы с избыточной или недостаточной поворачиваемостью, но в Формуле 2 у гонщика нет возможности четыре часа работать с настройками. В Формуле 1 есть и время, и возможности для этого. Можно многое отыграть вне трассы за счет доработки машины. Работа гонщика не ограничивается пилотированием.

Вопрос: Вам это нравится?
Джордж Расселл: Да. Мне всегда нравилась техническая составляющая. Это Формула 1. Я много готовился к этому и знал, чего ждать. В команде прислушиваются к моим советам. Нам многое предстоит сделать. Я никогда не представлял себе, насколько серьёзно гонщик влияет на прогресс машины.

Вопрос: Далеко ли продвинулась команда в поиске причин возникших проблем?
Джордж Расселл: Мы понимаем, почему машина получилась настолько плохой. Но всё не так просто, чтобы эти проблемы можно было исправить за один день. Кроме того, нет уверенности, что решение сработает – это требует нескольких недель или месяцев. Не секрет, что мы пропустили тесты, и теперь во всем отстаем от остальных команд. Это тоже не помогает.

Вопрос: Машина получилась слишком тяжелой и у неё недостаточно эффективная аэродинамика. Или у вас возникли и другие проблемы?
Джордж Расселл: Больше всего проблем с нехваткой прижимной силы и недостаточно эффективной аэродинамикой. Поскольку мы торопились, качество работы уступало привычным стандартам, нам не хватает специалистов. Но машина лучше, чем может показаться по нынешним результатам. Она не настолько лучше, чтобы быстро добиться заметного прогресса, но позволяет отыграть пару десятых. Если мы по-максимуму используем, что есть, то сделаем шаг вперед.

Вопрос: Можно ли сравнивать эту машину с прошлогодней в плане эффективности?
Джордж Расселл: Нет. В прошлом году проблемы были связаны с управляемостью. Она и сейчас не идеальна, но я уверен в машине и могу использовать её потенциал. Увы, по сравнению с соперниками нам не хватает сцепления с трассой. Это долгий процесс, он требует времени. Мы сейчас этим занимаемся.

Вопрос: Раньше некоторые гонщики совершенствовали своё мастерство, выступая за слабые команды. Например, Фернандо Алонсо в Minardi в 2001-м. Вы считаете, что нынешняя ситуация в Williams даёт вам возможность для роста?
Джордж Расселл: Конечно. Я хочу помочь команде отыграть несколько позиций, по-максимуму использовать сессии и сложные условия, чтобы показать, на что я способен. Мне кажется, все в Williams и Mercedes знают, как я выступаю, а со стороны порой сложно понять, справляется гонщик со своей работой или нет.

Вопрос: Что вас удивило больше всего в дебютный уик-энд?
Джордж Расселл: Пожалуй, пилотирование машины – это самое простое в Формуле 1. Но встречи с журналистами, с болельщиками, телеоператоры на стартовой решетке Всё это невероятно, и этого так много! Всё это сильно отличается от того, что я знал прежде. Каждое утро мне требовалось 25-30 минут, чтобы просто пройти в паддок – приходилось раздавать столько автографов и делать столько селфи. Там были тысячи болельщиков. Это здорово! Как я сказал, гоночный уик-энд Формулы 1 включает гораздо больше, чем просто пилотирование. Мне это нравится.

Вопрос: Это повлияло на ваше выступление? Добавило вам сил?
Джордж Расселл: Нет, но я понимаю, как это могло повлиять. Даниэль Риккардо говорил об этом, и я его понимаю. Я знаю, что Льюис Хэмилтон и Валттери Боттас потрясающе с этим справляются. Они очень заняты – у них столько PR-акций. Я видел, что они делали в прошлом году. Люди не замечают, что происходит за закрытыми дверями – каждый вечер после брифингов с командой, с маркетологами и журналистами, они участвуют в разных встречах со спонсорами. В конце концов, так надо делать, потому что благодаря этим парням гонки становятся популярными, и без них нас здесь не было бы. Надо давать что-нибудь взамен. Болельщики видят только хорошее в гонках – борьбу на трассе, славу, жильё в Монако и так далее. Но я вижу также напряженную работу, которая происходит за кулисами. Не только в техническом аспекте, но и в маркетинге. Это занимает очень важное место в Формуле 1.

Вопрос: Вы всегда были рослым гонщиком. Вам помогли изменения в правилах, касающихся минимального веса?
Джордж Расселл: Да, очень. Я всегда старался контролировать вес. В каникулы я позволил себе набрать шесть килограмм, не только от рождественского ужина, но и в тренажерном зале (смеется). Теперь я чувствую себя гораздо лучше. У меня нормальный рост и вес. В прошлом году я весил 66 кг, а сейчас – 72-73 кг. Я отлично себя чувствую и полон сил. Многие говорят, что я стал лучше выглядеть. (смёется)

У этих перемен в правилах гораздо больше плюсов, чем минусов, и это здорово. Формула 1 нуждалась в них. Возможно, следующий шаг – сделать кокпиты стандартного размера. У невысоких гонщиков остается преимущество: можно все сделать компактнее, и остается больше места на любые изыски. Можно ближе расположить радиатор… Это бесконечная история. В Формуле 2 и GP3 стандартные кокпиты для гонщика ростом, если не ошибаюсь, 192 см. Возможно, со стороны это незаметно… Но как я сказал, мы движемся в верном направлении.

Вопрос: Вы похудели до 66 кг ради Формулы 2 или ради Формулы 1?
Джордж Расселл: Скорее, ради Формулы 1. Я понимал, что если появится шанс сесть за руль Mercedes, и если я весил бы больше Льюиса или Валттери, то проехал бы медленнее. А я хотел показать, на что способен. Мне не хотелось, чтобы что-то меня ограничивало.

Вопрос: Возвращаясь к разговору про Мельбурн: несколько гонщиков, стартовавших в конце пелотона, не видели стартовые сигналы из-за слишком высоких задних антикрыльев. У вас возникли какие-либо проблемы?
Джордж Расселл: Да. Я занял свое место на стартовом поле, осмотрелся, понял, что ничего не вижу, и мне стало не по себе. (смеется) Я посмотрел по сторонам и заметил, что стартовый сигнал отражается в окнах паддок-клуба. Я сидел, повернув голову на 45 градусов, и ужасно стартовал, потому что несколько секунд смотрел по сторонам, пытаясь понять, куда поехать, а затем понял, что когда загорелся пятый сигнал, моя рука была в неправильном положении. Затем я просто поехал.

Вопрос: Что стало причиной проблем?
Джордж Расселл: Высокое заднее антикрыло впереди стоящей машины. В конце стартовой прямой начинается небольшой спуск, поэтому заднее антикрыло машины впереди кажется ещё выше. Не знаю, возникнут ли такие проблемы на всех трассах. Посмотрим. Я слышал, что здесь установят дополнительные сигналы.

Источник: f1news.ru

Перес: Стролл быстрее моих прошлых напарников

Серхио Перес не раз говорил о скорости Лэнса Стролла. Перед этапом в Бахрейне он заявил, что в гонке Стролл быстрее его прошлых напарников – Эстебана Окона и Нико Хюлкенберга

Серхио Перес: «У Эстебана и Нико схожий подход к работе, и у них всегда были проблемы с гоночным темпом, но если мы говорим о Лэнсе, то из всех моих напарников его гоночный темп ближе всех к моему.

По воскресеньям Лэнс очень хорош. Я был удивлен тем, как он проходит длинные серии кругов. С прошлыми напарниками мне было проще бороться на дистанции, но ситуация изменилась. Стролл отлично понимает, как действовать за рулем по воскресеньям. Это хорошо, поскольку команда должна зарабатывать очки, особенно учитывая настолько плотную борьбу в середине пелотона.

Когда мы начали работать с Лэнсом и увидели его скорость, то были удивлены. Это только доказывает, как сложно оценивать гонщиков, поскольку в Формуле 1 многое зависит от характеристик вашей машины. У него есть скорость и талант, он много работает. Я думаю, что он продолжит стабильно зарабатывать очки, и хорошо для команды.

Для того, чтобы занять четвертое место в Кубке конструкторов, нужно двумя машинами финишировать в десятке каждый уик-энд. В Австралии Лэнс выжал максимум из машины и стратегии. Теперь нужно придерживаться такого подхода до финиша в Абу-Даби».

Источник: f1news.ru

Кевин Магнуссен: Третья зона DRS в Бахрейне ни к чему

В 2019-м впервые в истории Гран При Бахрейна будет использоваться три зоны DRS. Эта мера направлена на облегчение обгонов, но пилот Haas Кевин Магнуссен считает её совершенно излишней – по мнению датчанина, на этой трассе и без того было достаточно просто обгонять соперников.

Кевин Магнуссен: «Я считаю, что на этой трассе и без того было легко обгонять. Так что с моей точки зрения, никакой необходимости в этом не было. Думаю, это нужнее другим трассам.

Я не скажу, что обгонять здесь слишком легко. Если это даст мне преимущество, то я буду говорить, что всё прекрасно. Если наоборот, то скажу противоположное. Но что есть, то есть. Мы надеемся, что это улучшит зрелищность, шоу для зрителей.

Я думаю, что это хорошая трасса. Тут есть всего понемногу: быстрые повороты, зоны серьёзного торможения и возможности для обгонов. Здесь можно сражаться».

Источник: f1news.ru

Мик Шумахер: Я счастлив, что у меня такой отец

В паддоке бахрейнского автодрома Мик Шумахер сразу оказался в центре общего внимания, ведь ему предстоит не только дебют в Формуле 2, но и первые тесты в двух командах Формулы 1 – Ferrari и Alfa Romeo. Но сын семикратного чемпиона заявил, что справится со всеми нагрузками.

Вопрос: В ближайшие дни вас ждёт много разнообразной работы – как вы ко всему этому готовитесь, как расставляете приоритеты?
Мик Шумахер: Пока для меня главное – Формула 2.

Вопрос: Значит, сейчас вы намерены полностью сосредоточиться на Ф2?
Мик Шумахер: На 100%.

Вопрос: В какой момент вы осознали, что действительно хотите последовать примеру отца и профессионально заняться гонками?
Мик Шумахер: Полагаю, нельзя точно сказать, в какой момент это произошло. В период выступлений в картинге я как-то сказал себе: вот то, что мне нравится, чем бы я хотел заниматься профессионально. В общем, я довольно давно начал относиться к гонкам со всей серьёзностью, и постепенно всё удачно сложилось. Вскоре я стал выступать на международном уровне, после чего перешёл в Ф4, затем в Ф3 и очень рад, что теперь я здесь.

Вопрос: В истории Формулы 1 было более 30 чемпионов мира, но если говорить об их сыновьях, то титулы удалось завоевать только двоим – Деймону Хиллу и Нико Росбергу. Многие другие пытались, но у них не получилось. Как вы собираетесь действовать, чтобы добиться успеха, несмотря на то, что исторически шансы на это невелики?
Мик Шумахер: Думаю, это сложный вопрос. Полагаю, надо подождать, когда для всего этого настанет время. В настоящий момент я рад выступать в Формуле 2, а всё остальное пусть идёт, как идёт.

Вопрос: Все гонщики мечтают сесть за руль Ferrari, и в следующий вторник вы получите такой шанс, но при этом носите фамилию Шумахер. Это к чему-то вас обязывает?
Мик Шумахер: В настоящий момент я стараюсь об этом не думать. Сейчас важно как можно лучше начать сезон в Ф2 и освоиться в этой серии.

Вопрос: Но, наверное, предстоящие тесты в Формуле 1 вызывают у вас какие-то особые эмоции?
Мик Шумахер: Конечно, эмоции будут, но лишь после того, как я проведу первый этап сезона в Формуле 2.

Вопрос: Как вы готовились к предстоящим тестам в Ferrari?
Мик Шумахер: Конечно, нужно было проделать большую работу, много чем заниматься, в том числе интенсивно тренироваться. Но я на 100% уверен, что мне по силам справиться с этими нагрузками, что я в целом готов к предстоящему сезону, хотя он обещает быть непростым. Понятно, что я становлюсь старше, привыкаю ко всему, что связано с гонками, и, разумеется, работа с многими отличными специалистами помогает развиваться в профессиональном плане.

Вопрос: Как вам удаётся справляться со всем этим повышенным вниманием, ведь вы – сын Михаэля? Создаёт ли это какие-то дополнительные сложности?
Мик Шумахер: Ещё один трудный вопрос. Разумеется, это часть моей жизни и всегда было её частью – полагаю, у меня было достаточно времени и возможностей к этому привыкнуть. Люди, которые рядом со мной, мне помогали. Я счастлив, что у меня такой отец. В Формуле 1 он добился высочайших достижений, и это для меня ориентир.

Вопрос: Помните ли вы, когда впервые побывали в паддоке?
Мик Шумахер: (смеётся) Конечно, нет. Я тогда был ещё мал. Но я рад, что попал в паддок, и у меня появилась возможность увидеть всё, что я хотел. Хотя первое настоящее знакомство с Формулой 1 произошло достаточно недавно, два или три года назад, когда я действительно начал осваиваться в паддоке, бывать в командах, смотреть, как они работают.

Вопрос: Когда вы впервые увидели своими глазами гонку Формулы 1, как вы её восприняли? Увиденное соответствовало вашим ожиданиям, превзошло их, или вы просто познакомились с работой отца?
Мик Шумахер: Всё оказалось ещё лучше, чем я ожидал.

Вопрос: Какие цели вы ставите перед собой в дебютном сезоне в Формуле 2? Подняться на подиум, одержать несколько побед или сразу выиграть титул?
Мик Шумахер: Думаю, цель состоит в том, чтобы получить как можно больше опыта, и, конечно, я постараюсь показывать как можно более высокие результаты.

Вопрос: В какой мере то, что вы успели увидеть и почувствовать здесь, в Бахрейне, отличается от того, к чему вы привыкли в Формуле 3?
Мик Шумахер: (смеётся) Здесь теплее. Обычно сезоны в картинге, в Ф4 или Ф3 начинались в Европе, а сейчас мы на Ближнем Востоке. Но полагаю, я неплохо подготовлен к жаре. Как я тренировался? У каждого гонщика свои подходы и методы.

Вопрос: Всё ли у вас получалось на тестах в Формуле 2? Или вам есть над чем работать?
Мик Шумахер: Всегда есть области, в которых у вас всё более-менее нормально получается, но, конечно, хочется повышать мастерство во всех областях. Например, когда с жёсткой резины переходишь на мягкую, не так то просто перестраиваться. Но мне было интересно изучить особенности поведения шин разных составов, понять, как надо с ними работать – по-моему, всё прошло неплохо.

Теперь интересно посмотреть, как резина Pirelli ведёт себя при таких температурах, как в Бахрейне. Особенно много полезной информации о шинах я получил от Шона Гелаэля, моего напарника по команде Prema.

Машина в Ф2 тяжелее, чем в Ф3, но главное, что она очень быстрая, особенно в скоростных поворотах. В медленных разница чувствуется не так остро. Но когда пилотируешь машину Формулы 2, то получаешь больше удовольствия. В этой серии много опытных гонщиков, но есть и перспективные новички, так что сезон обещает быть интересным.

Источник: f1news.ru

Тесты за Haas отработают Грожан и Фиттипальди

Команда Haas F1 назвала пилотов, которые сядут за руль VF-19 на тестах в Бахрейне. Во вторник, 2 апреля, работать будет основной гонщик команды Роман Грожан. В среду, 3 апреля, его сменит тест-пилот команды Пьетро Фиттипальди.

Для внука двукратного чемпиона Формулы 1 Эмерсона Фиттипальди это будет уже не первый опыт в кокпите нынешней машины Haas – он работал на зимних тестах, в том числе заменяя Кевина Магнуссена, когда у того возникли проблемы с подголовником.

Источник: f1news.ru

Фото: Все участники чемпионата Формулы 2

Перед стартом сезона 2019 года Формулы 2 в Бахрейне прошла традиционная фотосессия гонщиков, принимающих участие в чемпионате. Самым молодым из них будет Джулиано Алези, самым возрастным – Татьяна Кальдерон. Она же станет первой женщиной, участвующей в этой серии.

Больше всего побед среди участников у Ника де Вриза, подиумов у Николаса Латифи, стартов у Луи Делетраза и Луки Гиотто. В серии примут участие победитель последнего чемпионата GP3 Антуан Юбер и последний чемпион европейской Формулы 3 Мик Шумахер. Подробное превью чемпионата можно прочитать тут.

Верхний ряд: Джордан Кинг, Махавир Рагунатан, Татьяна Кальдерон, Антуан Юбер, Джулиано Алези, Ральф Бошунг.

Средний ряд: Гуан Ю Чжоу, Лука Гиотто, Мик Шумахер, Шон Гелаэль, Каллум Айлотт, Хуан-Мануэль Корреа, Джек Эйткен, Дориан Бокколаччи.

Нижний ряд: Луи Делетраз, Нобухару Мацусита, Никита Мазепин, Ник де Вриз, Серхио Сетте Камара, Николас Латифи.

Источник: f1news.ru

Роберт Кубица: Запчастей нам не хватает и сейчас

Первый этап сезона в Мельбурне сложился неудачно для Роберта Кубицы – в пятницу поляк повредил днище машины, и в Williams не смогли устранить поломку из-за нехватки деталей. В четверг в Бахрейне Роберт заявил, что запчастей у Williams не хватает и сейчас

Вопрос: Какие цели вы ставите перед собой в Бахрейне?
Роберт Кубица: Говоря откровенно, я готовлюсь к еще одному непростому уик-энду, учитывая те проблемы, с которыми мы столкнулись в Австралии. Конечно, трасса в Бахрейне отличается от австралийской, но не стоит ждать чуда за полторы недели. Впереди сложный этап, но мы сделаем всё, что в наших силах.

Ситуация непростая, в том числе и для гонщиков – запчастей не хватает и сейчас. В Австралии в первой тренировке на поребрике я повредил днище, и у нас не было деталей, чтобы исправить поломку. В результате, она влияла на работу по ходу всего уик-энда. Мы обязаны действовать аккуратно, но сделаем всё возможное и постараемся использовать тот опыт, что получили в Австралии. Надеюсь, на этот раз уик-энд пройдет более гладко, чем в Мельбурне.

Вопрос: Но хоть новое днище команда привезла в Бахрейн?
Роберт Кубица: Да! (смеется) В команде делают максимум, чтобы предоставить нам как можно более быструю машину, однако проблемы, которые мы выявили на тестах в Барселоне, невозможно устранить за несколько недель. Сейчас мы расплачиваемся за то, что произошло месяц назад.

Вопрос: Если вы повредите какие-то детали машины, то у вас возникнут такие же проблемы, как и в Мельбурне?
Роберт Кубица: Как я сказал, мы ограничены в запасных частях. Я сказал про днище в качестве примера, поскольку оно получило повреждения уже на пятом круге тренировки в Австралии. После окончания уик-энда мы изучили все данные и пришли к выводу, что поврежденное днище оказало больший эффект на скорость, чем мы предполагали. Мы должны сделать из этого выводы, и, как я сказал, в чем-то изменить свой подход.

Вопрос: Вы довольны тем, как лично вы отработали уик-энд в Австралии?
Роберт Кубица: Я уже сказал, что в чем-то мог действовать иначе. Несколько факторов повлияли на поведение машины, поэтому у меня возникло больше проблем, чем раньше. Вероятно, мы могли среагировать иначе, и в работе с настройками пойти другим путем. В целом, были вещи, в которых я мог сработать лучше, но, в целом, я доволен своей работой. Нужно продолжать работать, основываясь на австралийском опыте, и стараться действовать лучше.

Вопрос: Полагаете, в команде понимают, что именно не так с машиной и проблемы будут устранены в этом сезоне?
Роберт Кубица: Я бы разделил этот вопрос на два отдельных. Если мы говорим о скорости, то я не в том положении, чтобы на него отвечать. Я надеюсь, что мы прибавим. В сложной ситуации, в которой оказалась команда, критически важно сохранять позитивный настрой – это придаст всем уверенность. Все напряженно работают, сезон длинный – сотрудникам важно иметь уверенность в том, что однажды они увидят свет в конце тоннеля.

Второй вопрос – на тестах в Барселоне мы работали с машиной, которая была далеко не идеальной с точки зрения сборки. Это еще один фактор, с которым мы должны разобраться как можно быстрее.

Я уже говорил, что это усложняет работу гонщиков. Я знаю, что не могу активно атаковать поребрики. Вернее, могу, но рискую тем, что машина получит повреждения, и у нас не будет запасных частей. Этот фактор накладывается на то обстоятельство, что машине не хватает скорости, и еще больше осложняет нашу задачу. Я знаю, что сейчас на базе все работают с максимальной отдачей, чтобы как можно скорее устранить проблему с нехваткой запасных деталей. Что касается скорости, то я не тот, кто может ответить на этот вопрос.

Вопрос: Полагаете, у команды правильно выстроена работа, чтобы решить возникшие проблемы?
Роберт Кубица: Я не тот, кто сможет ответить на этот вопрос. В команде каждый отвечает за свой участок работы. Моя задача – пилотировать машину. На ваш вопрос лучше ответят другие люди из команды.

Вопрос: Если сравнить машину с прошлогодней, сейчас проблемы со скоростью решить проще?
Роберт Кубица: Всегда есть причины, почему вы оказались в той или иной ситуации. Полагаю, в прошлом году проблемы были совершенно иными. Нынешние проблемы было сложно предсказать, они нас удивили, но в этом году у нас нет проблем с прохождением поворотов – в этом аспекте машина достаточно конкурентоспособна. В некоторых областях машина не так далека от расчётных параметров, но мы не ожидали тех проблем, с которыми столкнулись в Барселоне.

Если говорить о скорости, то исходя из расчетов и данных, полученных в аэродинамической трубе, мы знали, что если бы соперники добились за зиму такого же прогресса, как и в прошлом году, то мы бы отстали от них еще сильнее – именно это и произошло.

Проблему легче решить, когда вы знаете ваши слабые места. В прошлом году ситуация была более сложной, поскольку машина вела себя очень нестабильно. С другой стороны, непросто кардинально всё изменить за несколько месяцев.

Источник: f1news.ru

Сайнс получил второй модуль MGU-K

В McLaren подтвердили замену модуля MGU-K на машине Карлоса Сайнса после отказа силовой установки во время гонки в Мельбурне. Карлос получил второй MGU-K из трёх разрешенных на сезон.

Двигатель внутреннего сгорания, турбина и модуль MGU-Н восстановлены и будут использоваться дальше, но возможно в команде полностью сменят силовую установку на машине Карлоса по ходу уик-энда.

Источник: f1news.ru

Смедли: Нужно позволять пилотам бороться за лучший круг

Бывший главный инженер Williams, а ныне технический эксперт Формулы 1 Роб Смедли рассказал о том, как, на его взгляд, повлияло на характер гонки введение дополнительного очка за лучший круг.

Роб Смедли: «Первый случай использования этого правила имел большой успех – люди говорят об этом, а гонщики действительно атакуют. Самое замечательное, что тут нет ничего надуманного. Они просто хотели завоевать дополнительное очко.

Это принесло новый элемент соревновательности в Гран При, потому что раньше в конце гонки пилоты зачастую просто спокойно ехали к финишу. Теперь же они атакуют, и это тоже подчёркивает их мастерство – шины зачастую не в лучшем состоянии, но они всё равно показывают высокий темп. Впечатляет.

Кроме того, появился дополнительный элемень стратегии – команды и гонщики будут стараться лучше следить за износом шин, чтобы иметь запас скорости в конце гонки и проехать быстрый круг.

Конечно, мы увидим гонки, в которых командам потребуется весь ресурс шин, чтобы заработать 25, 18 или 15 очков, и у них не будет возможности показать быстрый круг. Или они могут оказаться в ситуации, когда пилот провёл позади кого-то долгое время, шины износились, и он не по своей воле лишён возможность побороться за дополнительное очко.

Это даст больше возможностей другим, что тоже очень здорово. Мы увидим миллионы различных сценариев, но главное – в конце гонки появится дополнительный элемент соперничества, которого прежде не было.

На месте Mercedes, я бы позволил Валттери в Австралии атаковать и бороться за лучший круг. Такие парни, как Валттери, не новички. Он знает, что делает, знает, на что способен. Он не будет чрезмерно атаковать и ставить под угрозу свои 25 очков. Он слишком профессионален для этого.

Нужно позволять гонщикам делать то, что они умеют. Нужно доверять их умениям. Если гонщик считает, что может это сделать, то пусть делает. Я могу практически гарантировать, что если пилот не считает, что справится, он откажется и скажет вам, что это невозможно. Но если такая возможность есть, он обязательно попробует».

Источник: f1news.ru

Ферстаппен и Тиктум проведут тесты с Red Bull Racing

На следующей неделе в Бахрейне пройдут первые в этом году двухдневные тесты по ходу сезона. По регламенту, два дня тестов из четырёх должны отработать молодые пилоты – и в Red Bull Racing пригласили участника молодёжной программы Даниэля Тиктума, выступающего сейчас в японской серии SuperFormula.

Макс сядет за руль во вторник, 2 апреля, а в среду RB15 впервые опробует Тиктум – 19-летнего британца ждёт первый опыт пилотирования машины Формулы 1.

Источник: f1news.ru

Renault и DuPont объявили о стратегическом партнёрстве

Renault Sport Racing и американский химический гигант DuPont объявили о стратегическом техническом партнёрстве, цель которого – способствовать внедрению новых решений, связанных с гибридными и электрическими технологиями. Это поможет не только команде Renault F1, но и другим гоночным программам французского автоконцерна.

Сирил Абитебул, управляющий директор Renault Sport Racing: «У компании DuPont большой опыт в деле разработки инновационных продуктов, которые позволяют добиваться более высоких результатов в автоспорте и повышать эффективность серийных автомобилей, при этом делая их более безопасными и экологичными.

Наше многолетнее техническое партнёрство позволит продвигать гибридные технологии, а также разрабатывать новые решения, связанные с шасси, и мы верим, что в итоге это выльется в рост результатов и конкурентоспособности».

Источник: f1news.ru

Кристиан Брилль — официальный стартёр Гран При Бахрейна

На протяжении нескольких десятилетий старт Гран При давал один и тот же человек: Чарли Уайтинг. После его смерти FIA начала поиск людей, способных его заменить. Как мы уже сообщали ранее, новым гоночным директором и делегатом по безопасности вместо Уайтинга стал Майкл Маси.

А вот старт гонкам теперь будет давать другой человек. На Гран При Бахрейна это будет делать Кристиан Брилль, много лет проработавший в Формуле 1 и FIA на различных должностях, от телеинженера до менеджера по логистике. Официально он назван «постоянным стартёром» – таким образом, можно ожидать, что эта должность закреплена за Бриллем.

Источник: f1news.ru

Определён список 18-ти участниц серии W

Организаторы женской гоночной серии W по итогам предварительного отбора назвали имена 18 пилотесс, которые примут участие в первом сезоне, стартующем в Хоккенхайме 3 мая.

Последней стадией испытаний стали четырёхдневные тесты с участием 28 участниц на испанском Circuito de Almeria, по итогам которых сначала отобрали 12 сильнейших, а потом ещё шесть – и четырёх запасных. Председатель консультативного совета серии Дэвид Култхард сообщил участницам, кто из них выйдет на старт.

Дэвид Култхард: «Эмоции, которые вызывает автоспорт, не зависят от того, мужчина вы или женщина. Я искренне желаю, чтобы все, кто прошел этот отбор, смогли построить профессиональную гоночную карьеру на том уровне, которого позволяет добиться талант».


Перед началом сезона пройдут тесты – с 14 по 16 апреля на Лаузицринге.

Список участниц первого сезона серии W

Гонщица Возраст Страна
1. Джейми Чэдвик 20 Великобритания
2. Сейбр Кук 24 Испания
3. Марта Гарсия 18 Испания
4. Меган Джилкс 17 Канада
5. Эсми Хоуки 20 Великобритания
6. Джессика Хокинс 26 Великобритания
7. Ши Холбрук 28 США
8. Эмма Кимиляйнен 29 Финляндия
9. Мики Кояма 21 Япония
10. Сара Мур 25 Великобритания
11. Тасмин Пеппер 28 ЮАР
12. Вики Пирия 24 Италия
13. Элис Пауэлл 25 Великобритания
14. Гося Рдест 25 Польша
15. Наоми Шифф 24 Бельгия
16. Бейтске Виссер 23 Нидерланды
17. Фабьен Вольвенд 21 Лихтенштейн
18. Кэйтлин Вуд 21 Австралия
В запасе
Возраст Страна
Сара Бови 29 Бельгия
Вивьен Кестхей 17 Венгрия
Стефан Кокс 24 Нидерланды
Франческа Линосси 26 Италия

Источник: f1news.ru

Браун: Система DRS может остаться в 2021-м

При разработке регламента на сезон 2021 года, когда Формулу 1 ждут масштабные перемены, в Liberty Media и FIA стремятся облегчить обгоны за счёт изменения аэродинамической конфигурации машин, но спортивный директор чемпионата Росс Браун считает, что поначалу система DRS может остаться.

Росс Браун: «Думаю, мы можем оставить DRS хотя бы в резерве. Надеюсь, в итоге машины изменятся настолько сильно, что необходимость в этой системе отпадёт, но это произойдёт не сразу».

Источник: f1news.ru