Хельмут Марко: Мотор Honda уже мощнее Renault

Консультант австрийского концерна Хельмут Марко о финале сезона, расставании с мотористами Renault и ожиданиями от работы с Honda .

Вопрос: На старте гонки Макс Ферстаппен потерял несколько мест. Что произошло?
Хельмут Марко: Температура охлаждающей жидкости была близка к максимальной и электроника снизила мощность двигателя. Этого не должно было произойти.

Вопрос: Это проблема Renault?
Хельмут Марко: Да, проблема на их стороне. Потребовалось два-три круга, чтобы температура вернулась в норму. Для этого Максу пришлось изменить настройки двигателя – он потерял какое-то время.

Вопрос: В борьбе с Эстебаном Оконом вновь едва не дошло до столкновения…
Хельмут Марко: Давно известно, что у Окона проблемы с другими гонщиками. Возможно в следующем году в роли телевизионного комментатора он сможет оценить ситуацию со стороны.

Вопрос: В тот момент вы верили, что подиум возможен?
Хельмут Марко: Не совсем, ведь на первых кругах Макс не смог воспользоваться преимуществом шин HyperSoft. Затем он оказался позади Даниэля, но у нас не было причин вмешиваться в их борьбу, поскольку Даниэль догнал Феттеля.

Вопрос: Ферстаппен по радио просил поменяться позициями на трассе с Риккардо?
Хельмут Марко: Он несколько раз намекал на это. (усмехается)

Вопрос: Позже, когда Риккардо ехал на более свежих шинах, казалось, что он упрется в Макса…
Хельмут Марко: Так было сразу после пит-стопа, но затем Макс смог стабилизировать отрыв, хотя ему и приходилось экономить топливо.

Вопрос: У Валттери Боттаса возникли проблемы с тормозами и износом резины. У Red Bull проблем с шинами не было?
Хельмут Марко: Да, возможно, мы даже излишне консервативно подошли к работе с шинами. На этом комплекте SuperSoft можно было проехать еще одну гонку.

Вопрос: Риккардо потерял позицию относительно Макса из-за длинного первого отрезка. Таков был изначальный план?
Хельмут Марко: Да. Мы надеялись на появление автомобиля безопасности, но затем в определенный момент решили позвать его в боксы. К сожалению, он потерял около четырех секунд из-за короткого дождя.

Вопрос: Почему? К тому моменту шины сильно износились?
Хельмут Марко: Во время дождя он действовал слишком консервативно, но отлично справился. Мы долгое время считали, что у него есть шансы на подиум. Было бы хорошо так попрощаться с ним.

Вопрос: В личном зачете Ферстаппен смог опередить Боттаса…
Хельмут Марко: Я рад за него. Это добавит ему сил.

Вопрос: У Пьера Гасли в квалификации и в гонке возникли проблемы с двигателем. Вас это тревожит?
Хельмут Марко: После субботних проблем, в Toro Rosso поставили на его машину двигатель, который не был настроен правильно. Это не особенно тревожит. В квалификации отказал элемент, который не связан с новым мотором на следующий сезон.

Вопрос: Ферстаппен жаловался, что на визор попадало масло с машины Гасли…
Хельмут Марко: Пьер должен был пропустить его быстрее, он уже задерживал нас. После этого произошел забавный диалог между Максом и его гоночным инженером. Ферстаппен говорил, что ничего не видит и так далее. Инженер ответил, что не может очистить шлем с командного мостика.

Вопрос: В Red Bull готовы к борьбе за титул в 2019-м?
Хельмут Марко: Мы планируем бороться за титул. У двигателя Honda уже больше лошадиных сил, чем у Renault. Новый мотор позволит нам сделать шаг вперед.

Вопрос: Насколько вы рады тому, что сотрудничество с Renault завершилось?
Хельмут Марко: Мы расстались по-хорошему. В субботу в Абу-Даби была прощальная вечеринка.

Вопрос: Новая машина уже готова или Эдриан Ньюи, как обычно, будет работать до последней секунды?
Хельмут Марко: Мы планировали завершить работу над машиной в начале следующего года. Но затем были приняты бессмысленные поправки к регламенту на переднее антикрыло, стоившие нам около 15 млн. евро. Что касается прижимной силы, она уже примерно на нынешнем уровне. И это никак не повлияет на обгоны. Не надо нам рассказывать о бюджетных ограничениях, когда принимаются подобные решения.

Источник: f1news.ru