Падди Лоу: Иногда неудачи становятся стимулом реформ

Падди Лоу – один из ветеранов Формулы 1, его карьера началась в Williams более тридцати лет назад, а команды, в которых он работал, не раз выигрывали чемпионаты. Но сейчас ситуация явно иная, и в интервью F1News.ru технический директор Williams по сути признал, что ни один гонщик в мире не смог бы добиться высоких результатов за рулём машины FW41.

Вопрос: Ваше имя упомянуто в книге Эдриана Ньюи «Как построить машину», и написано там буквально следующее: в конце 80-х Патрику Хеду удалось заполучить в Williams двух талантливых молодых инженеров, Стива Уайса и Падди Лоу. С тех пор прошло тридцать лет – что стало за это время с тем молодым талантливым инженером, кроме того, что он приобрёл колоссальный опыт? Как бы вы охарактеризовали ту стадию карьеры, на которой, вернувшись в Williams, вы находитесь сейчас?
Падди Лоу: (усмехается, долгая пауза) Это интересный момент, ведь когда я пришёл в Williams, я был совсем молодым парнем, по-моему, мне было 25 лет, и я вообще ничего не знал о Формуле 1. Я и представить не мог, что когда-то вернусь в эту команду в качестве технического директора – фактически займу должность Патрика Хеда, моего первого босса. Если бы кто-то такое предположил, я бы только рассмеялся.

Но в марте 2017-го я вернулся в эту команду, чтобы взять на себя техническое руководство. У Williams 40-летняя история, это великолепный бренд, команда, занимающая очень важное место в Формуле 1, прежде всего благодаря тому, что она остаётся независимой, здесь высочайший уровень спортивной этики, и она пользуется огромным уважением со стороны соперников.

По-моему, мы по-прежнему остаёмся на третьем месте в списке самых успешных команд в истории чемпионата, но, к сожалению, эти успехи, достигнутые в первое 20-летие истории Williams, не повторились во втором 20-летии. И я вернулся сюда, чтобы принять этот вызов, стать одним из руководителей команды и вернуть её на прежние позиции, вывести на тот уровень успеха, который бы соответствовал её историческим достижениям, тому, что было сделано её основателями, Фрэнком Уильямсом и Патриком Хедом.

Если говорить о моей карьере, то в каком-то смысле это возвращение к истокам, но уже на ином уровне ответственности, и моя задача – помочь команде вернуться на лидирующие позиции. Именно этим я сейчас занимаюсь, используя опыт всех 30 лет работы, первые шесть из которых я провёл в Williams, а следующие – в других командах.

Вопрос: Вы не раз открыто признавали, что в процессе разработки машины этого года были допущены серьёзные просчёты. Какие главные задачи в этой ситуации решает руководитель вашего уровня?
Падди Лоу: Формула 1 – очень трудный бизнес, связанный с решением массы сложнейших технических задач. В современной Формуле 1 все соперники очень сильны, во всех командах работают инженеры, получившие блестящее образование. Именно Формула 1 задаёт мировые стандарты командной работы, здесь применяются самые передовые технологии, но дорога к успеху здесь очень тяжела.

Простых ответов здесь не бывает. Это 30 лет назад можно было прийти и сразу сказать: «Парни, посмотрите, вот здесь вы допустили ошибку!» После чего мы её ликвидируем и возвращаемся на лидирующие позиции. Но сейчас всё по-другому. Вы должны анализировать широчайший спектр задач, связанных с людьми, с технологиями, с ресурсами, которые есть в вашем распоряжении.

Но чтобы Williams вновь стала успешной, я должен заниматься не отдельными деталями машины, а отвечать за всю организацию в целом, чтобы у команды было правильное руководство, чтобы наши инвестиции носили не сиюминутный характер, а были рассчитаны на долгосрочную перспективу. Очень важно добиться, чтобы все работали слаженно, двигались в едином направлении, демонстрируя при этом взаимопонимание и уважение к тому вкладу в общее дело, который вносят другие.

Только выполнив эти задачи, вы можете инвестировать в необходимые технологии и заняться созданием машины, которая позволит бороться за победы.

Вопрос: Когда концерн Renault выкупил команду Lotus, они разработали некий долгосрочный план и с тех пор ведут масштабную перестройку инфраструктуры, приглашают новых специалистов, подписывают контракты с именитыми гонщиками. Но Williams – устоявшаяся и стабильная структура – вы сейчас больше заняты поиском тонких настроек всех процессов или приходится также проводить радикальные преобразования?
Падди Лоу: Приходится заниматься и тем, и другим, поскольку какие-то вещи действительно требуют радикальных реформ. Я уже говорил, что у команды огромное наследие, в том числе здесь немало людей, которые работают в Williams очень много лет. Это огромное достояние, поскольку эти специалисты очень опытные, настоящие мастера своего дела, и они понимают, что необходимо для побед, они добивались успехов в прошлом.

С другой стороны, иногда история становится тяжким бременем, и надо правильно выбирать направление развития, переключать внимание на новые цели, потому что в Формуле 1 идёт постоянный процесс обновления, и планка с каждым годом поднимается всё выше.

Мы не можем точно рассчитать время, которое потребуется для всех реформ, но за несколько недель или месяцев такие задачи не решаются. Если говорить конкретно об этом годе, то мы сделали такую машину… Вообще-то она быстрее прошлогодней, но в этом спорте всё относительно, и на фоне прогресса других команд мы откатились назад. Если в прошлом году Williams была одной из лучших команд средней группы, то теперь мы находимся ближе к концу пелотона.

Разумеется, это расстраивает, но мы должны использовать это недовольство собой, чтобы осознать тот масштаб перемен, которые необходимо произвести, чтобы переломить ситуацию. Именно это мы сейчас и делаем, и этот подход разделяют все сотрудники на всех уровнях компании. На самом деле, иногда неудачи становятся хорошим стимулом необходимых реформ.

Вопрос: В Монце мы видели какие-то проблески скорости, затем во время гонки в Сингапуре Williams Сергея Сироткина была в кадре намного чаще, чем Mercedes Льюиса Хэмилтона, и гонка действительно прошла по-боевому, хотя результат был так себе. Можно ли в этом усматривать некие признаки прогресса, или это лишь следствие определённого стечения обстоятельств?
Падди Лоу: В какой-то мере можно говорить о признаках прогресса, но я не склонен его преувеличивать. Прогресс есть, но, как я уже говорил, перемены необходимо начинать с команды, с её подходов, а машиной, которую вы видите на трассе, надо заниматься уже в последнюю очередь. Какие-то перемены уже идут, но их проявлений вы пока не видите.

В Монце мы реально участвовали в борьбе, поскольку привезли туда ряд технических новинок, и они сработали. В Сингапуре наша скорость была не столь высокой, но я должен похвалить Сергея: он провёл фантастическую гонку, великолепно оборонялся, однако, к сожалению, в определённый момент его выбили из гонки. Если бы не это, он бы финишировал на весьма достойной позиции.

Вопрос: Мы знаем, что Сергей – приятный парень и хороший гонщик, причём с инженерным образованием. Как бы вы охарактеризовали его прогресс за тот период, что прошёл с момента вашей первой встречи?
Падди Лоу: Разумеется, сейчас его уверенность в себе заметно окрепла, в этом году он приобрёл опыт многих гонок, и если что-то происходит, он уже понимает, что это значит. Сергей знает, как надо работать, у него прочная репутация. И мы считаем, что его результаты от гонки к гонки будут расти.

Вопрос: Значит ли это, хотя бы теоретически, что для вас нет особого смысла полностью менять состав команды перед следующим сезоном?
Падди Лоу: Пожалуй, я не буду говорить о гонщиках и их контрактах, поскольку этой темой занимается Клэр Уильямс, но каждый год мы, подбирая состав на следующий сезон, анализируем ситуацию, чтобы понять, какие варианты будет для нас наилучшими.

Вопрос: Тогда последний вопрос: за тридцать лет карьеры в Формуле 1 вы так или иначе работали с многими прекрасными гонщиками. Ещё больше профессионалов высочайшего уровня вы наблюдали со стороны, поскольку они выступали в других командах. И вот сейчас, когда Williams оказалась с трудной ситуации, кого из них вы бы пригласили, чтобы поскорее разобраться со всеми проблемами? Кто из них был бы наиболее полезен и эффективен именно сейчас?
Падди Лоу: Кого из них можно было бы усадить за руль машины?.. (пауза) Всё верно, я был в привилегированном положении, поскольку в разные годы работал с прекрасными гонщиками, со многими чемпионами мира, и все они были незаурядными личностями, по-своему уникальными. У каждого были свои особенности, свой подход. Все были настоящими мастерами, работать с которыми – одно удовольствие.

Падди Лоу, тогда ещё технический директор McLaren, на подиуме с Дженсоном Баттоном, победителем Гран При Канады 2011 года

Понимаете, наивысшее наслаждение ты испытываешь, когда видишь, как такому гонщику удаётся выжать из машины абсолютно всё, на что она способна. Но если честно, это не то, что нам нужно сейчас. Прежде всего, мы должны построить более быструю машину, а эту задачу должны решать инженеры, а не гонщики.

Шасси создаётся на базе команды в недрах нашего конструкторского отдела, а не на гоночной трассе. Надеюсь, вскоре мы построим машину, достойную великого чемпиона, и он сможет реализовать весь её скоростной потенциал. Сейчас за Williams выступают два молодых гонщика, и кто-то из них с течением времени может и сам стать этим чемпионом. Оба отлично справляются с делом, учитывая, какую машину мы им предоставили, и лучшим подтверждением этому стали те две гонки, которые вы упомянули, Монца и Сингапур…

Источник: f1news.ru