Оливер Роуланд: В тени Роберта Кубицы

Карьера Оливера Роуланда развивается непросто, а зачастую и нелогично. После перехода в формульные серии он быстро зарекомендовал себя, став вице-чемпионом британской Формулы Renault 2.0, потом перешёл в европейскую серию, где тоже выступал неплохо, и через год сражался за титул с Пьером Гасли (хотя в итоге и уступил). Проблема была лишь в том, что Гасли на этот момент было 17 лет, а Роуланду – 20.

Оливер дебютировал в формулах очень поздно, и практически всегда был в числе самых старших в пелотоне – хотя и не превосходил соперников в опыте. Несмотря на это, а может быть и благодаря этому, он поднимался по карьерной лестнице всё выше и выше, получил поддержку британской национальной программы Racing Steps Foundation, потом начал сотрудничать с McLaren.

Начиная с 2014-го судьба начала раз за разом сводить Оливера с Сироткиным – они вместе выступали за Fortec в Формуле Renault 3.5, затем оба входили в программу Renault, а в итоге оба попали в Williams. Однако 22-летний Сергей Сироткин – действующий пилот команды, тогда как Роуланд – только «официальный молодой пилот» команды, хотя при этом он старше обоих основных пилотов.

В этом году Роуланд пока на старт не выходил – он подписал контракт с Manor в чемпионате мира по гонкам на выносливость FIA WEC, но его команда оказалась единственной в LMP1, кто не вышел на старт первого этапа, так как у главного спонсора Manor возникли финансовые проблемы. Так что в лучшем случае Роуланд сможет включиться в чемпионат со второго этапа в Ле-Мане, а пока ограничивается работой на симуляторе.

Попасть в Формулу 1 в 25 лет сегодня нелегко, но Оливер не теряет оптимизма и продолжает надеяться, что однажды ему улыбнётся удача. Он уверен, что возраст – его преимущество, и тесты за Williams в Барселоне – только первый шаг длинного пути. Тем более, что хотя по итогам тестов он оказался одним из последних, уступив Кубице на такой же машине 0,8 секунды, по его мнению, испытания прошли успешно.

Оливер Роуланд: «Я находился в расположении команды на протяжении уик-энда, они очень хорошо меня приняли. Благодаря этому я почувствовал себя частью команды, так что на тестах не было ощущения, что я новичок. Конечно, в прессе творилось настоящее безумие из-за возвращения Роберта, а я из-за этого оказался в тени. Но я не прессу должен убедить в том, чтобы мне дали шанс, а команду. У меня здесь со всеми очень хорошие отношения, и я буду продолжать работать.

Всё прошло очень хорошо. Я не знал точно, чего ожидать, так как у команды был не самый простой уик-энд с точки зрения автомобильного баланса и подобных вещей, но я смог достаточно быстро освоиться. Уже через десять кругов я почувствовал себя за рулём достаточно комфортно, и с этого момента день складывался неплохо. Всё прошло гладко.

Программа была достаточно насыщенной, мне многое нужно было испытать. Она не включала заезды на скорость, но в то же время я должен был показать, что могу справляться с работой, когда это нужно команде, это было самым важным. В конечном счёте, я чувствовал себя достаточно уверенно, и, думаю, все остались вполне довольны.

Я знал, что 80-90% моей работы состоит в том, чтобы ехать стабильно и хорошо справляться со своими задачами. Скорость появлялась сама собой, так что я не пытался пилотировать на пределе. Может быть, три или четыре года назад я бы попробовал атаковать, но теперь, когда я старше, понимаю, что должен действовать зрело, и это с большей вероятностью даст мне шанс, чем если бы я, очертя голову, бросился атаковать.

Я не думаю, что мой возраст это проблема. Быть старше – не самая большая проблема. Я думаю, что в Williams ищут кого-то, кто способен хорошо справляться со своей работой, и когда вы берёте молодого гонщика, то принимаете на себя риск, что он не даст вам ни очков, ни обратную связь. Они могут быть быстрыми, но риск состоит в том, что молодые пилоты чаще допускают ошибки, так что я не считаю, что мой возраст – проблема.

Сергей моложе меня, но он перешёл из картинга в формулы очень юным, и мы всегда выступали в сериях одного уровня. Я пошёл в Формулу Renault, а он, кажется, в Формулу Abarth, затем он быстро оказался в Мировой серии, и черед год мы встретились там и выступали вместе. Его второй год в этой серии был моим первым, так что на самом деле в карьерной лестнице он меня немного опережал.

Я не знаю всех деталей, но мои переговоры с Williams начались немного раньше, чем на сцене появился Сергей, так что изначально разговор шёл о более обширной программе, чем есть у меня сейчас. Но мне пришлось смириться с работой на базе команды. В тот момент у меня появилась надежда, но я реалист. Я знал, что на самом деле этого не произойдёт. Шансы Роберта на место основного пилота были выше, только затем в очереди был я. А потом пришёл Сергей, очень хорошо проехал тесты, и наши шансы пошли вниз.

Быть вдалеке от Формулы 1 тяжело. Ты буквально чувствуешь, что дрейфуешь где-то далеко, но потом возвращаешься в паддок. Это тяжело и с точки зрения мотивации. Я всегда где-то выступал, в Формуле 2 или Мировой серии, и давление, которое там испытываешь, помогает тебе двигаться вперёд. Теперь же этого нет, и мне нужно искать другие источники мотивации. Но с другой стороны, это позволяет мне быть гибче в отношениях с командой, больше узнавать о машине и работе с ней. Раньше я был постоянно занят соревнованиями, а теперь могу интересоваться чем-то ещё и заниматься другими вещами.

Я должен научиться немного лучше играть в эту игру. Знаете, все эти вещи, вроде умения оказаться в нужное время в нужном месте, налаживания отношений и так далее. Всё это – важные элементы, которых тебе не хватает, когда ты молод и пытаешься победить. Вчера, выбирая между скоростью и хорошей работой, я понимал, что если начну атаковать и проеду быстрый круг, но затем окажусь в гравии в четвёртом повороте, то напротив моей фамилии просто поставят большой красный крест.

На данный момент у меня надежда только на Williams. Ситуация непростая. Я не остался в Renault, потому что там не было вакансий, и они ясно дали мне это понять, так что всё было честно. Отношения с McLaren были давным-давно, и сейчас ситуация в команде сильно изменилась. Когда я работал с ними, там были Мартин Уитмарш и Рон Деннис, а сейчас я никого там не знаю. Так что никаких связей у меня не осталось. У Red Bull две команды в чемпионате, и я не могу к ним пойти, в Ferrari и Mercedes тоже, у Sauber соглашение с Ferrari, так что другие гонщики имеют преимущество

В Williams всё тоже непросто – официальный резервный пилот команды Роберт, так что я стою на ступеньку ниже его. Я могу лишь делать всё возможное, чтобы проявить себя, и когда получу свой шанс, надеюсь, смогу эффективно поработать. Мы хорошо ладим с Робертом, у нас близкие взгляды и похожий подход к работе. На самом деле Роберт – очень хороший актив. Приятно учиться у него и смотреть на то, как он взаимодействует с командой и другими людьми, потому что у него огромный опыт.

Всё это сложный вопрос Я думаю только о том, чтобы добиться максимума от самого себя. По результатам сотрудничества с Робертом совершенно понятно, что он отлично справляется, и я многому у него могу научиться. Поэтому я не думаю о том, как его обойти, я больше сосредоточен на том, что могу у него перенять, изучить его опыт и использовать в своих интересах.

На мой взгляд, нет сомнений, что я достаточно быстр. Я сражался с Пьером Гасли, и многими другими, и был столь же быстр, как они, или же опережал их. Теперь многие из них выступают в Формуле 1, так что это меня не беспокоит. Я считаю, что мне нужно просто доказать, что я подхожу по всем остальным параметрам».

Источник: f1news.ru