Бельгийские автомобили: когда-то это звучало гордо

В двадцатые-тридцатые годы прошлого века в Бельгии было более полутора сотен автопроизводителей, а три четверти бельгийских автомобилей экспортировались. И это неудивительно, ведь многие из них являлись передовыми для своего времени, и их заказывали для своих гаражей королевские фамилии Европы и ближневосточные правители. Но так получилось, что после Второй мировой войны бельгийские автопроизводители начали резко сдавать позиции, а к шестидесятым годам бельгийский автопром вымер. Сейчас лишь пара крошечных фирм выпускает спорткары ручной сборки в небольших количествах (последний полноценный автосборочный завод Ford в городе Генке закрылся в декабре 2014 года). Но когда-то владеть бельгийским автомобилем было очень престижно…

Гордость Бельгии

Сто лет назад гордостью Бельгии был концерн Fabrique Nationale de Herstal или FN. С момента своего основания в 1889 года эта компания выпускала первоклассное стрелковое оружие, а в 1900 году выпустила первый автомобиль FN Spider. Простенький «безлошадный экипаж» оснащался двухцилиндровым, 2,5-сильным мотором объемом 0,8 л, цепной передачей и выглядел типичной «самобеглой повозкой» как многие первые автомобили. Но уже пять лет спустя FN выпустил модель Typ 30-40 с четырехцилиндровым двигателем, которая приглянулась сильным мира сего и обосновалась в гараже короля Бельгии Леопольда II и персидского шаха Мозаффередина Каджара.

Даже самые первые модели FN (на фото FN RS 1908 года) отличались прогрессивной конструкцией, хорошим оснащением и надежностью. Как и полагается продукции оружейной фирмы.

В дальнейшем FN разрабатывала передовые для своего времени модели, не уступающие машинам немецкого, французского или английского производства тех лет. Например, FN Typ 2700 появившийся до Первой мировой войны имел централизованную смазку узлов подвески, а послевоенная модификация этой модели получила электрический стартер и электрические фары. Появившийся в 1923 году двухместный родстер FN 1300S имел тормоза на всех колесах, что для тех времен было весьма прогрессивным решением. В 1933 году FN первым из бельгийских автопроизводителей начинает выпускать машины с закрытым цельнометаллическим кузовом (модель FN 42 Prince Baudouin), попутно начинает экспериментировать с аэродинамическими кузовами, став чуть ли не пионером этого направления в Европе. Экономический кризис начала тридцатых годов сильно осложнил положение компании, из-за чего она была вынуждена перейти к выпуску грузовиков, а вскоре, после немецкой оккупации Бельгии в 1940 году, — к выпуску мотоциклов для вермахта.

FN Type 42 Prince Baudouin образца 1933 года стал первым бельгийским автомобилем с цельнометаллическим кузовом.

После войны легковые автомобили FN не выпускала, занимаясь производством все тех же мотоциклов, грузовиков, а затем троллейбусов. Однако особого успеха на этом поприще бельгийская компания не снискала, и в 1955 году был свернут выпуск троллейбусов, ещё через десять лет грузовиков, а затем и мотоциклов. Единственное, что приносило компании стабильный доход и хорошую прибыль, это выпуск оружия, и на этом виде деятельности бельгийцы полностью и сосредоточились, навсегда закрыв автомобильную главу своей истории.

Возрожденная «Империя»

В 1904 году в Льеже была основана компания Imperia — одна из самых известных бельгийских автомобильных фирм. Основал её Адриен Пьедбёф, ранее работавший в металлургической отрасли и имевший опыт выпуска велосипедов и мотоциклов. В 1906 году, под руководством «рекрутированного» из Германии инженера Пауля Хензе, был выпущен первый автомобиль, а затем модельный ряд разросся до вполне солидных по тем временам четырех моделей. В 1910 году на заводе Imperia трудились более трехсот рабочих, собирая ежедневно 30 машин.

Даже испытывая серьезные проблемы, Imperia продолжала выпускать спортивные автомобили. Последняя самостоятельная разработка фирмы, родстер Imperia TA-8, оснащалась 1,3-литровым двигателем мощностью 45 л.с., трехступенчатой механической КПП и разгонялась до 120 км/ч. Машина выпускалась всего год, с 1948 по 1949 гг.

Кроме того, Imperia прославилась своеобразным устранением конкурентов, активно поглощая других бельгийских автопроизводителей. В 1912 году Imperia «съела» фирму Springuel, затем, в 1927 году, поглотила одного из главных конкурентов Metallurgique, попутно «закусив» Exelsior, а ещё через два года была поглощена фирма Nagant — да-да, та самая, благодаря которой слово «наган» стало в России именем нарицательным. Наконец, в 1934 году Imperia прибрала к рукам активы второго крупнейшего бельгийского автопроизводителя — Minerva. А вскоре началась Вторая мировая война и производственные мощности Imperia были реквизированы немцами.

Возродившаяся в 2012 году Imperia так же первым делом разработала спортивный автомобиль, гибридное ретро-купе Imperia GP. Гибридная силовая установка машины состоит из 208-сильного турбомотора и 163-сильного электромотора. На покорение первой сотни требуется 4 с, максималка — 216 км/ч.

После окончания войны бельгийская компания не смогла вернуться на прежние высоты. В 1947 году был выпущен последний автомобиль собственной разработки — Imperia TA-8, в 1948 году начался лицензионный выпуск английского Standard Vanguard, но и это не помогло — Imperia впала в полукоматозное состояние и в 1958 году прекратила свое существование. Правда, в 2012 году бренд Imperia был реанимирован и даже разработан первый автомобиль возрожденной марки — гибридное ретро-купе Imperia GP. Разумеется о былых объемах выпуска речь не идет, этот гибридомобиль делают на небольшой фабрике в Льеже ограниченной серией.

Судьба «Минервы»

Не менее интересна судьба и другого крупного бельгийского автопроизводителя, компании Societe Anonyme Minerva Motors. Начиная с 1897 года Minerva выпускала велосипеды, через три года начался выпуск мотоциклов, а ещё через два года — автомобилей. К 1904 году Minerva разрабатывает ряд успешных моделей, которые пользуются успехом не только в Бельгии, но и в других странах. Более того, Чарльз Роллс, будущий соучредитель Rolls-Royce, некоторое время продавал машины Minerva в Англии, отмечая их высокое качество и инновационные инженерные решения. Впрочем, это оценил не только он, а даже сам Генри Форд, называвший машины Minerva одними из самых технически совершенных. Кроме того, модели Minerva отличались роскошными салонами, вот почему ими пользовались представители королевских семей Бельгии, Норвегии и Швеции.

Minerva 8 AL Convertible с кузовом американского ателье Rollston успешно конкурировал в тридцатые годы с автомобилями Rolls-Royce, Packard, Duesenberg и Cadillac. Машина отличалась очень мягким ходом и бесшумным 6,6-литровым восьмицилиндровым двигателем мощностью 130 л.с. В наши дни стоимость этого автомобиля может достигать отметки в 1 млн. долларов.

Во время Первой мировой войны Minerva перенесла производство в Голландию где выпускала в основном бронеавтомобили. После войны выпуск роскошных авто возобновился и бельгийская компания вышла на американский рынок, где успешно конкурировала с Rolls-Royce. Нередко богатые американцы предпочитали британским машинам бельгийские, которые были столь же технически совершенными, но стоили дешевле. Разразившийся в начале тридцатых годов экономический кризис нанес Minerva нокаутирующий удар, после чего компания была вынуждена объединиться с Imperia. Какое-то время Minerva держалась на плаву, но в 1940 году Бельгию оккупировали немцы и использовали заводы Minerva для нужд вермахта. После войны Minerva отказалась от разработки собственных моделей, начав выпускать по партнерскому соглашению с Rover Company внедорожник Land Rover 80.

Выпускаемый Minerva по лицензии Land Rover отличался от английского собрата скошенными передними крыльями и другими доработками. Что очень не понравилось англичанам.

Закончилась история Minerva хоть и грустно, но, вместе с тем, анекдотично. Обладая хорошими инженерными кадрами, Minerva внесла ряд изменений в конструкцию Land Rover, что возмутило англичан и инициировало судебное разбирательство. Которое бельгийцы… выиграли! Оскорбленные до глубины души британцы такого простить не смогли и разорвали все отношения с бельгийской компанией. Лишившись партнера и не имея собственных моделей, в 1956 году Minerva прекратила свое существование.

Все еще жив

Самым ярким представителем современного независимого бельгийского автопрома является фирма Gillet. Основанная в 1992 году автогонщиком Тони Жилле, участником двух ралли-рейдов «Париж-Дакар», крошечная фирма с 1994 года выпускает единственный спорткар Gillet Vertigo. Тони Жилле изначально хотел построить автомобиль для гонок, но сертифицированный для дорог общего пользования. И ему это удалось. Двухместный спорткар имеет полностью карбоновый кузов, весит в зависимости от модификации от 950 до 990 кг и за свою долгую историю оснащался различными двигателями.

Gillet Vertigo не только успешно выступал в гонках, но 23 декабря 1994 года сумел преодолеть отметку 100 км/ч за 3,144 с и попал в Книгу Рекордов Гиннесса как самый динамичный автомобиль в мире. На тот момент первую сотню разменивали за 3,2 с такие суперкары как McLaren F1 и Bugatti EB110 Super Sport.

Самая последняя модификация — Gillet Vertigo.5 Spirit получила 4,2-литровую «восьмерку» Maserati мощностью 420 л.с. и шестиступенчатую секвентальную коробку. Gillet Vertigo оказался неприбыльным проектом, особого интереса со стороны покупателей к машине нет, зато в мире автоспорта бельгийский спорткар добился больших успехов, три раза выиграв чемпионат FIA GT, и неплохо выступал в других гоночных сериях. По-видимому, спортивные успехи для Тони Жилле значат больше, чем коммерческий успех его спорткара. И пускай у Бельгии давно нет своего национального автопрома, но как и в двадцатые-тридцатые годы прошлого века бельгийские автомобили по-прежнему одерживают победы на гоночных трассах.

Источник:
https://auto.mail.ru/article/70514-belgiiskie_avtomobili_kogda-to_eto_zvuchalo_gordo/